логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
ФГИУ сбрасывает балласт - «Контракты» №35 Август 2000г.


ФГИУ сбрасывает балласт

Государство наконец решило судьбу 2,5 тысячи приватизационных неликвидов

Вступил в силу разработанный Фондом государственного имущества порядок продажи приватизационных неликвидов - акций предприятий, которые приватизаторы не могли продать в течение 1995-1999 годов. Таким образом государство сбросит с себя непосильное бремя управления малопривлекательными предприятиями и отпустит их в "свободное рыночное плавание".

Приватизационные тормоза

Проблема неликвидов всегда была для ФГИУ как бельмо на глазу. Еще бы, несколько тысяч пакетов акций, которые годами не удавалось продать, не только портили официальную статистику, но и отнимали у приватизаторов массу времени и сил. Финансовые посредники также всякий раз сквернословили, когда лицетатор на очередном биржевом аукционе часами перечислял названия десятков пакетов непривлекательных акций.

Однако Фонд ничего не мог сделать. Пока существовала бумажная приватизация, выход еще был - неликвиды щедро раздавали гражданам на сертификатных аукционах. Ничего страшного в таком поведении государства не было, поскольку оно все равно еще худший владелец тысяч малопривлекательных предприятий, чем какой-нибудь пан Попудренко, ставший обладателем десятков тысяч акций некоего оскудевшего ивановского АТП. Что и доказал бесславный полуторалетний опыт существования специально созданного Национального агентства по управлению государственными корпоративными правами. К тому же недоприватизированные предприятия не разрешали ни банкротить, ни капитализировать.

Бумажная приватизация закончилась, а законодательство все еще не позволяло продавать акции дешевле номинальной стоимости. Расходы нового владельца на расчистку многих предприятий от всего того хлама, стоимость которого подсчитывалась в строке "основные фонды", мало кого из депутатов волновали.

Наконец приватизаторы смогли получить право продавать акции по цене, ниже номинальной. Но тут по их души и должности явились правоохранительные органы, которые с готовностью расследовали каждое обвинение ФГИУ в дешевой распродаже акций. Надежды на то, что украинцы в погонах учтут опыт Германии, которая за три года приватизации в бывшей ГДР потратила (!) на нее более чем DM130 млрд (!!!), были напрасными. Поэтому Фонд во главе с Александром Бондарем ограничил минимальную цену продажи 70 процентами номинала и... проблема неликвидов опять зависла. Более того, ее усложнил отказ от бесплатной раздачи акций предприятий агропромышленного комплекса аграриям. ФГИУ не мог продать много из этих предприятий даже даром.

Лучше, чем ничего

Законодательное обеспечение решения этой застарелой проблемы наконец было зафиксировано в Государственной программе приватизации на 2000-2002 годы. ФГИУ предложил трехэтапный механизм продажи неликвидов (см. "Три этапа..."). Вряд ли можно назвать его лучшим из всех возможных вариантов. Например, непонятно, почему государственный пакет на льготных условиях предлагают именно льготникам и каким образом эти льготники будут его выкупать? Почему именно за половину номинальной стоимости?

Продажа через "голландские аукционы", на которых в ходе торгов цена снижается до появления первого покупателя, кажется более целесообразной. Во-первых, все в равных условиях. Во-вторых, Фонд мог бы получить больше денег. Что касается вероятных обвинений в занижении цен продажи или умышленной договоренности покупателей, то как раз по этим параметрам такой вариант ничем не хуже избранного ФГИУ.

Но народных депутатов такие тонкости продажи неликвидов не интересовали. Уже после того, как программа приватизации начала действовать, продавцы в самом Фонде заявили о своем небольшом желании выполнять эту норму закона и даже предрекали, что соответствующая нормативная база по этому пункту появится еще не скоро. Но ошиблись: ФГИУ сам разработал эту программу, и отказываться от ее выполнения было поздно. В средине августа Порядок выкупа непроданных в период с 1995 до 1999 гг. акций открытых акционерных обществ, созданных на базе объектов группы Б, В (тех самых неликвидов), на условиях, определенных пунктом 57 Государственной программы приватизации на 2000-2002 годы, вступил в силу.

Как и ожидалось, самым слабым местом этого документа стало определение списка акционеров, которые уже приобрели акции предприятия на льготных условиях, а теперь опять имеют право на выкуп. Фонд возложил персональную ответственность за полноту списков, достоверность приведенной в них информации, информированность граждан о сроках и условиях выкупа на председателя правления акционерного общества. Распределение акций для выкупа осуществляется по отдельному решению правления общества. Во многих случаях председатель правления - это не только бывший директор, но и самый большой акционер, и самый влиятельный член правления. Поэтому не тяжело понять, как будут составлять эти списки.

Даже если председатель правления добросовестно отнесется к выполнению своих обязанностей, провести распределение ему будет тяжело. Фонд в свой порядок вписал только рекомендации. По мнению приватизаторов, основными факторами, влияющими на размер пакета акций, может быть "личный вклад в результаты производственно-хозяйственной деятельности" или "должность, которую работник занимает или занимал ранее". Кроме того, в случае отказа кого-то из списка выкупать акции председателю правления придется повторять всю эту процедуру для оставшихся непроданных акций. Например, кто-то из работников не хочет представлять декларацию о доходах, что записано обязательным условием покупки акций на сумму, выше 750 грн.

Лучше подождать

Есть ли смысл акционерам-льготникам участвовать в выкупе? Вообще как воспользоваться этим порядком продажи неликвидов?

Все зависит от распределения акций акционерного общества и отношений между его акционерами. В простейшем случае, когда в одних руках уже сосредоточено более чем 75% акций (такой пакет, по украинским законам, дает полную власть над предприятием), этому акционеру лучше дождаться процедуры аннулирования. После нее у всех доля акций соразмерно вырастет. (Например, аннулирование 20% пакета увеличивает долю каждого акционера в уставном капитале на 25%.) Что касается размера уставного фонда, то от него, кажется, зависит только максимальный размер эмиссии облигаций. При желании владелец 75% потом проведет решение об увеличении уставного фонда, но деньги в этом случае пойдут уже на предприятие, а не государству.

Такой же путь нужно выбирать и при согласии между крупнейшими акционерами: лучше договориться между собой и дождаться аннулирования.

Самый лучший случай для ФГИУ - наличие конфликта между крупными акционерами. Тогда еще остается шанс, что пакет купят на бирже или в торговой системе. Если же номинальная стоимость его слишком высока, то претендующие на увеличение своей доли должны попробовать через финансовых посредников скупить акции у льготников, которые получают право на 50-процентную скидку (эти схемы уже хорошо отработаны). Но, понятно, что в случае конфликта между правлением и акционерами "со стороны" последним лучше не доводить дело до этого этапа, а покупать пакет на организованном рынке, хотя он и будет стоить дороже.

Если никому из акционеров, например, в случае полного отсутствия у них денег, этот государственный пакет не нужен, но потенциальный инвестор существует, последнему тоже лучше дождаться аннулирования. Как уже указывалось выше, доля каждого акционера в таком случае соразмерно вырастет.

P.S. На прошлой неделе Президент подписал Закон "О внесении изменений в Закон "О приватизации небольших государственных предприятий" (малой приватизации"), которым установлена минимальная цена продажи таких объектов. Отныне она не может опускаться ниже 50% начальной цены.

Дмитрий КОШЕВОЙ
Главное
Контракты №35 / 2000


Вы здесь:
вверх