логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
"Контракты" заинтересовались Олегом Салминым - «Контракты» №38 Сентябрь 2000г.


"Контракты" заинтересовались Олегом Салминым

ПОТОМУ, ЧТО в то время, когда топливно-энергетический комплекс страны стал ареной нескончаемых кадровых разборок, он один из немногих руководителей в ТЭКе, который не имеет претензий к правительству, причем правительство отвечает ему тем же

ОЛЕГ САЛМИН:
Я не думаю, что нефтяники в Украине - богатые люди. В "Укрнефти", которая всегда рассматривалась как цех при Кабмине, багатыми были не те, кто работал в цеху, а те, кто реально ним управлял

"Мы - хозяйственная структура и в политических играх не участвуем"

- Отразились ли как-то на работе холдинга последние кадровые перестановки в НАК "Нефтегаз Украины"? Ведь вы все-таки находитесь в его структуре.

- НАК - наш акционер, у которого контрольный пакет акций "Укрнефти". А "находиться в структуре" - это когда ты являешься либо дочерним предприятием, либо структурным подразделением. А вообще любые политические события в стране отражаются на таких значительных компаниях, как наша. Все, что сегодня происходит в Кабмине, также касается нас, ведь за всеми этими дискуссиями стоят политические силы, которые хотят видеть "своего" человека на должности председателя правления компании, получающей 180-200 миллионов гривен живыми деньгами ежемесячно.

- Олег Владимирович, вы, наверное, единственный руководитель из "газо-нефтяного" сектора, кто еще не выразил недовольства в адрес правительства...

- Действительно, у нас есть понимание с правительством. Хотя еще в начале 2000 года компания практически стояла на коленях. На 1 января 2000 г. у нас было 470 миллионов гривен долга перед бюджетом. Я называл этот долг искусственным, поскольку нефть забирало само государство через свои уполномоченные структуры - Госкомрезерв, Минагропром и не рассчитывалось за нее. При этом налоговая начисляла нам долги. Словом, замкнутый круг.

Мы отдаем ликвидный продукт, с нами не рассчитываются, и с нас еще высчитывают налоги, накладывают пеню и штрафные санкции. И этот круговорот продолжался года три-четыре. Мы попали в цейтнот, из которого не смогли бы вырваться. И только в феврале мне удалось объяснить и премьер-министру, и вице-премьерам, что компанию не следует загонять в угол. Если дать компании возможность реализовать ликвидную продукцию, то мы сможем наполнять бюджет живыми деньгами. И тогда, возможно, "Укрнефть" станет пилотным проектом, который покажет нашей стране, что можно вырваться из того замкнутого круга, в котором Украина находилась до начала 2000 года. Мы получили "добро".

- Тот февраль оказался переломным для судьбы "Укрнефти"?

- Да. И уже за первые два месяца мы показали результаты. Начали проводить конкурсы внутри компании для агропромышленного сектора. Ввели новые правила игры - подекадную продажу нефти. Оплата осуществляется в течение десяти дней на условиях 100% предоплаты. Если человек не заплатит вовремя, он лишается права на тот объем нефти, который ему выделяется. Это был сложный период, но мы приучили людей брать нефть по предоплате. До нас никто на условиях предоплаты не работал. После этого вывели ее продажу на внешние аукционы. Здесь опять получили поддержку и понимание Кабмина. Хотя мы немного "отредактировали" условия проведения конкурса, предложенные правительством.

- Что именно "отредактировали"?

- Нам предлагали, чтобы сначала все деньги шли в банк, а потом поступали к нам. Мы же настояли, чтобы деньги шли сразу в компанию. Не хотели попадать в зависимость от банка. Вообще мы очень четко определили: мы - хозяйственная структура, которая занимается добычей и реализацией нефти, и в политических играх не участвуем. Вы же понимаете, что такое политика? Это - популизм. Приходят недовольные и начинают: "В "Укрнефти" такое делается! И куда они только нефть не отгружают!" Как результат - проверки. Звучали угрозы. Мы все это прошли.

Открытые аукционы сделали рынок прозрачным. Если первые проводили у себя, и о них знали только потребители, то теперь это стало публичной акцией. И цена на нефть выросла со $105 до 225. Это серьезный показатель, наши люди забыли, что такое задолженность по заработной плате, мы оплату на 60 процентов увеличили. Компания вносит 100 миллионов гривен в бюджет ежемесячно. Живыми деньгами больше, чем мы, никто не выплачивает - ни одна компания в Украине. Наши структурные подразделения увеличили объемы бурения, мы стали вкладывать деньги в геологоразведку.

"Укрнефть" продавать еще рано"

- Экономисты допускают, что в ближайшем будущем "Укрнефть" станет объектом номер один в ходе дальнейшей приватизации. Каким, по вашему мнению, будет сценарий перепродажи блокирующего пакета акций?

- Компания вполне может претендовать на позицию номер один в приватизации. Мы уже занимались презентацией "Укрнефти", часть пакета акций вывели на американский рынок. Но продавать "Укрнефть" можно по-разному. Если продавать ее сейчас, то это одна сумма денег, если же речь идет о том, чтобы сделать ее вертикально интегрированной компанией и объединить с каким-то нефтеперерабатывающим заводом, то это будет другой порядок денег. Для того, чтобы вести речь о процессах приватизации, следует еще раз вернуться к вопросу структурирования нефтяного комплекса Украины, поскольку нефтяная отрасль страны еще имеет возможность создать вертикально интегрированную компанию.

- А кто вероятный покупатель?

- Трудно сказать. Очевидно, те компании, которые владеют нефтеперерабатывающими заводами. "Укрнефть" добывает 3 миллиона тонн нефти. Средняя загрузка наших НПЗ - от трех до шести миллионов. Любой завод, который обрел владельца, будет заинтересован в собственной добывающей компании, которая обеспечивала бы стабильную загрузку завода. "Укрнефть" сама заинтересована иметь свой НПЗ, чтобы не зависеть от других заводов. Исходя из государственных интересов, целесообразно, на мой взгляд, объединить перерабатывающий завод с "Укрнефтью" и получить замкнутый цикл от добычи нефти до ее переработки и реализации.

- В одном интервью вы сказали, что "Укрнефть" планирует начать освоение месторождений в Тюмени на условиях концессии, но этому мешают проблемы. Какие именно?

- Сегодня для работы за границей следует иметь сертифицированное оборудование. У нас его пока нет, нам следует аккумулировать часть денег для его закупки. Есть проблемы чисто организационные, поскольку у нас до сих пор еще никто этим не занимался. Но у нас уже есть договоренность с Кабмином о поддержке "Укрнефти" в случае ее презентации на международном уровне. Мы развиваем программу использования концессий. Открыто представительство Украины в Йемене, там тоже решается вопрос получения концессий.

"Нет у нас нефтебаронов"

- Кроме КИИГА, вы окончили Институт банкиров. Могли бы рассказать о своем втором студенчестве?

- Я уже работал в "Капитал-Трасте", когда учился в Институте банкиров. Два месяца там занимала сессия, два месяца - семестр. Интересный период жизни, там я прошел банковскую специализацию. Студенты занимали должности начальников управлений банков, руководителей компаний. Случалось видеть, как люди нередко предпенсионного возраста садятся за книги, опять прилежно учатся. Необычные были студенты, но людей, которые в таком возрасте вновь сели за парту, вряд ли можно считать слабыми.

- Сколько акций компаний принадлежит непосредственно вам?

- Свой приватизационный сертификат я вложил в акции "Укрнефти", поэтому сам я - ее малый акционер. Мне принадлежит то ли семь, то ли семнадцать акций.

- Об одном из руководителей НАКа рассказывают, что он развлекается, охотясь в Африке на львов, может выбросить огромную сумму на безделушку. Такой широкий размах свойственен всем "нефтяникам"? Вот вы - бережливы или расточительны?

- Богатые люди любят охоту. Но то, куда, с кем и на кого ездят охотиться руководители нефтяных или газовых компаний, я не хотел бы обсуждать. А расточительны мы или бережливы... Если у людей есть прибыль, то они могут позволить себе приобрести понравившуюся вещь. Я не думаю, что нефтяники в Украине - богатые люди. Они богаты в Саудовской Аравии. Возможно, уже богаты и в России. У обывателя нефтяник ассоциируется с арабским шейхом, который "сидит на скважине" и продает нефть на международных рынках, или с российским олигархом. У нас "Укрнефть" раньше всегда рассматривалась как цех при Кабмине. А люди, которые работают в цеху, никогда не были богаты, богатыми были те, кто реально управлял цехом.

- Вы по натуре игрок? Бываете, например, в казино?

- Нет. В казино я чувствую себя неуверенно, поскольку не могу контролировать процесс, не могу направлять движение шарика, рулетки. Я люблю большой теннис, футбол, в последнее время увлекся сквошем.

- Могли бы вспомнить свой самый приятный выходной день?

- Когда удается побыть с семьей. Хочу, когда пожелтеют листья, поехать с женой и сыном в Софиевский парк.

- Вы окончили школу высшего пилотажа. Летаете ли иногда? Не хотели бы иметь свой собственный самолет?

- Хотел бы летать, но для этого нужно время. Собственный самолет покупать не буду (улыбается) на нынешнем этапе такая покупка выглядела бы как "олигархическая выходка".

- У вас есть занятие для души?

- Хотел бы заняться антиквариатом. Каждая старинная безделушка - это дыхание времени. Она позволяет заглянуть в прошлое. Как не удивительно это прозвучит, думаю, можно было бы даже написать какую-то историю антиквариата.

- Ваши друзья это в основном нефте- и газобароны?

- Дружба - это дружба, она далеко не всегда определяется общим местом работы или одинаковыми должностями. Это слишком сложно, иногда стихийно, иногда и сам не можешь объяснить, почему именно этот человек входит в число близких друзей. Говорят, что друзей нужно выбирать осторожно, но есть и другое мнение - друзей не выбирают. А что касается "баронов"... Нет у нас баронов. Барон - это звание, которое семья Ротшильдов или Рокфеллеров, скажем, зарабатывала сотнями лет. Так же, как купец в России. У нас сейчас есть только трейдеры. Сегодня мы все пока торгуем, а я - просто наемный, возможно, неплохой, менеджер.

- Считается, что благодаря вам стоимость компании выросла втрое. Это везение, сила знаний или что-то еще?

- Знания само собой плюс целенаправленность. А везение... Оно должно быть, но я называю это благоприятным стечением обстоятельств. В феврале мне повезло, я попал на заседание губернаторов, которое проводил премьер-министр. Как оказалось, там непросто взять слово, но когда я все же вышел, мне удалось удерживать внимание присутствующих в течение сорока минут. И пошли перемены, поскольку люди поняли, что ситуация в "Укрнефти" иная, чем та, какой ее представляют.

Лана САМОХВАЛОВА

На фото Светланы СКРЯБИНОЙ: Олег Салмин: "Черное золото" поможет вырваться из замкнутого круга

Досье

Олег САЛМИН родился в 1967 году в Запорожье. В 1989-м окончил КИИГА. В 1994-1995 гг. - президент ГП "Капитал-Траст" и параллельно студент Института банкиров при банке "Украина". В 1997-1998 гг. - вице-президент компании "Ренессанс-Капитал", генеральный директор представительства "Ренессанс-Капитал" в Украине. С 1998 по 2000 г. - член правления НАК "Нефтегаз Украины". С 1 января 2000 года - председатель правления ОАО "Укрнефть". Женат. Сыну пять лет.

Контракты №38 / 2000


Вы здесь:
вверх