логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
1995 - год укрощения инфляции и активной приватизации - «Контракты» №45 Ноябрь 2000г.


"КОНТРАКТАМ" - 10 лет

Продолжаем серию публикаций, посвященную 1990-2000 годам. Это время деятельности "Галицких контрактов", годы роста и испытаний украинского предпринимателя. Если и вам есть что вспомнить об этих годах - звоните на спецсвязь "Контрактов", пишите, предлагайте темы. Сегодня разговор о годе 1995-м.

Михаил ВЕЙСБЕРГ, президент ИД "Галицкие контракты"

1995 - год укрощения инфляции и активной приватизации

Также в этом году:

Год начался с письма Минфина, снизившего ставку НДС до 20%. Письмо, бесспорно, войдет в новейшую историю, как единственный пример незаконных действий власти в ПОЛЬЗУ предпринимателей. Вступает в силу закон о налоге на прибыль. События вокруг закона - один из главных сюжетов года. Еще не успели отзвучать радостные возгласы "Наконец!", как внимательные читатели заметили в тексте кое-что подозрительное.

Все хозяйственные операции, у которых срок между получением товара и оплатой за него превышал 30 дней, объявлялись "для целей налогообложения" кредитными. То есть все понимали, что ничего общего с кредитом здесь нет, но "для целей налогообложения" соглашались думать иначе. Не уложился в 30 дней - за каждый следующий начисляется налог. Кроме "кредитной" ловушки в законе была еще одна: среднемесячные "обычные" цены. Продал дешевле - разница облагается налогом. Никто не въезжал: почему нельзя продавать дешевле конкурента? Даже те, кто хотели быть законопослушными, не понимали: откуда брать те самые "обычные" цены? И откуда их будут брать налоговики?

Потом началась борьба здравого смысла с реальностью: закон как бы действовал, но пользоваться им было невозможно. В марте ВР проголосовала за мораторий на определенные статьи. Потом о законе забыли вплоть до июня, потом появились Правила, которые пришлось похищать и печатать нагло, в неокончательной редакции, потому что окончательной нечего было и ждать. Так вошел в общее пользование закон, по которому платим налог и теперь.

Именно в 1995 году произошло определенное переосмысление всего, что связано с налогами. До тех пор считалось, что просто случайно кто-то принял неудачный документ, но нужно потерпеть, документы исправят и налоги станут более справедливыми и более логичными. Однако понемногу стало понятно: налоги всегда будут такими двусмысленными, потому что это упрощает для налоговика процесс наполнения бюджета. Кроме налоговиков, с проверками на фирму приходили Пенсионный фонд, Фонд занятости, контрольно-ревизионная служба, облавтодор, статистика, санэпидемстанция, Госиннофонд, пожарные, Гостехнадзор, инспекторы по защите потребителей, инспекция по ценам. И это не считая рэкет, уголовные группировки. Проблемы 90-92 гг. по сравнению с этим казались забавами.

Другим важным сюжетом года было укрощение инфляции и введение в связи с этим гривни (второго так и не произошло). Доллар вел себя на удивление спокойно: год начался на уровне 145-152 тыс. крб, а через восемь месяцев - в середине августа - курс еще стоял на отметке 150-155 тыс. НБУ напропалую отбивался от всех, кто требовал дополнительных эмиссий. Это называлось жесткой монетарной политикой. Появились ОВГЗ - облигации внутреннего государственного займа.

Распространяя их среди банков, правительство впервые получило неэмиссионный источник для покрытия дефицита бюджета. Будущий доход от облигаций декларировался на уровне 100% годовых (первые выпуски - 900% годовых!). Откуда правительство собирается брать деньги на погашение облигаций - неизвестно. Чем-то это напоминает классическое МММ, но корабль плывет, курс доллара стабилизируется, Пинзеник и Ющенко делают заявления об оптимальных условиях для введения гривни, Кучма объявляет дату - "не позже октября".

В конце августа доллар неожиданно прыгает до 200 тыс., и хотя в течение недели курс возвращается на уровень 171-179 тыс., все воспринимают прыжок как трагедию, как похороны мечты о стабильности. Ющенко оправдывается, аналитики обвиняют всех подряд, включая Кучму, который на каком-то совещании накануне заявил, что курс карбованца завышен на 30%. На самом же деле, в первую очередь сработала ужасная эмиссия под урожай, которую все же пробили через Нацбанк. 21 сентября Кучма заявляет, что денежная реформа будет перенесена на 1996 год. После ссылки на МВФ, который отчего-то не соглашается предоставить Украине стабилизационный фонд, Президент резюмирует: "Не хочется рисковать". Разочарование мешает общественности оценить едва ли не главное достижение года - инфляцию меньше 30% (сравните с 300% в 1994 году, и 30 000% - в 1993-м).

В июне Евгения Марчука окончательно утверждают на должность главы Кабмина. Первым вице-премьером становится днепропетровский председатель облсовета Павел Лазаренко. Должность Пинзеника теперь звучит как "вице-премьер по вопросам экономической реформы" (к экономической реформе почему-то всегда много вопросов). Набирает влияние глава Администрации Президента молодой Дмитрий Табачник. ВР утверждает нового председателя Комиссии по вопросам финансов - Николая Азарова.

В обороте появляются купонокарбованцы номиналом 1 миллион, деньги номиналом 500 крб изымаются из оборота, цены округляют до 1000. В "Контрактах" начинают печатать рекламы заграничных эротических телефонов. Сомнения редакции в целесообразности такого рода рекламы в деловой газете рекламодатели рассеивают: "Вас читают офис-менеджеры, а им очень надо немного расслабиться, хотя бы и по телефону".

Фонд госимущества с Ехануровым во главе продавливает приватизацию, хотя задача приватизировать 8000 предприятий за год кажется нереальной. ВР голосует за право трудовых коллективов на приватизацию предприятий по сниженным ценам. Президент поправляет - "только до лета". Некоторые успевают и до лета договориться с трудовыми коллективами и что-то купить за бесценок.

Есть просто вопиющие факты: коллектив крупнейшего в Европе металлургического комбината "Азовсталь" просто выкупил комбинат в собственность. Недорого. Случаются и смешные вещи. "Контракты" пишут: на аукционе в Ивано-Франковске небольшой комиссионный павильон продан за 15 млрд крб ($100 тыс.). За такие деньги можно купить несколько магазинов в Цюрихе и Вене, не говоря о Праге или Будапеште. Но наши украинские комиссионные павильоны - как оказалось - самые дорогие в Европе.

Заканчивался год грустно. Граждане понемногу привыкали, что на первом канале ТВ теперь не "Останкино", а свой, отечественный, первый канал. Те, кто все же смотрел "Останкино", уже не находили на экране Влада Листьева. Влад был убит в подъезде, почти на пороге собственной квартиры.

Контракты №45 / 2000
Вы здесь:
вверх