логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
"Контракты" заинтересовались Иваном Малковичем - «Контракты» №7 Февраль 2001г.


"Контракты" заинтересовались Иваном Малковичем

Потому, что уже 8 лет его издательство (подобного которому нет в Украине) издает и продает детские книги, которые могут конкурировать даже с зарубежными изданиями, не говоря уже о российских

На двери своего офиса директор частного детского издательства "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА" г-н Малкович повесил табличку (которую сам и написал):

"Уважаемый, если ты стоишь перед нашей дверью чтобы:

- зайти и выпить кофе с коньячком - сделай это лучше в кофейне;

- зайти и поболтать - сделай это лучше в Гайд-парке;

- зайти, чтобы на нас посмотреть, - пойди-ка лучше на показ моделей;

- на шару воспользоваться компьютером - знай: шара закончилась.

За этой дверью пару утомленных частыми посетителями людей создают ДЕТСКИЕ КНИЖЕЧКИ, не отрывай их, пожалуйста, от работы, украинские дети тебе этого не простят. Понимаешь?.."

Мы понимаем, но о тех, кто пришел, чтобы взять интервью, там ничего не говорилось...

"Мы можем показать российским коллегам, что делаем книжки не хуже, чем они, и даже лучше"

К Ивану Малковичу невозможно относиться равнодушно. Им восторгаются (один из лучших поэтов-восьмидесятников), ему завидуют (чем пьянствовать в дешевых кофейнях и в сигаретном дыму говорить о вечном, как подобает литераторам, он, видите ли, делает бизнес и ходит с мобилкой). О нем сплетничают. Мол, суровый вуйко Иван, но справедливый. Команду свою муштрует - дальше некуда, и шагу не ступишь, чтобы без участия директора. Он вместе с подчиненными и планирует, и рисует, и редактирует, и верстает, и на скрипочке играет... Причем в прямом смысле - на кассетах и компактах, продающихся в комплекте с книжками издательства и отдельно, веселая компания читает напечатанные в тех же книжках стихотворения, а сам г-н директор сопровождает все это игрой на скрипке.

- Г-н Малкович, когда-то в маленьком интервью "Контрактам" вы сказали, что украинское книгопечатание - это пока что не серьезный бизнес, а скорее патриотическое донкихотство. Так что же вас толкнуло на это донкихотство?

- Исключительно незнание, что это путь донкихотства. Тогда, в 1992 году, я хотел для своего старшего сына издать "Абетку" из твердой бумаги, ему такие книжки очень нравились. Задумал сделать книжку из клееного картона, только корешок должен был быть более 20 миллиметров. Я пошел по издательствам, все говорили, что 16-17 склеек невозможно сделать. Потом обратился к директорам фабрик, они тоже сказали, что это невозможно, тогда я материально заинтересовал простых рабочих фабрик, и они сделали все, что мне было нужно.

- Где вы взяли деньги? Вам кто-то помог или были свои сбережения?

- Помог тогда мой знакомый (теперь кум). Простой человек, имел свое дело - принимал вторсырье. Он и одолжил мне под небольшой процент 25 тонн картона.

Напечатал я эту книжку тиражом 50 000 экземпляров, нашел людей, которые сразу купили у меня где-то, кажется, 3 000 книжек, и уже на эти деньги я смог выкупить на фабрике еще часть и так постепенно выкупил весь тираж. После "Абетки" у меня такого большого разового тиража больше не было. И весь он тогда разошелся. Я рассчитался со своим кредитором, и вот так началась "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА". Издательство я зарегистрировал еще до того, как вышла "Абетка".

- Тогда было проще продать такой большой тираж?

- Безусловно, раньше я мог давать книги под реализацию, теперь этого не делаю. Так как где-то исчезают и люди, и фирмы. Я продаю книги только за предварительную оплату, а это значительно сужает рынок сбыта.

- Если послушать наших издателей, создается впечатление, что в Украине абсолютно невозможно заработать на издании книг...

- Заработать можно. Например, мне для этого следовало бы издавать книги на русском языке, даже в Украине. Здесь я принципиально не стану этого делать. А вот в России... Сейчас размышляю над таким проектом. Только надо писать где-то на книге "перевод с украинского". Мы для россиян колоссальный рынок сбыта, и не больше. Но мои книги могут конкурировать на их рынке, и мы можем показать россиянам, что делаем книги не хуже, чем они, и даже иногда лучше, чтобы нас там не клеймили как каких-нибудь отсталых аборигенов. Но проблема в том, что наша книга в России должна быть не дороже, чем их. В России есть несколько фабрик с современным оборудованием, но туда пробиться нелегко. Они печатают только большими тиражами, а мои сегодняшние тиражи от 3 000 до 10 000 - при необходимости их всегда можно допечатать...

"Украинское книгопечатание может спасти только фиксированный налог на иноязычную продукцию"

- Насколько мне известно, частного детского издательства такого уровня, как ваше, в Украине больше нет...

- Это свидетельствует о том, что это невыгодно делать. Пока. Надеюсь, когда-нибудь мы сможем обеспечивать книгами всю Украину по гораздо более низким ценам. Мы делаем все по мировым стандартами. А такого уровня печати, как мне нужен, в Украине не сделаешь. Здесь господствует 20-процентный НДС на полиграфию, нет нормальной отечественной бумаги, а вся ввезенная из-за границы - чуть ли не самая дорогая в Европе. Да что рассказывать... Об этом во всех интервью говорят все издатели. Я печатаю свои книжки в Словакии, где, в отличие от Украины, печатают качественно, не воруют, и это ничуть не дороже, даже дешевле, чем здесь. Там же печатают свою продукцию многие российские издатели, и когда я ввожу украинские книжки в родную страну, плачу 40% налога, а россияне оттуда же везут к нам свои книги практически даром - за 2%. Заплатив каких-то 500-1000 гривен, они ввозят 20-тонные фуры книг! За такие украинские законы российская Дума должна финансировать наших чиновников по седьмое колено включительно.

- Наш парламент уже принял в первом чтении закон о льготах книгоиздателям. Скоро будет лучше.

- Я подсчитал, что этот закон удешевит украинскую книгу на 12%, но все равно она будет намного дороже, чем российская. Россия просто демпингует, у нее вообще ниже цены. Нужно, чтобы украинская книга получила здесь такие же нулевые налоги, как те, что действуют в России уже шесть лет.

- Но ведь от этого деньги на издание не появятся?

- В том то и дело, что нет. Ежегодно из Украины в Россию вывозится до 100 000 000 "книжных" долларов. Так что к тому, что в России книгопечатание стало мощным бизнесом, приложили усилия и украинцы. Почему иностранные автомобили мы можем облагать налогом, а книги - нет? Ни одно государство, кроме Украины и разве что Белоруссии, не допустит на своем рынке подобного демпингования. Например, в богатой Швеции чужеземная книга облагается 25% налогом.

Смешно надеяться, что государство или родные олигархи поддержат украинскую книгу. Поэтому мне остается присоединиться к тем, кто считает, что спасти ее может только введение фиксированного налога (скажем, 1 грн на иноязычную книгу, 5 коп. на иноязычную прессу и 20-40 коп. на иноязычные журналы) сроком хотя бы на пять лет на продажу в Украине иноязычных изданий и отечественного, и иностранного производства. Доходы с такого налога должны поступать на прозрачный счет, вплоть до создания странички в Интернете.
Причем исключения в фиксированном налогообложении следует делать минимальными, так как иначе находчивые деловары задокументируют под "исключения" чуть ли не всю книжную продукцию. Налогом не должна облагаться только русская и другая мировая классика (которая входит в школьные и вузовские программы) на родном языке (Пушкин - на русском, Шекспир - на английском), отдельные узкоспециализированные издания и продукция, изготовленная в Украине для потребностей нацменьшинств общим тиражом не более 5000 экземпляров.

"Если моя книжка стоит как килограмм обычного твердого сыра, то я не знаю, дорого ли это"

- Вы как-то говорили, что книга сейчас в Украине - самый дешевый товар. Однако ваши книжки дешевыми назвать нельзя. Так, ваша последняя книжка "Снігова королева" на Петровке (крупнейший книжный рынок столицы. - Ред.) стоит 30 гривен...

- Это смотря с чем сравнивать. Если моя книжка стоит как килограмм обычного твердого сыра, то я не знаю, дорого ли это. Несмотря на цену, у "Снігової королеви" невероятная динамика продаж. Мы ее только издали, и уже вскоре будем переиздавать.

- Какой ваш самый большой успех?

- "Улюблені вірші". Это действительно какая-то уникальная книга в смысле того, сколько лет она уже продается. У нас и кассета есть к этой книжке, и сейчас делаем СD...

- Правда, что ваш сын и Богдан Бенюк читают там текст, а вы играете на скрипке?

- Правда. Мой сын и актеры, в сопровождении собачек, котиков, петушков, паровозов и музыкальных инструментов. А я был режиссером и автором идеи. Мы эту кассету записали в 1995 году. Она продавалась вместе с книжкой, но сейчас компакт можно будет купить и отдельно.

- Как вы рекламируете свою продукцию?

- Только теперь я начал это делать. В городе висят постеры с иллюстрацией к "Снежной королеве". Делаем сейчас рекламный мультик. Рисуют мои художники.

- Где вы продаете свои книжки?

- В магазинах, где продаются недешевые книги, типа "Мистецтва". А также на Петровке, хотя там у нас своей палатки нет. Лучше всего продаются и в моем самом любимом городе - Львове. Если бы так, как там, было везде, мое издательство было бы куда богаче и известнее.

- Говорят, ваша продукция пользуется спросом за границей?

- Судьба моих книжек сложилась так, что до сих пор я их за границу непосредственно не продавал. Люди скупали их у меня и делали на этом бизнес. В диаспоре все набито моими книжками. Когда-то, поначалу, я не продавал свои книги тем людям, которые перепродавали их за границей, а потом подумал - а почему бы и нет? Пусть продают. Я и так не могу проконтролировать всех потоков продаж...

- Говорят, там они стоят дорого?

- Правду говорят. Если у нас в издательстве книжка стоит 12-25 гривен, там - $15-20 и больше. Но это нормальная цена мировой книги. А сейчас я ищу способ пробиться на Запад с нормальным проектом. На полноценный Запад, не в диаспору. Это очень сложно, но мои художники попадают в каталоги самых престижных выставок, я видел реакцию западных людей на свои книжки и поэтому думаю, что это реально. В 1995 году одно из крупнейших в мире, очень известное американское издательство "Кнопф" приобрело у нас право на издание книжки "Котик та півник". Наш литературный агент-американец устроил тендер. Представляете, 14 издательств соревновалось за то, чтобы купить у нас издательское право. Это фактически первая книга в Восточной Европе, право на которую приобрело издательство такого уровня.

"А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА" - это я!"

- Г-н Малкович, это правда, что вы очень муштруете художников, заставляете их по нескольку раз перерисовывать, если вам не нравится?

- О да, это правда. Так получается, что единственное удовольствие, которое у меня есть, - это мучить художников. Шутка. На самом деле я взыскателен, это так, но все художники, с которыми я начинал, до сих пор со мной. Я знаю, каково, когда твое творчество используют даром, поэтому стараюсь не обижать людей, создаю выгодные для них условия. Гонорар зависит от успеха книжки.

- Как вы определяете, какие именно книги издавать?

- Я выбираю сам. Я чувствую... Сам ищу художников, на выставках, в художественные вузы хожу. А вообще "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА" - это я. Без меня тут не обходится ни один процесс. Я уже говорил когда-то, что я микроб, везде пролезу...

- Вы себя можете назвать щедрым человеком или скорее экономным?

- Я говорю о себе, что я лысо-кудрявый, так как у меня и лысина есть, и кудри, вот где-то приблизительно так и со щедростью и экономностью.

- А как вы развлекаетесь?

- Как правило, летом хочу купаться, а зимой хочу ездить на лыжах. А еще зимой люблю своей компанией ходить колядовать и щедровать. Уже два года 13 января мы водим Меланку в Киеве. Наша компания - Богдан Бенюк, Марийка Бурмака, Тарас Чубай из группы "Плач Еремии", Андрей Середа из "Кому вниз", режиссер Сергей Проскурня и я в роли Черта. У меня для этой роли есть свой настоящий костюм (в родном селе Березове Нижнем на Гуцульщине пошили), вилы и колокольчиков килограммов пять. В детстве я очень боялся Меланки, а больше всего - черта. Когда черти уже подбегали к хате, я залезал под стол и там сидел. Мама уговаривала: Иванко, не бойся, они же тебе ничего через окно не сделают. А я говорил, что не боюсь, просто не хочу их видеть. А боялся чертей до смерти. Поэтому теперь таким хитрым способом я решил свой детский страх преодолеть.

Валентина МАЛЕЙ
Фото Светланы СКРЯБИНОЙ

Обсудить на форуме - "ГК"

Контракты №7 / 2001


Вы здесь:
вверх