логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Центробанк России отпускает $3,2 млрд на волю - «Контракты» №22 Июнь 2002г.


Центробанк России отпускает $3,2 млрд на волю

Новое руководство ЦБ утверждает, что размораживание счетов «С» не приведет к массовому «бегству» иностранного капитала и не спровоцирует обвала на валютном рынке страны

Что сделал Геращенко и к чему это привело

Счета «С» (т.е. специальные) в свое время активно использовали иностранные вкладчики для покупки ГКО (государственных краткосрочных облигаций). Введение «специального надзора» за движением средств на этих счетах Виктор Геращенко аргументировал так: контроль даст возможность российскому Центробанку регулировать ввоз и вывоз валюты из России, что позволит избежать угрозы дестабилизации платежного баланса в случае возникновения финансовой паники.

Однако, если верить нынешним утверждениям российских аналитиков, собственно «иностранных» средств на счетах «С» было не так уж и много. На самом деле многие эти капиталы были российскими оффшорными средствами, которые вытаскивали на рынок ГКО через «серые» схемы, введенные и управляемые российскими банками. Даже госбанки, акционером которых является Центробанк, не склонны были упускать участие в этих не совсем прозрачных схемах. Одной из наиболее популярных цепочек перекачки денег на рынок ГКО была «Евробанк» (Париж) — банк «Еврофинанс» (Москва).

С другой стороны, специальными счетами пользовались и «просто иностранцы», соблюдающие корпоративную этику, что в российских условиях обернулось серьезным препятствием для бизнеса, поскольку требовало прозрачности инвестиций и окончательно исключало возможность использования оффшорных схем.

Осенью 1998 года именно эти иностранные инвесторы и стали первыми жертвами дефолта и «усиления валютного контроля», введенного руководством Центробанка во главе с Геращенко. Тогда специальные счета было приказано заморозить, а средства с них разрешалось выводить небольшими порциями через специальные аукционы, на которых Центробанк продавал не более $50 млн за раз, да еще и по курсу намного выше рыночного.

Геращенко считал, что лучшей политикой по отношению к специальным счетам будет «постепенная либерализация» операций с ними. Но она оказалась настолько постепенной, что инвесторы, которые фактически потеряли свои деньги, ее даже не замечали. Многие из них, почесав затылки, еще в 1999 году списали застрявшие в России деньги в счет потерь от дефолта и непредсказуемых «проделок» руководства Центробанка, справедливо приравняв последние к стихийному бедствию.

Рублю ничего не грозит. Но «компенсационные механизмы» все-таки не лишние

«Я думаю, проблема «С»-счетов перезрела», — заявил недавно первый заместитель председателя российского Центробанка Олег Вьюгин (один из «отцов» инициативы ЦБ). На сегодня, по оценкам Вьюгина, на «С»-счетах лежит около 100 млрд рублей не только деньгами, но и в акциях и облигациях. Их планируется окончательно закрыть до конца года, а иностранцы будут вольны оставить свои деньги в России, проинвестировав их в российский бизнес, или вывести их в любое время, обменяв на доллары по рыночному курсу.

По словам Вьюгина, анализ, проведенный экспертами Центробанка, дает основания считать, что иностранцы не бросятся распродавать принадлежащие им активы. Следовательно, высвобожденные средства не хлынут бурным потоком заваливать рынок, и значит рублю ничего не грозит.

Кроме того, момент для либерализации замороженных средств (по наблюдениям тех же экспертов) руководство Центробанка выбрало если не идеальный, то близкий к тому. Цены на нефть достаточно высоки, благодаря чему на рынке достаточно валюты и без государственной поддержки. Российский же бизнес эксперты назвали сегодня вполне привлекательным для инвестирования, поскольку индекс РТС уже превзошел максимальную отметку (зафиксированную в 1997 г.), когда инвесторы покупали все, что подавало хоть какие-то признаки жизни.

Поэтому Центробанк пришел к выводу, что соблазн оставить размороженные капиталы, которые все равно списаны еще в 1999 г., и «подкормиться на русских хлебах» для западных инвесторов перевесит опасение второй раз потерять одни и те же деньги.

С другой стороны, Вьюгин, как ни странно, не исключил, что центробанковский анализ возможных последствий на валютном рынке может быть и ошибочным. А потому заявил: даже если инвесторы, неожиданно «воссоединившись» со своими деньгами, вопреки здравому смыслу кинутся скупать валюту, ЦБ задействует специальные «компенсационные механизмы». Которые, мол, должны коснуться не только денежно-валютного, но и фондового рынка (чтобы не «раскачивать» рынок акций).

Не прошло и недели после заявления о «свободе» для $3,2 млрд со спецсчетов, как Центробанк дал нерезидентам право свободной торговли ценными бумагами, размещенными на специальных счетах, без обязательного заключения соглашений через биржу-организатора торгов. К тому же расчеты по этим операциям отныне можно проводить и за пределами России, а не исключительно через ММВБ, как это было раньше.

Инвесторы, похоже, видят в инициативе ЦБ очередной популистский жест

Мировые финансовые аналитики пока никак не отреагировали ни на сенсационное заявление руководства Центробанка о возвращении миллиардов, ни на первые шаги для претворения его в жизнь. Похоже, иностранные инвесторы, изрядно пошумев в свое время по поводу замороженных средств, сегодня действительно поставили на них крест. И рассматривают очередные потуги россиян создать привлекательный имидж своему инвестиционному пространству (на котором, помимо прочего, можно гарантировать возвращение инвестиций) не более чем очередной популистский жест.

Между тем, по мнению финансового аналитика Дмитрия Дмитриева, либерализация означает, «что большая доля средств размещается в акциях. Ведь потенциальная прибыль на рынке акций значительно выше, чем от операций с гособлигациями». Дмитриев в главном не согласен с аналитиками Центробанка, считая, что одним из первых последствий либерализации операций с «С»-счетами станет вывод иностранных средств с рынка госбумаг: «Зачем держать деньги в низкоприбыльных рублевых инструментах, если можно покупать, например, постоянно растущие еврооблигации, с которых к тому же риск намного ниже?».

Ему возражает заместитель руководителя управления ценных бумаг Банка Москвы Андрей Германов. По его мнению, западные инвесторы не продадут ни одной бумажки: «Макроэкономическая ситуация в стране стабильная и обсуждать перспективы массовой репатриации этих сумм незачем». По словам Германова, освобождение нерезидентских средств — «однозначно положительный шаг, который благоприятно отразится на имидже страны, на ее восприятии инвесторами».

С этим согласен и руководитель аналитического отдела ИК «Проспект» Александр Корчагин. Хотя 100 миллиардов рублей, находящихся на «С»-счетах, — весьма существенная сумма для российского финансового рынка, говорит он, «проблему 1998 года нужно решать, и лучше это сделать сейчас, а не ждать, когда цены на нефть упадут. Лучшего момента для либерализации нельзя и придумать».

По мнению самих авторов «суматохи вокруг счетов», опираться на почву стабильно высоких цен на нефть сегодня было бы ошибочным. Как заявил Олег Вьюгин, еще одной мерой укрепления российского валютного рынка должна стать жесткая привязка реального курса рубля к увеличению производительности национальной экономики, а не к производству нефти и сырья на экспорт, как это делало прежнее руководство Центробанка.

Елена ПЕРЕГУДА (По материалам иностранной печати)

Контракты №22 / 2002


Вы здесь:
вверх