логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Уголь рубят – «щепки» летят? - «Контракты» №34 Август 2002г.


Уголь рубят – «щепки» летят?

Массовые «образцово-показательные» закрытия шахт после последних аварий и ряд уголовных дел против научно-технического персонала рудников не способны решить проблем отрасли в целом

7 июля — пожар на селидовской шахте «Украина», 35 погибших. 21 июля — взрыв метана на шахте «Юбилейная» холдинга «Павлоградуголь», 6 погибших, 18 раненых. 31 июля — авария на донецкой шахте им. Засядько, 20 погибших.

Реакция «верхов» — расследование причин этих ЧП взято под правительственный контроль... 9 августа на шахте «Чайкино» в Макеевке грузовой вагонеткой раздавлены двое рабочих. На место события не выезжала правительственная комиссия: слишком «мелкое» (и, простите, обычное — в августе зафиксировано около 15 аварий на украинских шахтах) ЧП на фоне таких больших аварий с человеческими жертвами... Хотя правительство вместе с органами правоохранения развернуло масштабную кампанию по наведению порядка на украинских шахтах, но многим эта борьба напоминает банальную истерику.

Генпрокуратура как главный «врач» отрасли

За сутки местные прокуратуры приостановили работу аж 74 угольных предприятий. Далеко не каждый раз организаторам шахтерских акций протеста удавалось «посадить на травку» стольких шахтеров. Генпрокуратура во главе с новым генпрокурором Станиславом Пискуном громогласно отчиталась о многочисленных арестах и возбуждении уголовных дел против менеджмента рудников Донетчины и Днепропетровщини по статьям УК на все вкусы: нарушение правил безопасности (шахта им. Засядько, технический персонал), получение взяток (на сумму $20 тыс. одним из руководителей холдинга «Павлоградуголь»), невыплата зарплаты шахтерам из-за злоупотребления служебным положением (шахта «Княгининская», директор, главный инженер, главный бухгалтер)...

Однако уже на следующий день после принятия драконовских мер, видимо, отчитавшись о них, так же массово шахты начали открывать (специалисты говорят: и слава Богу, угольная шахта — не тот производственный объект, где можно повесить на двери замок и всем коллективом отправиться во внеплановый отпуск). Что же касается резкого увеличения количества уголовных дел, то их и в предыдущие годы открыто немало. С начала 2002 года, по данным правоохранительных органов, в целом по отрасли раскрыто 850 незаконных финансовых сделок, большая часть которых — на миллионные суммы, к ответственности привлечено почти 300 угольных менеджеров (в т.ч. 83 первых руководителей, 56 главных бухгалтеров).

Однако аварий и их жертв на шахтах меньше не стало. Таковы факты. Установлено, что три четверти украинских шахт опасны или очень опасны. Всего в Украине действует 209 шахт, из них 75% относятся к категории опасных по выбросам метана, 35% — опасны из-за высокой вероятности возгорания угольной пыли. Добыча угля ведется в условиях, которых нет нигде в мире: на глубине 1200 метров при температуре до 420 С; 160 украинских шахт работают без реконструкции более 20 лет; 50 шахт введены в эксплуатацию еще в ХІХ веке.

С другой стороны, не стоит утверждать, что узел проблем отечественного углепрома принципиально неразрешим. Просто накапливались они в течение длительного времени, и соответственно их ликвидация требует долгой, терпеливой работы, а не сиюминутной «кампании». А главное — солидных капиталовложений.

Три причины аварий: старая техника, халатность руководителей и непреодолимая каменная стихия

Горные эксперты доказывают: одна из самых вероятных причин гибели шахтеров Украины — подземные пожары, возникающие в результате поломки техники. По статистике Госнадзорохрантруда, чаще всего вспыхивают конвейеры для транспортировки добытого угля (так, например, было на «Украине»). И это не удивительно, ведь, по утверждению директора Макеевского НИИ безопасности труда доктора технических наук Анатолия Брюханова, в процессе эксплуатации старых конвейерных лент обильно образуется низкодисперсная резиновая пыль, которая сама по себе вспыхивает уже при температуре 650 С — так не горит даже артиллерийский порох. Часто возгораются под землей и электродвигатели, масляные подстанции и силовые кабели, гарантийный срок которых давно истек.

По данным последних тотальных проверок, украинские шахты только процентов на 60 укомплектованы так называемыми самоспасателями. Без этого примитивного противогаза шансы шахтера выжить в условиях, например, загрязнения воздуха угарным газом равны нулю. Еще одна наболевшая проблема — современные сигнализаторы метана, которые успевали бы обесточить оборудование к тому моменту, как подземный газ взорвется (именно такое несчастье случилось на «Юбилейной»).

Не менее фатальный фактор — низкий уровень квалификации менеджеров и дисциплины рядового технического персонала шахт. Еще во времена первых шахтерских забастовок хитрые директора расчетливо направляли гнев «простых работяг» на институт независимых горных инспекторов, мол, зачем предприятию эти «паразиты», мы с вами самостоятельно разберемся, как безопасно рубить уголь. Как результат, к недавней гибели целой бригады проходчиков на шахте «Украина» привел, по сути, не огонь, а ошибочные действия главного диспетчера и заместителя директора: это они направили шахтеров вместо аварийного выхода прямо в объятия смерти.

И наконец, фактор «передовиков». Сегодня львиную долю угля дают несколько «продвинутых» шахт, руководство которых, желая максимально использовать конъюнктуру момента, сверх меры форсирует очистительные работы. Проще говоря, углекопы под землей продвигаются слишком быстро, — а значит рискуют неожиданно столкнуться с выбросом подземного газа или сдвигом горных пород. Об этом сегодня «не модно» упоминать вслух. Но давайте проанализируем новейшую историю крупнейших шахт Донбасса: именно за ними самый большой «вклад» в хронику кровавых подземных аварий.

Действительно ли «такая цена» больше не нужна?

В гневе после очередного сообщения о подземной аварии на Донбассе Президент Леонид Кучма заявил, что будет решительно закрывать опасные шахты. Дескать, «ни Украине, ни мне лично уголь такой ценой не нужен». Сказано эффектно, однако реализовать угрозу будет весьма непросто. Уже давно в стране формально действует программа ликвидации неперспективных угольных предприятий, и даже при условии поддержки ее со стороны МВФ ежегодные графики закрытия старых рудников срываются из-за отсутствия средств. Подсчитано, что одна шахта требует на свои «похороны» до $12 млн, а значит реализация президентского «цеу» может просто обернуться коллапсом государственного бюджета.

Но и поддерживать шахты в более-менее рабочем состоянии государству все тяжелее. В сентябре 2001 года Кабмин принял стратегическую программу «Уголь Украины», которая предусматривала на нынешний год финансирование отрасли в размере 5,208 млрд грн. В бюджете на 2002 год фигурировала уже цифра 2,652 млрд грн. Однако и из этих средств, по некоторым источникам, едва поступает 30%.

Понятно, не согласится что-либо менять в отечественном углепроме так называемый донецкий клан. Ведь существующий статус-кво «шахты государственные — уголь частный» позволяет ему свободно оперировать финансами, накапливая на текущих счетах предприятий миллиардные долги и в то же время «вывозя» прибыли в далекие заграничные оффшоры. Так что, судя по всему, демонстративная чиновничья борьба за безопасность шахтерского труда вскоре утихнет. Разве что прокуратуры еще какое-то время «образцово-показательно» будут сажать неудачников-«шестерок» из инженерно-технического персонала (злые языки на Донбассе говорят: заранее согласованных с высшим руководством). А угольные «генералы», понимая правила игры, несколько изменят тактику.

Собственно, уже меняют. Например, последний по времени пожар на шахте им. Скочинского списали на то, что уголь по неизвестной причине сам загорелся в глубинном штреке. Природа, дескать. А специальная комиссия, созданная после трагических событий на донецкой шахте им. Засядько, упорно считает непосредственной причиной гибели двадцати подземных рабочих невиданное доныне «горно-динамическое явление», якобы возникшее в результате проведения взрывных работ.

При этом игнорируется неофициальная, но весьма распространенная версия: перед плановым «отпаливанием» зарядов взрывчатки произошел мощный выброс метана, который элементарно проворонили. За «эту версию» так или иначе пришлось бы таки отвечать непосредственному руководителю шахты народному депутату Ефиму Звягильскому. А вот «горно-динамическое явление» — это, пожалуй, парафия подземного «лешего Шубина», который, согласно традиционным верованиям шахтеров, живет в старых, заброшенных выработках.

А с лешего что возьмешь?

Андрей ШЕШЕРА

Число погибших украинских шахтеров за последние годы:

1996 — 340

1997 — 260

1998 — 360

1999 — 297

2000 — 318

2001 — 294

2002 — 189

Контракты №34 / 2002


Вы здесь:
вверх