логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Открытый вопрос «закрытости» ЗАО - «Контракты» №36 Сентябрь 2002г.


Открытый вопрос «закрытости» ЗАО

Лишая акционеров ЗАО «Оболонь» права на приоритетное приобретение акций, Хозяйственный суд Киева принял решение, контрастирующее с решением Верховного суда Украины, принятым неделей позже по делу ЗАО БХФЗ

В то время, когда внимание деловых кругов было приковано к перипетиям судебных соревнований между «Оболонью» и «Сарматом» (напомним, 14 августа по иску АО «Сармат» Киевский хозяйственный суд признал недействительными нормы устава «Оболони», ограничивающие свободное отчуждение акций, а значит, по логике суда, законной скупку оболонских акций донетчанами), Верховный Суд Украины 22 августа принял решение, которое может стать источником веских аргументов для одной из сторон «пивного конфликта».

Согласно ему, признано недействительным соглашение о продаже одним из акционеров ЗАО «Борщаговский химико-фармацевтический завод» части своего пакета ЗАО «Фармацевтическая фирма «Дарница» в обход других акционеров общества. Таким образом, была подтверждена правомерность уставной нормы ЗАО о том, что акционер, желающий продать свои акции, сначала обязан предложить их обществу и только после этого — третьим лицам.

Поглощение одной компании другой путем агрессивной скупки акций — распространенная и эффективная практика («Контракты» писали об этом в № 30-31). Поэтому пример успешной защиты ЗАО «Борщаговский химико-фармацевтический завод» от поглощения может сослужить службу многим отечественным АО. Комментируя ситуацию, народный депутат Украины Евгений Жовтяк даже категорически отметил, что решение ВСУ ставит точку в подобных спорах. Может, это и не точка, но в незаконченной «Повести о ЗАО», которую пишут сейчас отечественные суды различных инстанций, вердикт ВСУ читается как восклицательный знак.

Более чем двухлетняя история судебного спора между БХФЗ и «Дарницей» насчитывает четыре суда — от Ленинградского районного суда Киева до Верховного суда Украины. Предмет спора — пять акций БХФЗ, проданные в начале 2000 г. одним из акционеров ЗАО конкурирующей фирме. На первый взгляд — это мизер по сравнению с 10351 акцией, составляющими уставный фонд общества. Но это если не знать, что даже минимальный пакет «открывает» закрытое АО для инвестиционных или финансовых структур, стремящихся им завладеть. Примеры таких действий в соседней России уже вошли в учебники по экономике.

Так, в 1996 году одна (!!!) акция ЗАО «Новосибирская шоколадная фабрика» по дарственной попала к фирме, дружественной холдингу Инкомбанк (который на то время активно поглощал предприятия пищевой промышленности). Попав в число акционеров, фирма начала агрессивную скупку акций у работников ЗАО, и менее чем через год Инкомбанку принадлежал 51% акций кондфабрики.

Олег Голобородько, генеральный директор юридической фирмы «Туз, Голобородько и партнеры», представлявший интересы БХФЗ в судебных тяжбах с «Дарницей», считает: за стремлением приобрести акции завода просматривался прецедент для агрессивного захвата. «Если бы покупка удалась или суд встал бы на позицию ответчика, тот получил бы статус акционера ЗАО со всеми вытекающими преимуществами. Он мог бы совершать любые действия, пользуясь этим статусом, — прежде всего вести агрессивную скупку акций.»

Продавать можно. Но сначала — своим

Какие же аргументы смогли убедить Верховный суд? Рассказывает Олег Голобородько: «В уставе ЗАО «БХФЗ» и положении о порядке обращения акций был установлен определенный порядок реализации акций, вытекающий из статуса ЗАО. Согласно ему при желании акционера продать свои акции он должен сначала предложить их ЗАО и только после этого распоряжаться ими по собственному усмотрению. Акционер, который подписывал учредительные документы и голосовал на собрании за решение, обязан соблюдать и требования учредительных документов, и требования общего собрания. Это предусмотрено ст. 11 Закона о хозяйственных обществах».

Суд посчитал, что продажа акций без предварительного согласования с правлением общества лишила его права на преимущественное приобретение акций, которое предусмотрено учредительными документами ЗАО. Поэтому договор купли-продажи был признан недействительным, право собственности на акции перешло к БХФЗ, который возместил стоимость пяти акций на сумму 9195 грн ЗАО «Дарница».

Суд также признал, что в устав ЗАО могут включаться положения, связанные с особенностями его деятельности, что является отличием ЗАО согласно ст. 25 Закона о хозяйственных обществах и не противоречит общим положениям гражданского права. И что важно — было отказано во встречном иске фирмы «Дарница» о признании недействительными учредительных документов БХФЗ в части, где идет речь об условиях распоряжения акциями. Суд не усматривал нарушения законодательства в наличии такой процедуры реализации своего права акционерами на отчуждение акций, которое было записано в уставных документах и в положении, утвержденном общим собранием.

Олег Голобородько подчеркивает: «Уставные документы ЗАО не содержат запрещения на продажу акций. Но процедура реализации преимущественного права, к сожалению, пока не урегулирована в законодательстве Украины так, как, например, в законодательстве РФ, где преимущественное право прямо записано в Законе об акционерных обществах. Поэтому такие предприятия, как БХФЗ, вынуждены детализировать это в своих уставных документах, что не запрещено законом.

У нас происходит продажа акций. Чаще всего это люди, которые хотят получить денежные средства и продают свои акции самому ЗАО. Также есть неединичные случаи отчуждения акций между акционерами или акционерам—третьим лицам (обычно это связано с семейными отношениями между покупателем и продавцом). Эти факты подтверждают, что у нас не запрещена продажа акций ни учредительными документами, ни на практике».

Примечательно, что последний иск «Сармата» в Хозяйственном суде Киева касался именно отмены норм устава ЗАО «Оболонь», содержащих ограничение в свободном отчуждении акций общества. Основные аргументы истца заключались в следующем. В 1997 г. из ст. 28 Закона о хозяйственных обществах, определяющей процедуру приобретения акций, исключены слова «если другое не предусмотрено уставом». Соответственно, если устав ЗАО содержит замечание к процедуре купли-продажи, то, по мнению истца, это не отвечало закону. Истец также апеллировал к тому, что нормы преимущественного права покупки акций ограничивают дееспособность акционера и возможность на свое усмотрение распоряжаться, владеть и пользоваться собственностью.

Юрисконсульт ЗАО «Оболонь» Владимир Колесник считает, что хотя закон и не предусматривает возможности ограничения или возложения дополнительных обязанностей по отчуждению акций, но и прямо не запрещает закрепления таких норм, которые бы предоставляли преимущественное право покупки другим акционерам ЗАО, в учредительных документах общества. Ограничения дееспособности акционеров тоже нет, поскольку владелец акций добровольно взял на себя обязанности по соблюдению процедуры отчуждения акций, предусмотренной уставными документами ЗАО.

Юристы «Оболони» уже подали апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции и уверены, что им удастся доказать, что нормы преимущественного права покупки закреплены в учредительных документах ЗАО правомерно.

Хотя сейчас сложно прогнозировать характер дальнейшего развития судебных соревнований между «Оболонью» и «Сарматом», специалисты считают, что решение ВСУ, подтвердившее правоту Борщаговского химфарма, служит веским аргументом в пользу «Оболони». Вероятнее всего, точку в этой истории поставят высшие судебные инстанции, т.е. Верховный суд Украины, который своим решением по «фармацевтическому делу» фактически показал, чью сторону примет в случае рассмотрения законности покупки акций ЗАО третьими лицами.

Сергей ЛУКЬЯНЧУК

Мнение независимого юриста

Андрей НИКИТИН, адвокат украинско-израильской фирмы Consult International:

—. ЗАО «Сармат» не является акционером ЗАО «Оболонь» и таким образом правоотношения, урегулированные уставными документами ЗАО «Оболонь», не могут нарушать права и интересы «Сармата». Это свидетельствует об отсутствии предмета спора между сторонами. Исходя из содержания ст. 1 ХПК Украины, ЗАО «Сармат» является ненадлежащим истцом. В соответствии со ст. 36 Закона Украины «О хозяйственных обществах», внесение изменений в уставные документы — это исключительная прерогатива общего собрания, а вопрос внесения изменений в Устав и Учредительный договор ЗАО «Оболонь», насколько мне известно, никогда не включался в повестку дня собрания акционеров.

Событие

ВСУ подтвердил правомерность признания недействительным соглашения по продаже акций ЗАО третьему лицу, которое было заключено вопреки уставным нормам о преимущественном праве акционеров на покупку акций своего ЗАО

Ситуация

В подобном деле между ЗАО «Оболонь» и ЗАО «Сармат» Хозяйственный суд Киева признал недействительными положения устава «Оболони», ограничивающие свободное отчуждение акций ЗАО

Последствия

В условиях недостаточного законодательного урегулирования порядка продажи акций ЗАО средством защиты от поглощения служат нормы учредительных документов ЗАО и положения Гражданского кодекса

Кстати

ЗАО «Сармат» через Инвестиционную компанию «Керамет инвест» скупило примерно 11% акций ЗАО «Оболонь». По заявлениям руководства «Оболони», акции скупаются по цене 500—1000 грн при номинале 100 грн. Последний из способов защиты от поглощения, избранный «оболонцами», — старые акционеры ЗАО «Оболонь» сконцентрировали контрольный пакет акций предприятия в специально для этого созданном ООО.

Контракты №36 / 2002


Вы здесь:
вверх