логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Шредер остается машинистом «экономического локомотива» ЕС - «Контракты» №40 Октябрь 2002г.


Шредер остается машинистом «экономического локомотива» ЕС

Но управлять этим поездом становится все труднее: интересы немецкой экономики противоречат интересам ЕС

Надежды хотя бы на малейшую интригу на выборах в Германии не оправдались: консерваторы проиграли, а значит нет оснований говорить о тотальном «поправлении» Евросоюза. Минимальное преимущество победителей (47% голосов получил «красно-зеленый» альянс Шредера, оппоненты из ХДС/ХСС во главе с Эдмундом Штойбером — 45%) не стало основанием для кропотливого пересчета голосов, как это было на последних президентских выборах в США. «Старая» новая власть осталась у руля мощнейшей страны в Евросоюзе, экономика которой, впрочем, заметно уменьшает обороты и движется в сторону рецессии.

Летнее наводнение «подмочило» экономические реформы Шредера

Предвыборная кампания — всегда повод поговорить об обострении экономической ситуации в стране, даже если речь идет о самой развитой стране ЕС — Германии. 9,6% безработица, предельный по параметрам ЕС дефицит госбюджета — 3% ВВП, замедление темпов налоговой реформы, неспособность Bundesbank снизить кредитные ставки (сказывается переход на евро) — такие массивные «камешки» летели в огород Герхарда Шредера и его «партайгеноссен» из СДПГ во время избирательной кампании.

Шредер отбивался. Мол, новый этап налоговой реформы, стартовавшей в ФРГ в 1998 г., он отложил абсолютно сознательно. В 2003 г. планировалось уменьшение подоходного налога: минимальной ставки — с 22,9% до 15%, максимальной — с 51% до 42%. До 25% должен был снизиться так называемый корпоративный налог (на прибыль юридических лиц). Все эти новшества, направленные главным образом на улучшение инвестиционного климата в Германии, кабинет Шредера вынужден был отложить до 2004 г. из-за недавнего наводнения, нанесшего стране убытков более чем на 10 млрд евро. Однако «на наводнении» Шредер как политик больше приобрел, чем потерял: решительные и оперативные действия правительства в ходе ликвидации последствий стихийного бедствия стали одним из «козырей» левых в предвыборной борьбе.

Дефицит бюджета в 3% — ловушка для немецкой экономики

Германия, как и остальные страны ЕС, — участница так называемого договора стабильности и экономического роста, устанавливающего ограничение дефицита бюджета на уровне 3%. Эти договорные обязательства, по мнению многих экспертов, и служат тем самым тормозом «локомотива» европейской экономики (термин немецкого экономиста Матиаса Брюгманна). Например, для создания новых рабочих мест немецкому правительству нужны дополнительные средства из бюджета.

Однако, по мнению директора Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины Юрия Пахомова, взять эти средства немецкому правительству сейчас негде — обязательства перед Евросоюзом не позволяют поднять показатель дефицита бюджета более чем 3% ВВП. В результате ФРГ стоит перед выбором: соблюдать обязательства перед ЕС и тормозить развитие немецкой экономики или пойти на нарушение этих обязательств.

Шредер — влиятельная фигура в Евросоюзе, — говорит Юрий Пахомов, — и он, по моему мнению, при желании сможет пролоббировать решение, разрешающее Германии дефицит более 3%. Сейчас мировая экономика возвращается к временам Кейнса и Рузвельта — годам Великой депрессии. Тогда эффективными экономическими инструментами были управляемая девальвация, сознательно стимулируемая инфляция, утвержденный дефицит, позволяющий усилить государственное регулирование экономических процессов.

Япония недавно сознательно пошла на девальвацию и благодаря этому достигла ускорения темпов экономического роста. Так же недавно поступили и Соединенные Штаты, несколько урезав завышенный курс доллара. Аналогично и в Германии, на мой взгляд, конструктивный дефицит бюджета может спасти ситуацию. Всем экономистам и политикам, в том числе и украинским, следует запомнить, что жесткое укрощение дефицита и инфляции благоприятно для растущей экономики. Когда же наступает кризис, необходимо искать адекватные методы.

Решится ли сейчас Герхард Шредер пойти на нарушение договора о стабильности и экономическом росте? Во время предвыборной кампании министр финансов ФРГ Ганс Айхель в одном из своих предвыборных интервью подчеркнул: «Никаких «если» и «но», Германия будет выполнять положения пакта (о стабильности и экономическом росте. — Прим. «Контрактов».)

Шредер — конфета для ЕС, горькая пилюля — для Штатов

Тем не менее, какие бы проблемы ни донимали немецкую экономику, она все равно остается сильнейшей в Европе. Эта страна продолжает производить треть ВВП Евросоюза. Даже самые пессимистические прогнозы предусматривают минимальный рост экономики ФРГ в этом году — плюс 0,75%. Внешние долги обременяли Германию в начале девяностых — тогда ФРГ санировала постсоциалистическую Восточную Германию. $1 трлн — таким был объем инвестиций в бывшую ГДР. Теперь Германия сама выступает активным внешним инвестором, стремительно развивает свое присутствие на внешних рынках.

Однако «у немецкой экономики нет двигателя», — говорит Райнхард Кудисс, экономист немецкой ассоциации BDI. О наличии «двигателя», конечно, можно поспорить, а вот топлива к этому двигателю действительно не хватает. Сейчас Германия, по данным Bundesbank, расходует 1,25% своего ВВП на импорт нефти, и это всерьез тревожит и немецких политиков, и предпринимателей. Еще больше их беспокоит возможный рост цен на нефть, который непременно произойдет, как только первые американские ракеты упадут на иракскую землю.

Поэтому Шредер и его кабинет занимают жесткую позицию в отношении военной операции в Ираке. Противостояние порой перерастает в дипломатические демарши: за несколько дней до выборов министр юстиции ФРГ Герта Дойблер-Гмелин публично сравнила внешнюю политику Буша с политикой Гитлера. Шредер, конечно, извинился за фрау Дойблер-Гмелин, однако дал понять, что он против операции против Ирака.

Для лидеров ЕС Шредер известен как политик, способный к компромиссам. Так, французские власти с радостью встретили известие о победе Шредера. Бундесканцлер обещал к середине октября найти компромиссное решение в вопросе субсидирования сельского хозяйства: Париж не хочет сокращать размер субсидий для фермеров, а Берлин не заинтересован в том, чтобы крестьяне стран, которые в ближайшее время вступят в ЕС, имели размер субсидий, как в западноевропейских странах.

Дмитрий КРАПИВЕНКО

Мнение практика

«Если бы победил Штойбер, я покинул бы Германию»

Фолькер ВИЛЛИХ, директор фирмы «Willich»:

— Во время выборов я находился на Пальма-де-Малерке, но все равно проголосовал. Я поддержал Герхарда Шредера и его команду. Это моя принципиальная позиция. Если бы выиграл Штойбер, я бы вообще не вернулся в Германию. Все люди моего класса массово поддерживают социал-демократов. В нашем регионе правый кандидат да еще из Баварии имел мало шансов. Я представитель малого бизнеса и пока что не ощущаю никаких признаков экономического кризиса в ФРГ. Переход на евро, правда, проходит с некоторыми трудностями. Немцы шутят: EURO-TEURO (дорого. — Прим. «Контрактов».). Точно знаю, что есть проблемы на востоке Германии. Восточные регионы до сих пор остаются слаборазвитыми в экономическом смысле — там перманентный экономический кризис продолжается.

Контракты №40 / 2002


Вы здесь:
вверх