логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
«Укртатнефть»: 1:0 в пользу ФГИУ? - «Контракты» №40 Октябрь 2002г.


«Укртатнефть»: 1:0 в пользу ФГИУ?

Борьба за контроль над ведущей нефтекомпанией Украины между двумя правительствами — украинским и татарским — все больше напоминает детектив

Кто же сорвал собрание 17 сентября?

Недавняя попытка татар собрать 17 сентября акционеров ЗАО «Укртатнефть» закончилась полным провалом — представитель Фонда госимущества Украины (ФДМУ), владельца крупнейшего пакета акций ЗАО (43,054 %), на заседание не явился. В результате ряд важных для нефтекомпании вопросов (выборы нового председателя правления, перераспределение полномочий между акционерами и изменение схем работы компании) зависли в воздухе.

На следующий день в ходе заседания наблюдательного совета заместитель главы ФГИУ Сергей Глушко объяснил неявку очень просто: «Мы были не готовы, поскольку узнали о собрании только 16 сентября». Недоумение председателя наблюдательного совета ЗАО вице-премьера Татарстана Равиля Муратова по поводу такой «неинформированности» можно понять. Ведь, по словам Муратова, его киевский коллега Олег Дубина заверил, что с украинской стороны «все вопросы были уже обсуждены».

Муратов выступил с достаточно резким заявлением, дескать, в дестабилизации ситуации вокруг «Укртатнефти» «заинтересованы уголовные структуры, которые работают по давальческой схеме, уклоняются от налогов и уходят в теневую экономику». Он также не исключает, что именно эти нехорошие структуры приложили усилия к срыву собрания акционеров.

Следует отметить, что теперь наблюдательный совет ЗАО в качестве одной из первоочередных задач ставит перед собой отказ от давальческих схем. По информации из правоохранительных источников, именно из-за них Полтавская облпрокуратура подозревает экс-председателя правления ЗАО «Укртатнефть» Владимира Матыцина в завладении чужим имуществом в особо крупных размерах. На отказе от давальческих схем прежде всего настаивают татары; украинская сторона к этому относится осторожно. По словам замглавы ФГИУ, украинцы пойдут на отказ от давальческих схем только при условии, что «это будет выгодно и заводу, и нам, акционерам».

За американцев взялась прокуратура

Несмотря ни на что украинские и татарские акционеры стараются демонстрировать взаимопонимание и воздерживаются от публичного высказывания претензий. «Фактически никаких противоречий между украинской и татарской сторонами не существует», — сказала «Контрактам» пресс-секретарь «Укртатнефти» Мария Зубарева. Тем не менее даже невооруженным глазом видно, что Госкомитет Республики Татарстан по управлению государственным имуществом (28,778% акций) и компания «Татнефть» (8,613%) хотят одного (как можно скорее собрать совет акционеров, решить вопрос о «смене власти»), а Фонд госимущества Украины — совсем другого (никак должным образом не подготовится к собранию).

Между тем до сих пор не решен ключевой вопрос: о включении в реестр новых акционеров — компаний Sea Group Internаtional Inc. (США, 9,96% акций) и Am Ruz Trading AG (Швейцария, 8,336 %), от присутствия которых в ЗАО ФГИУ пытался избавиться в судебном порядке. Однако украинская Фемида была более благосклонна к иностранцам — в августе этого года Верховный суд Украины признал их полноправными акционерами «Укртатнефти».

Вместо вопроса реестра именно 17 сентября, когда должно было состояться собрание, следователи прокуратуры Полтавской области заинтересовались личностью представителя американского акционера, директора компании Sea Group Internаtional Inc. Моникой Хеленди. Представители прокуратуры и милиции пытались ее задержать и допросить. Хеленди, во избежание более тесного общения с украинскими правоохранителями, была вынуждена немедленно сесть в самолет и покинуть пределы Украины. Облпрокуратура пока не комментирует, зачем им понадобилась американка.

Не исключено, что Моника Хеленди проходит свидетелем или даже соучастником по делу экс-председателя правления «Укртатнефти» Владимира Матыцина. Но местные наблюдатели убеждены, что прокурорский «наезд» на Хеленди устроил некто заинтересованный в том, чтобы американский инвестор «Укртатнефти» как можно дольше не ступал на украинскую землю.

Матыцина спрятали подальше от «опасных» акционеров?

Как только стало известно об аресте Матыцина, в Кременчуге уверенно заговорили: это связано с собранием акционеров «Укртатнефти», назначенным на 17 сентября. Матыцина задерживали, как известно, дважды. 27 августа с.г. — по обвинениям в злоупотреблении властью, приведшем к тяжелым последствиям (ст. 364 УКУ), и присвоении чужого имущества (150 т нефти стоимостью более 46 млн грн) в особо крупных размерах (ст. 191 УКУ). Однако областной апелляционный суд заменил арест подпиской о невыезде. 9 сентября областная прокуратура выдвигает новое обвинение — хранение незарегистрированного охотничьего ружья.

Его обнаружили еще во время первого обыска, но «вспомнили» об этом почему-то не сразу. После трех суток предварительного задержания (максимальный срок, разрешенный законодательством) Матыцина так и не освободили, хотя решения суда о дальнейшем лишении свободы не было. Такое решение было принято уже после того, как подследственный полутайно был вывезен из больницы (где он до сих пор находился под арестом, лечась после сердечного приступа) в Полтаву в сопровождении спецотряда(!) «Беркута». И почти сразу после обследования в областном кардиоцентре перевезен в госпиталь СИЗО № 3 Днепропетровска.

Как сообщило «Контрактам» должностное лицо ГУ МВД в Полтавской области, пожелавшее остаться неизвестным, начальник областного управления милиции Присяжнюк не давал письменного распоряжения «Беркуту» на сопровождение Матыцина из Комсомольска в Полтаву, хотя без его команды «спецназ» не имеет права на подобные конвоирования. Командовал действиями спецотряда один из заместителей Присяжнюка — с тем, чтобы, по мнению нашего собеседника, в случае обвинения в не совсем законных действиях стать «стрелочником».

Общественный защитник экс-председателя правления «Укртатнефти» (и когда-то его первый заместитель) народный депутат Владимир Демехин убежден, что правоохранители изолируют Матыцина (от татарских и американско-швейцарских акционеров ЗАО) по чьему-то указанию.

«Татарско-американский мятеж» по захвату 55% акций не состоялся

Владимир Демехин высказал предположение, что татарские акционеры (ОАО «Татнефть» и Комитет госимущества Татарстана — вместе 37,39% акций) намерены объединить усилия с американской Sea Group Internаtional Inc и швейцарской Am Ruz Trading AG (в сумме — 18,29% акций). Консолидировавшись, иностранцы образовывают контрольный пакет — более 55% акций. (Кстати, ряд российских СМИ сообщали, что «Татнефть» уже выкупила акции у западных акционеров, однако ни во ФГИУ, ни в самой «Татнефти» это сообщение не подтвердили и не опровергли.)

При помощи контрольного пакета иностранные акционеры могут добиться цели № 1 — смены правления ЗАО в лице украинского «ставленника», а именно и.о. председателя правления Сергея Переломы (поговаривают, татары не довольны его деятельностью, как в свое время были не довольны Матыциным), и таким образом гнуть в Кременчуге «политическую линию» Казани. Вполне вероятно, что если бы собрание акционеров 17 сентября все же состоялось, «Укртатнефть» возглавил бы человек Татарстана. Однако, по последними данным, сорвав собрание, ФГИУ якобы добился от татар согласия С. Перелому не менять.

К чему здесь Матыцин? По предположениям многих наблюдателей, он имеет существенное влияние на Sеа Grоuр Intеrnаtіоnаl іnс. и Am Ruz Trading AG. Поэтому вполне логична версия, что уголовное дело против бывшего руководителя «Укртатнефти» — это способ давления на эти компании (чтобы не играли на стороне татарских акционеров). На эту версию работает и попытка областной прокуратуры задержать прибывшего на собрание акционеров председателя компании Sеа Grоuр Intеrnаtіоnаl Inс. Монику Хеленди.

Руководители Sеа Grоuр Intеrnаtіоnаl іnс. и Am Ruz Trading AG реально рискуют стать фигурантами «дела Матыцина» — во времена, когда подследственный возглавлял правление ЗАО (1995—2001 гг.), американцы и швейцарцы получали сверхвыгодные (стоимостью в несколько сотен миллионов долларов) контракты на поставку сырья. Так что после приключения Моники Хеленди на гостеприимной Полтавщине западные инвесторы, похоже, трижды подумают, идти ли на сепаратные переговоры с татарами.

Передел кременчугского нефтяного пирога

По мнению многих экспертов, очевидно, что борьба за контроль над «Укртатнефтью» идет на уровне двух правительств — украинского и татарского (точнее, мощных финансовых структур, имеющих на них влияние). Однако украинцы играют на своем поле, где располагают достаточным админресурсом, а татары, вероятнее всего, пока что не смогли заручиться поддержкой Москвы.

Впрочем, вряд ли обострение ситуации вокруг «Укртатнефти» в первую очередь связано с желанием ФГИУ сохранить контроль над транснациональной нефтекомпанией в руках государства (ведь он чему-то не противостоял «оккупации» Одесского НПЗ «ЛУКОЙЛом», а ЛиНОСа — Тюменской нефтекомпанией). Дело в том, что в случае захвата татарами власти в «Укртатнефти» сразу же начнется «зачистка» производственной базы компании — Кременчугского нефтеперерабатывающего завода.

Кременчугский НПЗ (мощность — 18,6 млн т нефти в год) передан «Укртатнефти» в 1995 году, когда создавалось ЗАО. Татары хотят, чтобы «Укртатнефть» хозяйничала на нем единолично, однако пока что у нее есть ряд нежелательных соседей — СП и АО, арендующие мощности Кременчугского НПЗ и по сути выступающие прямыми конкурентами «Укртатнефти» на украинском рынке. Сейчас во владении «соседей» около 65% активов НПЗ, на которые, понятно, претендует «Укртатнефть».

К выводу активов приложил усилия Владимир Матыцин. В бытность своего председательства в правлении ЗАО он это называл «дроблением мощностей компании в целях их максимальной загрузки». 1 июня 2001 года Матыцин сдал в аренду на 30 лет Кременчугской нефтекомпании (КНК) установку по переработке нефти мощностью 3 млн т в год, а в августе этого же года — еще одну установку — «Укрславнефти» (именно сделка с «Укрславнефтью» вызвала гнев наблюдательного совета «Укртатнефти» — в августе 2001 года Матыцин и двое его заместителей были уволены).

По инициативе татар новое правление «Укртатнефти» начало судебные войны с арендаторами. Вскоре договор со «Славнефтью» был признан недействительным, а вот с Кременчугской нефтекомпанией возникли проблемы — судебное дело тянется до сих пор, а КНК по-прежнему эксплуатирует установку. Парадоксально и то, что КНК принадлежит 60% акций Торгового дома... «Укртатнефть», занимающегося сбытом продукции КНК.

Вполне логично было бы предположить, что КНК не заинтересована в стабилизации внутри «Укртатнефти». Иначе попытки (особенно под татарским «знаменем») «выселить» КНК с Кременчугского НПЗ стали бы настойчивее. В то же время, по мнению наблюдателей, у КНК достаточно прочная крыша, чтобы как можно дольше продержаться на НПЗ. Имеются в виду учредители компании — Первый инвестиционный банк (ПИБ) и компания «Инфокс» (последняя тоже специализируется на нефтепереработке и в свое время была арендатором Кременчугского НПЗ). Интересная деталь: причастность к ПИБу приписывают Виктору и Петру Ющенко, причастность к «Инфоксу» — членам СДПУ(О) Николаю Лехину и Николаю Золочевскому.

Андрей ЛАВРИК, Вадим ТРОЙНОВСКИЙ

Контракты №40 / 2002


Вы здесь:
вверх