логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Круговорот госимущества - «Контракты» №41 Октябрь 2002г.


Круговорот госимущества

Реприватизация, национализация в мире служат инструментом государственного регулирования экономики. В Украине эти понятия до недавнего времени были табуированы

Термин «национализация» до сих пор ассоциируется у многих из нас с комиссаром в кожанке и с маузером, который командным голосом зачитывает декрет, по которому «было ваше — стало наше» (т.е. государственное). А вот реприватизация — реалия для Украины новая, а значит малопонятная. По определению, это тоже перераспределение собственности, но между кем — сами народные депутаты еще не определились (см. «Контракты» № 40 ).

Почему во Франции не разворовали национализированную Air France

Развитые страны довольно удачно пережили период «капиталистической» национализации, когда государство в трудные для экономики времена брало под свою опеку предприятие или отрасль, а потом при благоприятных рыночных условиях выставляло этот объект на приватизацию. Скажем, во Франции в течение ХХ века прошло несколько таких национализаций, и каждый раз спокойно и без баррикад, с пользой для экономики. Сегодня в условиях глобализации такой рычаг, как национализация, практически отжил и едва прозябает в Третьем мире. В свою очередь набирает обороты реприватизация — в США все динамичнее нарастает процесс перераспределения собственности в пользу трудовых коллективов.

Французская экономика в прошлом веке пережила три мощные и разные по существу волны национализации. В 1936 году тогдашний премьер Леон Блюм, чтобы усилить контроль над оборонной отраслью, передал в государственную собственность все французские авиакомпании (кстати, процветающие), среди них и Air France. Все свои самые масштабные проекты, в том числе и British Airways (тогда еще тоже государственная компания) разработку сверхзвукового самолета Concord в 1976 году, французский авиагигант осуществлял в статусе государственной компании.

Даже прошлогодний кризис в авиационной отрасли, вызванный террактом в США, не смог существенно поколебать позиции правительственной Air France — компания завершила 2001 г. с прибылью 153 млн евро. После чего владелец решил подзаработать на ухоженной, стабильной, устойчивой к внешним неурядицам компании: летом этого года французское правительство выставило на приватизацию 34% акций Air France по номинальной цене 1 млрд евро (оставив за государством 20%).

Вторую волну национализации начал Шарль де Голль сразу после войны — с передачи в 1945 г. в государственную собственность лидера французской автоиндустрии Renault (по сей день государственная доля в этом концерне остается немалой — 46%, что абсолютно не мешает концерну занимать ведущие позиции в автостроении Европы.) Продолжил традиции Блюма и де Голля в 1981 г. Франсуа Миттеран: банки и мощные корпорации, стоявшие на грани банкротства, были национализированы и санированы. В 1993 г. Ширак начал выгодную масштабную приватизацию компаний, «оздоровившихся» под опекой государства, — госказна получила 10 млрд франков за передачу в частные руки Banque nationale de Paris, Rhone-Poulenc, Elf Aquitaine и еще нескольких промышленных и финансовых гигантов.

Национализировать, чтобы потом заработать. Это происходит во Франции в последнее десятилетие, когда приватизация набирает все большие масштабы. Впрочем, французское государство не торопится отдавать свои доли в корпорациях полностью. 10% электронной компании Thales оставлены правительству «по соображениям национальной безопасности».

Национализацию с политическим привкусом сейчас можно увидеть разве что в ЮАР. Этим летом местный парламент принял закон о полной национализации шахт — так южноафриканские власти забирают право собственности у «белых» (европейских и американских) компаний, чтобы передать национализованные объекты в лизинг на 30 лет предприятиям, имеющим «черных» (южноафриканских) партнеров.

Западноевропейские страны вволю «наигрались» в национализацию: в начале 80-х правительство Тетчер приватизировало железные дороги и крупнейшего авиаперевозчика, завершила свои приватизационные войны «на восточном фронте», в бывшей ГДР, Германия. В США эти процессы произошли еще раньше. И именно там, за океаном, сегодня зарождается новый тип перераспределения собственности — реприватизация в пользу трудовых коллективов.

Реприватизация по-американски: рождение пролетария-владельца

В конце 90-х годов трудовые коллективы владели 13% акций американских корпораций. За последние двадцать лет в США начали действовать различные программы, которые позволили наемным работникам ощутимо увеличить свою имущественную долю в корпорациях. Одна из таких программ — 401-k. За счет взносов работников и средств компании, создается доверительный фонд. Разрабатывается программа участия в будущих прибылях: компания депонирует в частный пенсионный фонд и расходует на приобретение акций определенный процент от прибыли. Акции выдаются в виде премий в рамках пенсионных программ. По такой и аналогичными программам наемные работники компаний закрытого типа контролируют в среднем 20%–30% акций предприятий.

Такое перераспределение активов компаний в США все больше трансформирует отношения из сферы «хозяин — наемный работник» в сферу «совладелец — совладелец» и повышаает роль профсоюзов в управлении компаний. Разумеется, владельцы контрольных и крупных пакетов компаний идут на такие уступки не только ради того, чтобы улучшить отношения с профсоюзами. Концентрация акций в пределах компании — крепкая броня от враждебных поглощений со стороны конкурентов.

Например, американская компания Harcourt Brace Jovanovich, оказавшись под угрозой поглощения со стороны British printing, вынуждена была пересмотреть структуру акционерного капитала за счет передачи части имущества коллективу при помощи специальной программы. Аналогично защищались от «акул»-конкурентов Polaroid и Atlantic&Pacific и суды признали «сброс» акций компании коллективу компании совершенно легитимной мерой.

Дмитрий КРАПИВЕНКО

Цитата в тему

«В 1991 году мы разрезали человека, а теперь говорят: давайте остановимся. Можем ли мы его сшить, вернуться к прежнему варианту? Не можем. Остановиться — он умрет, этот больной... А разрезали в 1991 году! Не сейчас разрезали!»

Заместитель председателя Госдумы РФ
Владимир ЖИРИНОВСКИЙ
о необходимости приватизации
и недопустимости национализации

Украинский акцент

На ближайшие пять–семь лет стратегические отрасли лучше сохранить в государственной собственности

Ярослав ЖАЛИЛО, президент Центра антикризисных исследований:

— Процесс трансформации формы собственности может происходить более менее взвешено тогда, когда в государстве эффективно функционируют правовые механизмы этой трансформации. В Украине до сих пор не сформирован фондовый рынок, нет схем экономической оценки реальной стоимости активов, поэтому колебания собственности от государственной до частной в нашей стране выглядят как весьма опасные процессы.

Поэтому нам в первую очередь нужно перенять в других странах механизмы контроля за эффективностью деятельности национализованных или реприватизованных предприятий. Тут может помочь и французский, и более близкий к нашим экономическим условиям, чешский опыт, когда приватизированное имущество, которое использовалось неэффективно, возвращалось назад государству. В Украине сейчас можно насчитать немало приватизированных предприятий, у которых задолженность по заработной плате выше, чем в государственном секторе, плохо платят налоги — почему бы такое предприятие не национализировать или реприватизировать?

Что же касается дальнейшей приватизации объектов, которые до сих пор остаются в государственной собственности, особенно, когда это касается стратегических отраслей, то тут спешить не стоит. В Украине сейчас нет экономической среды, которая бы способствовала эффективному функционированию частной собственности в стратегических отраслях. Когда-нибудь она, возможно, и сформируется, но, на мой взгляд, ближайшие пять–семь лет эти отрасли лучше сохранять в государственной собственности.

В условиях глобализации приватизированным предприятиям выживать легче

Владимир СИДЕНКО, директор экономических программ Центра А. Разумкова:

— В развитых странах сейчас преобладают приватизационные процессы. В условиях глобальной конкуренции приватизированное предприятие демонстрирует больше гибкости в управлении. Поэтому даже в областях инфраструктуры в последнее время усиливается присутствие частного капитала. Правда, экономическую эффективность этих процессов оценить пока трудно. Украине стоит изучать этот опыт и не делать поспешных выводов. Ведь в приватизации не последнюю роль играют темпы. Взять хотя бы опыт стран Восточной и Центральной Европы.

Опыт Польши, которая очень постепенно и умеренно проводила приватизацию, больше подходит для украинских условий, чем динамичная чешская ваучерная приватизация. Так же и с национализацией: если государство вернуло себе имущество только с целью передать его от одного владельца до другого, то это — неэффективная мера.

В Японии, например, национализация проводится с целью санации того или иного предприятия. Так, в частности, японские власти во время последнего финансового кризиса национализировали, санировали, только потом повторно приватизировали один из ведущих банков.

Контракты №41 / 2002
Вы здесь:
вверх