логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Рискованное большинство - «Контракты» №42 Октябрь 2002г.


Рискованное большинство

Парламентское большинство, о котором в последние четыре месяца так много говорили, наконец создано, но, судя по всему, только как ситуативное

Оно сформировано по самому бессмысленному сценарию, который можно было представить. Во-первых, это большинство не является устойчивым, стабильным, и меньшинство всегда сможет заблокировать принятие любого контроверсионного решения. Это было заметно уже на второй день функционирования этого «большинства» — когда пакет важных вопросов не прошел через парламент из-за отсутствия голосов.

Правда, представитель Президента в Верховной Раде Александр Задорожний говорит, что вскоре большинство пополнится новыми заявлениями народных депутатов. Показательным стало «выкручивание рук» депутату Владиславу Атрошенко из «Нашей Украины», который написал заявление о вступлении в большинство, а на следующий день отозвал его. Случай с Атрошенко продемонстрировал, что силы в парламенте приблизительно равны, и говорить о создании реального большинства пока рано. Есть большинство всего лишь ситуативное.

Социал-демократическая партия (большевиков)

Во-вторых, такое большинство означает проигрыш пропрезидентской части парламента и выигрыш той, которую некоторые отождествляют с нынешним главой президентской администрации. Как ни парадоксально это выглядит, но я ни при каких обстоятельствах не рискнул бы назвать Виктора Медведчука «человеком Президента». В настоящее время он является союзником Президента, пытающимся стать крон-принцем. И нынешняя ситуация в парламенте может иметь только один плюс с точки зрения Медведчука: возможность отнять парламентские комитеты у другого кандидата в крон-принцы — Виктора Ющенко.

Парламентские комитеты — пока что единственное тактическое достижение Ющенко после фактической победы на выборах 2002 года. Выбивая из-под ног Ющенко еще и эту опору, его толкают на явное противостояние с Президентом, а значит делают невозможным вариант под условным названием «Ющенко — наследник», на который до сих пор надеется часть людей из окружения Ющенко...

В любом случае существующее сегодня парламентское большинство состоит из нескольких политических сил: СДПУ(О) — маленькая, но влиятельная, амбициозная фракция, и пропрезидентский лагерь, разделившийся на девять фракций. Характерной особенностью этого большинства является то, что социал-демократов не любит никто. Более того, именно такая формула большинства позволяет некоторым депутатам из пропрезидентских фракций говорить о том, что их «нагнули».

Информационная политика администрации Президента позволила создать легенду о необходимости мобилизации всех сил, поддерживающих Леонида Кучму, чтобы успешно противостоять оппозиции. На самом деле оппозиция таким образом только усиливается — благодаря «Нашей Украине», которая прекратит свои шатания и, очевидно, получит больше пространства для оппозиционной деятельности.

Все это наводит на мысль о нестабильности парламентского большинства и постоянных сепаратных переговорах с меньшинством, которые все время будут лихорадить парламент и создавать новые информационные поводы. Ведь надежды на вовлечение в переговорный процесс Виктора Ющенко и «Нашей Украины» не оставляют ни Сергей Тигипко, ни Степан Гавриш, а в лагере «НУ» — Юрий Костенко.

Как будут делить комитеты Верховной Рады?

Первым испытанием для большинства может стать попытка перераспределения парламентских комитетов. Создание большинства вынесет на повестку дня и вопрос о смене руководства в 17 комитетах (16 председателей комитетов не входят в состав большинства, а также должен решиться вопрос с комитетом по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, председатель которого «социал-демократ» Иван Ризак стал главой Закарпатской облгосадминистрации). Логичнее всего предположить, что комитет, возглавляемый Ризаком, снова возглавит представитель СДПУ(О).

Скорее всего, СДПУ(О) поборется и за Комитет по вопросам свободы слова и информации — устранение от руководства Томенко («НУ») позволит замкнуть на СДПУ(О) львиную долю информационной политики в государстве.

Можно предположить, что именно «социал-демократы» возглавят комитеты Верховной Рады по правам человека, национальным меньшинствам и межнациональным отношениям, по вопросам национальной безопасности и обороны и по науке и образованию. Ведь благодаря этим комитетам будет существовать возможность парламентской поддержки близких к СДПУ(О) людей, возглавляющих сейчас соответствующие участки в исполнительных структурах власти.

Остальные комитеты могут стать разменными картами в игре с другими фракциями из состава большинства. Так, скажем, комитеты по борьбе с организованной преступностью и коррупцией и по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности могут отдать «трудовикам», имеющим в своих рядах такие потенциальные кадры на руководящие должности в этих комитетах, как Виктор Драчевский и Леонид Деркач.

Возможно, трудовики также получат и Комитет по промышленной политике и предпринимательству. Своеобразным задабриванием донетчан из «Регионов Украины» должно стать признание сферой их интересов бюджетного комитета и одного из социальных комитетов. Другие фракции и группы, по всей вероятности, в данной ситуации получат по одному комитету.

Однако описанная ситуация возможна только в том случае, если заинтересованным лицам удастся достичь внутренней статичности парламента хотя бы на несколько недель. Т.е. в парламенте за это время не должны появиться новые фракции и не завершиться успехом сепаратные переговоры между фракциями большинства и меньшинства.

Тем не менее не исключено, что в парламенте появится новая фракция, в состав которой войдут представители как большинства, так и меньшинства. Анализ парламентских сил и персоналий говорит в пользу того, что в час «Ч» может появиться малозаметный, но хорошо известный народный депутат, который заявит о создании депутатской фракции в которую войдут полтора десятка «нашеукраинцев», несколько коммунистов и два десятка представителей различных пропрезидентских фракций.

В результате этот депутат сможет:

И если Виктор Медведчук пытается выстраивать сейчас свою политику на необходимости защиты Президента от оппозиции, то новая парламентская сила может быть основана на легенде о необходимости защиты Президента от Медведчука.

Министры сменятся, губернаторы останутся

Еще одним моментом, вокруг которого развернутся дискуссии, станет создание коалиционного правительства, что означает увеличение в правительстве представителей так называемого большинства. Сейчас у социал-демократов два своих человека в правительстве — Валерий Череп и Василий Кремень. Новая парламентская расстановка сил и влияние СДПУ(О) на большинство позволят им претендовать по меньшей мере на 5—6 портфелей.

Приблизительно столько же они смогут предложить и «трудовикам» вместе с ПППУ, что в конечном счете для «трудовиков» будет значить уменьшение присутствия в правительстве. Очевидно, сохранится статус-кво донетчан, у которых сегодня два портфеля. Остальные фракции и группы, скорее всего, получат по одному портфелю первого уровня (министерства и государственные комитеты). Не менее сложным будет процесс раздела портфелей второго уровня (заместители министров и председателей госкомов).

Едва ли в этой ситуации Президент пойдет на изменения по политическому принципу среди губернаторов и государственных секретарей министерств. Хотя какой-то рычаг влияния у самого Президента должен оставаться. Поэтому в данной ситуации Леониду Кучме следовало бы всячески затягивать процесс создания коалиционного правительства, тормозя процесс диалога и содействуя возникновению новых конфигураций в Верховной Раде.

Кость БОНДАРЕНКО,
руководитель Центра исследований общественных процессов «Эксперт»

Рисунок Игоря ЛУКЬЯНЧЕНКО

Как будут делить власть?

Большевики претендуют на должности первого заместителя и заместителя Председателя Верховной Рады, председателей комитетов и их первых заместителей, а также членов совета НБУ, членов наблюдательных советов государственных Укрэксимбанка и Сбербанка, членов Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания. Меньшевикам остаются три комитета: по вопросам свободы слова, правам человека, законодательному обеспечению правоохранительной деятельности. Однако оппозиция заявила о намерении отказаться от них, таким образом полностью устранясь от политической ответственности.

Разработанный (по слухам, в недрах администрации Президента) алгоритм передела полномочий предусматривает оценку каждого кресла по 4-балльной шкале и дальнейшее их распределение между фракциями большинства по определенной квоте (днепропетровская «Трудовая Украина» и ПППУ — 7,77 балла, донецкая «Регионы Украины» — 2,83, СДПУ(О) — 5,23, харьковская «Демократические инициативы» — 5,13, «Европейский выбор» — 4,43, луганская «Народный выбор» — 3,99, «Народовластие» — 2,845, НДП — 0,645, «Аграрии Украины» — 3,26, внефракционные — 2,02). Квота учитывает должности, которые уже распределены между участниками большинства.

Должность первого заместителя Председателя Верховной Рады оценивается в 4 балла, а просто заместителя — в 3 балла.

Парламентские же комитеты разделены почти как в Лиге чемпионов, на четыре группы — от «А» до «Г».

Должности председателей комитетов группы «А» оценены в 3 балла, «Б» — 1,4, «В» — 1,2, «Г» — 1. Должности первых заместителей комитетов оцениваются в половину стоимости председателя комитета. Портфель председателя комиссии по вопросам приватизации — 1 балл, и в 0,5 балла оцениваются должности членов банковских советов и Нацсовета по телерадиовещанию.

Наибольшим спросом пользуется бюджетный комитет, на который претендует аж пять фракций.

Вот примеры того, на какие «экономические» комитеты претендуют лидеры большинства:

Социальные комитеты групп «В» и «Г» пока что остались вне внимания большевиков.

Павел ЗАВГОРОДНИЙ

Контракты №42 / 2002


Вы здесь:
вверх