логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Россия отказалась от налоговой реформы - «Контракты» №42 Октябрь 2002г.


Россия отказалась от налоговой реформы

Частичное снижение налогов не принесло россиянам желаемого эффекта — бюджетные поступления сокращаются, ожидаемой легализации доходов не произошло.

Не исключено, дабы не повторить ошибки северного соседа, Верховная Рада на пару с правительством еще на несколько лет отсрочит налоговую реформу по-украински

Частичное снижение налогов не принесло россиянам желаемого эффекта — бюджетные поступления сокращаются, ожидаемой легализации доходов не произошло. Не исключено, дабы не повторить ошибки северного соседа, Верховная Рада на пару с правительством еще на несколько лет отсрочит налоговую реформу по-украински

Большой всероссийской легализации не произошло

Это одна из главных причин, почему российское правительство решило свернуть налоговую реформу. Хотя начало реформы было более чем оптимистическим. Когда в первом квартале 2001 года поступления в российский бюджет от подоходного налога с граждан возросли на 60%, тамошние пропрезидентские политологи и экономисты хлопали в ладони: мол, как и ожидалось, единый 13-процентный налог сделал свое дело — владельцы теневых капиталов начали светить свои доходы, а работодатели отказались от «черных» зарплатных схем. Но сейчас российские экономисты не так пафосно говорят о налоговой реформе и легализации доходов, которой на самом деле и не произошло.

«В стране сегодня 40% зарплаты не легализировано», — отмечает Игорь Артемьев, заместитель председателя комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам. — Система налогообложения фонда оплаты труда состоит из 13% подоходного налога плюс 36% единого социального налога. Вот и получается, что с каждого рубля работодатель до сих пор должен платить 50 копеек налогов на зарплату». Поэтому российскому работодателю пока что нет смысла светить зарплату своих работников.

Увеличение поступлений в бюджет за счет подоходного налога, наблюдавшееся в начале реформы, объясняется достаточно просто — государству начали больше отдавать россияне с низкими доходами, которые до реформы платили 12% подоходного налога и чья зарплата обычно проходит «белую» бухгалтерию (ее просто нет смысла скрывать). По расчетам российских экономистов, около 40—60% россиян после введения единого 13-процентного налога начали отдавать государству на 1% больше.

Кроме того, рост налоговых поступлений от подоходного налога можно объяснить расширением налоговой базы: плательщиками этого налога с 1 января 2001 года стали новые категории граждан, например военнослужащие.

С налогом на прибыль предприятий, который с 2002 года урезан с 35% до 24%, все было проще — за январь—август этого года российский бюджет недополучил по этой статье 13 млрд рублей.

Впрочем, справедливости ради отметим, что бюджетные проблемы россиян возникли не только из-за уменьшения налогов. Например, как указывают российские эксперты, налоговики так и не научились грамотно использовать предусмотренные Налоговым кодексом России способы взыскания с предприятий-должников недоимки. В результате задолженность юридических лиц перед консолидированным бюджетом в январе—августе 2002 года в России возросла на 18% — до 560 млрд рублей. Кроме того, предприниматели разработали целый ряд схем законной минимизации налогообложения — Налоговый кодекс России, как оказалось, изобилует юридическими «лазейками».

Возможно, в правительстве и не прибегали бы к кардинальным шагам, поставив крест на дальнейшем снижении налогов, если бы не внешний долг России: в следующем году необходимо изыскать $10 млрд для погашения внешней задолженности, а снижением налоговых ставок государственной казны, оказывается, не пополнишь.

Тут и родилось путинское «снижения налогов достигло своего предела, и следует подождать, как это решение отразится на экономике». Это, в свою очередь, дало пессимистам основания утверждать, что налоговую реформу в России замораживают, а оптимистам — что количественные изменения переходят в качественные, т.е. от снижения ставок до оптимизации налогообложения.

Что россиянину плохо, то украинцу — смерть?

Как-то народный депутат Олег Беспалов, сторонник введения в Украине единого 13-процентного налога с доходов граждан, заявил: «Уверен, что общий эффект от такого существенного снижения налога будет равнозначен российскому». В свете последних российских оценок собственных достижений эта фраза звучит весьма двусмысленно.

Очевидно, неудачный опыт россиян в реформировании налоговой системы побуждает украинских законодателей и правительственных лиц перестраховаться и отложить старт налоговой реформы в Украине, которую планировали начать (правда, в менее радикальном виде, чем россияне) уже со следующего года. Тем более, что Украине со следующего года предстоит то же самое, что и России — миллиардные выплаты международным кредиторам.

Рассчитывать на увеличение поступлений от «детенизированных» средств, учитывая опыт России, украинские кабминовцы, пожалуй, теперь не решатся. Хотя в украинском варианте вряд ли это бы произошло, поскольку украинская налоговая реформа на первом этапе предусматривает достаточно символическое снижение налогов — на 5% налога на прибыль предприятий и где-то в среднем на 5—7% подоходного налога с граждан. Решать внешние проблемы за счет продажи стратегического госимущества, которое по результатам текущего года, оказывается, уже никого не интересует, тоже не приходится. Даже хуже.

Появятся еще большие внутренние долги: практически исчерпав запланированный в бюджете этого года лимит внутренних заимствований, у правительства нет другого выхода, кроме дополнительной эмиссии ОВГЗ на 2,5 млрд грн. Поскольку срок погашения по ним, вероятнее всего, будет составлять полтора года, «время расплаты» придется как раз на середину 2004 года — время, когда налоговая реформа уже набрала бы обороты.

Поэтому Украине в ближайшие годы не до снижения налогов — научиться бы собирать то, что запланировано (бюджет-2002 и без снижения налогов трещит по швам). Наоборот, законодателям и кабминовцам со следующего года придется искать дополнительные источники налоговых поступлений. Наверное, вслед за инициативой Кабмина оставить на следующие годы дополнительные пенсионные сборы, которые уже давно должны были упразднить, выбросят очередные «мобилизационные идеи».

Сергей ЛУКЬЯНЧУК
Рисунок Игоря ЛУКЬЯНЧЕНКО

Контракты №42 / 2002


Вы здесь:
вверх