логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Бизнес – это не игрушки, но игрушки – хороший бизнес - «Контракты» №42 Октябрь 2002г.


Бизнес – это не игрушки, но игрушки – хороший бизнес

Ольга Тюрина, директор СП «Гулливер интернешнл», владелица игрушечной фабрики и галереи «Кукольный дом», о куклах как о перспективном бизнесе, с одной стороны, и как своеобразном бегстве от реальности — с другой

Когда Ольга Тюрина только начинала свой «кукольный» бизнес, даже ее муж отнесся к этому скептически, мол, это просто хобби, которое скоро пройдет... Сегодня фабрика Тюриной выпускает более 60 000 игрушек в год, среди ее клиентов — известные украинские компании и состоятельные иностранцы. Хотя в одном ее муж был-таки прав — это действительно хобби, даже больше, чем хобби.

К своим игрушкам Ольга относится так, словно это живые существа, у которых есть свои воспоминания и тайны. Может, поэтому у старого короля Летучих мышей в ее галерее такие грустные глаза, а лица у придворных дам такие загадочные... Кроме собственной «кукольной» фабрики и галереи, у Ольги еще есть личная коллекция — около трех тысяч старинных игрушек.

Игрушки продаются всегда — независимо от инфляции и уровня рождаемости

— Почему вы занялись именно «игрушечным» бизнесом?

— Сначала это были не только игрушки. Сразу же после перестройки я открыла обычный маленький магазинчик на Подоле, в котором продавались одежда, обувь, посуда, парфюмерия, косметика и игрушки. Позже, приблизительно в 1994 году, я начала анализировать, какие товары лучше всего продаются в моем магазинчике, и пришла к выводу, что игрушки — самая надежная товарная группа, которая продается всегда, независимо от инфляции. Дети-то рождаются в любые времена.

Сыграло свою роль и то, что несколько лет мы с мужем жили в Венгрии, где у нас появились друзья — владельцы солидной фирмы «Гулливер», занимающейся оптовой продажей игрушек. Мы решили сотрудничать, и сначала появился магазин, где я продавала игрушки от различных производителей, в том числе и венгерские. Когда мои партнеры увидели, что я все больше и больше реализую их товара, мы создали СП «Гулливер интернешнл» и открыли собственную фабрику игрушек.

— Фабрику строили или арендуете под производство какие-то помещения?

— Пока что арендуем цеха на одном из киевских заводов. Но такое положение вещей нас не устраивает, т.к. это слишком дорого. Поэтому в будущем планируем построить фабрику или специально выкупить здание под нее.

— Ваш муж занимается тем же, что и вы?

— Нет. Раньше он вообще считал, что игрушки — это не бизнес. На что я ему всегда цитировала фразу, которую где-то прочитала: «Бизнес — это не игрушки, но игрушки — хороший бизнес». Хотя скептицизм моего мужа понятен, ведь он занимается серьезными проектами. Его главное достижение — первый украинский вертолет «Ангел». Также у него есть транспортная компания, занимающаяся международными перевозками.

Самое интересное то, что машины для перевозок своего товара я у мужа не беру. Потому что цены в его компании слишком высокие для меня. Муж обижается, а я отвечаю: если предложишь мне условия лучше, стану твоим клиентом. Иногда я шутя говорю своей второй половине, что у нас похожий бизнес, ведь на моей фабрике тоже выпускаются и вертолеты, и самолеты, и танки...

— Фабрика единственный ваш бизнес-проект?

— Нет, еще есть «Шоу-парк» на Оболони, который появился в 1999 году. Тогда у нас были свободные средства и мы вложили их в этот проект. Сегодня здесь проводятся театральные представления, молодежные акции, фестивали и конкурсы. Кстати, на День независимости Украины там проходило творческо-развлекательное шоу «Золотые ворота тысячелетий».

Некоторые из моих коллекционных кукол стоят EUR3500

— Вы много знаете об истории производства игрушек в Украине?

— Я была в различных учреждениях, даже заходила в библиотеку редких книг и нашла информацию преимущественно о русских мастерах. Хотя знаю, что в разные годы в Украине работало 450 промышленных предприятий, которые специализировались на игрушках. А до перестройки в Украине был самый высокий во всем Союзе процент годового расхода на игрушки — 15 рублей на человека.

Когда я поняла, что нигде не найду истории куклы в Украине, то решила ее воспроизвести самостоятельно. Сначала звонила по объявлениям в газетах о покупке старых кукол и пыталась познакомиться с такими коллекционерами. Оказалось, что это были московские коллекционеры. Я тоже стала давать объявления и скупать такие вещи и делаю это уже пять лет. Сейчас в моей коллекции около 3000 экспонатов.

— Старинные игрушки, наверное, вещь недешевая?

— Некоторые из них обошлись мне по $1000. Так, в моей коллекции есть фарфоровые куклы, которые мне продали наследники графини Шаховской. Самое ценное то, что они принесли игрушки вместе с фотокарточкой, где их бабушка еще ребенком сидит среди огромного количества этих кукол. Поражает то, что часть из них прошла через войну и сохранилась до наших дней. Эти игрушки — одни из самых интересных экспонатов моей коллекции, поскольку они связаны с реальной историей семьи, проживавшей в Харькове почти сто лет назад.

— Несколько лет назад вы открыли на Подоле выставку старинных игрушек из своей коллекции. Как сложилась судьба этого проекта?

— Выставка пользовалась огромным успехом, к нам пришло очень много людей. Мы представили игрушки целой эпохи с ХІХ века до 70-х годов ХХ: из фарфора, деревянные, глиняные, железные, целлулоидные, пластиковые и т.п. К сожалению, эта выставка не была коммерческой и требовала значительных средств, поэтому экспозицию пришлось закрыть.

— В вашей галерее «Кукольный дом», где продаются эксклюзивные куклы, вы тоже их продаете?

— Частично. Но лучшие старинные игрушки я никогда не продам, т.к. надеюсь, что в будущем в Украине будет собственный музей игрушек, как в России. Туда я и отдам свою коллекцию.

— Откуда вы привозите своих кукол?

— Я покупаю их на международных выставках у известных художников, скажем, в Brigitte von Messner или Hildegard Gunzel. Своих кукол они изготавливают в очень ограниченном количестве — не больше сорока экземпляров. Когда серия кукол закончена, их формы разбивают, поэтому они никогда не повторяются. Куклы стоят от 250 грн до EUR 3500. Также в галерее представлены куклы украинских мастеров: Ирины Бондаревой, Ольги Бердник, Ядвиги Василевской, Юрия Мельничука...

Наши клиенты — это прежде всего состоятельные люди, интересующиеся искусством. К сожалению, это в основном иностранцы. Они знают, работы какого художника им нравятся и какого качества от них ждать. И это не удивительно, ведь, скажем, в Америке коллекционеров кукол больше, чем коллекционеров марок. Также наши клиенты — это украинские бизнесмены и политики. Иногда они просто дарят кукол на дни рождения и юбилеи. Тем более, что это, как и картины, хорошее капиталовложение, ведь с каждым годом цена коллекционных кукол будет расти.

Новая игрушка может мне присниться

— Насколько я знаю, ни одно украинское учебное заведение не готовит профессиональных кукольщиков, где вы нашли своих мастеров?

— Действительно, очень сложно найти нужных людей. Я обращалась и в Институт легкой промышленности, и в разнообразные техникумы, но везде мне отвечали, что у них нет заявок от производителей на выпуск кукольщиков. Конечно, наши фабрики игрушек умерли более десяти лет назад и только сегодня начинают возрождаться, поэтому еще не могут дать вузам соответствующих заказов. Так что кадры — это самая большая моя проблема на производстве.

Частично я нашла их на своей выставке старинных игрушек. Мы познакомились и решили сотрудничать. Некоторые из моих мастеров работали на фабриках игрушек еще в советские времена, других я нашла на Андреевском спуске. Просто ходила и смотрела на их изделия, если нравилось — предлагала работу.

— Вы не боитесь сотрудничать с мастерами, которые работали еще в советские времена — о качестве игрушек того периода до сих пор сочиняют анекдоты?

— На самом деле и в то время украинские мастера создавали настоящие шедевры, но именно массовое производство уродовало игрушку. Мои художники очень талантливые люди, и мы всегда стараемся воплотить их замыслы в жизнь. Если не получается сделать это качественно — отказываемся от игрушки. Замечу, что мы пытаемся, чтобы наши игрушки несли украинскую ментальность и были доступны покупателям. Наша продукция стоит от 4 до 150 грн.

— Художники — люди творческие и непредсказуемые. Наверное, вам иногда с ними нелегко?

— Да, очень сложно. Я достаточно строгий руководитель и долго не могла понять, почему мои работники не могут выполнять распоряжения вовремя. А только когда есть вдохновение. Сейчас я уже смирилась с этим. Бывает, художник месяц мучается, прежде чем сделает нужную игрушку.

— А вы сами не пробовали придумывать игрушки?

— Из 110 видов игрушек, которые сегодня производит фабрика, больше половины — мои идеи. Я могу просто читать какую-то книгу или смотреть мультфильм и найти для себя интересный образ. Новая игрушка может просто присниться мне.

Любовь ТОЛУБ

Досье

Ольга Тюрина — директор СП «Гулливер интернешнл», сети оптовых магазинов по продаже игрушек в Киеве, Черновцах, Харькове и Одессе. Среди клиентов, для которых изготавливаются корпоративные игрушки: АО «Оболонь», концерн «Орлан», аэропорт «Борисполь», компания «Укринтеравтосервис». СП «Гулливер интернешенл» было создано в 1998 году, сейчас фабрика производит более 60 000 игрушек в год.

Контракты №42 / 2002


Вы здесь:
вверх