логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Один в политике не воин - «Контракты» №43 Октябрь 2002г.


Один в политике не воин

Чтобы не стать политическими аутсайдерами, отечественные деятели сбиваются в мощные партии

Громкие международные скандалы, ослабляющие позиции Президента, неминуемо приведут к перетасовыванию политических сил. Вопрос, к какой стороне пристать, обдумывает сейчас не один политик.

Но оппозиция и власть слишком тесно связаны, чтобы существовать отдельно. И Мороз, и Тимошенко, и Симоненко, и Ющенко, и лидеры более-менее известных оппозиционных партий (тот же Матвиенко) побывали у государственного руля.

Иного пути, чем через власть, для раскрутки оппозиционного имиджа и построения крепкого финансового фундамента в Украине пока нет. И наоборот. Но время один-в-поле-воинов уже прошло. Если хочешь добиться успеха, играй в командную игру.

Из князи — в грязи

Благосклонность фортуны, исторический момент, умение рисковать — эти качества сыграли решающую роль в возвращении вчерашних аутсайдеров в большую политику. Рассчитывал ли мудрый Кравчук на второе воскрешение экс-премьера Кучмы? Кто мог предвидеть, что вице-премьер по вопросам ТЭК Юлия Тимошенко сколотит мощную антипрезидентскую коалицию? Нерешительный Ющенко смог вернуться в большую политику в качестве самого реального претендента на президентство. Изгнание с руководящего поста в парламенте Виктор Медведчук конвертировал в должность главы АП.

В то же время в первом политическом дивизионе хватает и неудачников. Нет шансов подняться на первую ступеньку власти у бывшего генерала КГБ Евгения Марчука, который охотно променял игры в оппозиционность на теплое кресло секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины. Неудачей, временным изгнанием и второстепенными ролями обернулось премьерство для Ефима Звягильского. Сегодня в кулуарах Верховной Рады он отрицает карьерные планы и называет самой большой политической ошибкой согласие занять должность премьера в нееврейском государстве: мол, такой шаг заведомо обречен на неудачу.

Пиар-игры на грани фола поставили крест на карьере заместителя спикера Верховной Рады Владимира Гринева — помните его? Отказавшись от депутатства в Верховной Раде образца 1993 года (мол, этот орган себя дискредитировал), он проиграл выборы. Блок, лидером которого он был, развалился. Назывался этот блок... «НУ» («Новая Украина»). Два года назад, когда «Контракты» брали у Гринева комментарий про судьбоносный 1991 год, даже пришлось специально указать его должность — вице-президент по работе с региональными структурами Межрегиональной академии управления персоналом.

На последних выборах экс-вице-спикер пробовал себя в деркачевском «Центре» — помните такую партию? — но в памяти поколений он остался «маргинальным политиком» («Форум»). Подобная история произошла с Александром Ткаченко. Метания между Морозом и Марчуком привели к потере электоральных симпатий к бывшему Председателю Верховной Рады. В его здравомыслии до сих пор сомневаются не только оппоненты, но и традиционный сельский электорат, поэтому бывший лидер Крестьянской партии сейчас ограничился скромным восьмым местом в списке КПУ.

Не смог создать команду и начать самостоятельную игру в оппозиции Владимир Лановой, занявший четвертое место на президентских выборах 1994 года. Гениальный шаг Кучмы — приглашение сильного соперника в АП советником — обесценил эту политическую фигуру. Ланового, проработавшего при нескольких правительствах представителем Президента в Кабмине, уволили в мае 2002 года. Сейчас бывший претендент на президентское кресло руководит организацией под названием Центр рыночных реформ. У «Контрактов» есть информация, что Лановой, вроде бы, может сменить Геннадия Удовенко на должности главы НРУ, вернувшись таким образом в публичную политику.

Все зависит от того, насколько «политически жив» нынешний Рух. Единственное исключение из длинной очереди политических аутсайдеров — Леонид Кравчук. Хотя он и не выиграл второй срок президентства, его поражение обернулось исторической победой. Кравчук остался в украинской истории уже благодаря тому, что вовремя ушел, не держась за власть до последнего. Но это — скорее исключение, подтверждающее правило.

Скажем, Игорь Митюков, который четыре года безамбициозно тянул лямку министра финансов и почти полтора года назад без протестов передал ее Игорю Юшко, до недавних пор был всего-навсего президентом Украинской национальной ипотечной ассоциации (при том, что в Украине до сих пор нет даже закона об ипотеке). А с недавних пор Митюков работает... послом в Великобритании.

Бывшие лидеры — на вторых ролях

Интриги, конкуренция, борьба за власть популярны не только в государственных органах, но и в антивластных кругах. Если фигуры второго президентского эшелона зависят от первого лица, то оппозиционеры, кроме внутренней конкуренции, должны выдерживать еще и внешнее давление.

Вряд ли смогут претендовать на роль общенациональных лидеров Левко Лукьяненко или Степан Хмара, — причина не только в зависти единомышленников, но и в пиар-технологиях. Отряд КПУ не заметил потери одного из самых радикальных коммунистов Моисеенко, претендовавшего на первые роли в партии. Его звезда взошла накануне выборов, когда он в роли лидера Коммунистической партии рабочих и селян (КПРС) возглавлял колонны бравых штурмовиков в форме советских морских пехотинцев. Теперь, похоже, эта звезда закатилась.

Та же судьба, очевидно, ждет и КПРС. Иосифу Винскому, одному из ближайших к Морозу лиц, вовремя напомнили его место товарищи по партии, и последнее место работы Винского — скромный секретарь на... антикучмовском «Народном трибунале», не считая, конечно, должности первого секретаря политсовета СПУ. А известный своими антипрезидентскими настроениями Александр Ельяшкевич так и не вошел ни в один партийный список оппозиции, и в результате получил... политическое убежище в США. Справедливости ради нужно отметить, что у оппозиционеров все-таки больше пространства для маневра, чем у единомышленников Кучмы, — атаманов там много...

В окружении Президента опасно заглядываться на первое кресло. Но путь настоящего мастера интриг — бои за должность «второго плана», где решающая роль за интуицией. В списке раненых в этих боях — небесталанный Дмитрий Табачник, который начал с должности главы АП, а сегодня ограничивается политическими движениями в рамках днепропетровской «финансово-промышленной группировки», и осмотрительный Владимир Горбулин, который, номинально оставаясь лидером «Демсоюза», так и не стал ни премьером в 2001 году, ни лидером влиятельной политической силы в 2002-м.

Пока демонстрируют успехи Сергей Тигипко, экс-вице-премьер и министр экономики, и прежний глава АП, ныне спикер Владимир Литвин. Число номенклатурщиков без амбиций в затасованной государственной колоде, кажется, неизменно. Самый показательный пример — Василий Дурдинец, который в свое время даже вкусил вице-премьерского хлеба. Уходят президенты, премьеры, лидеры оппозиции, а он и поныне скромным министром остается в правительстве несмотря на слухи об его грядущей рокировке на дипломатическое поле. Так что, украинская политика — что-то вроде миски с варениками: внизу ты или наверху, а все равно в сметане.

Чтобы не попасть в арьергард, собирай команду

Близость к власти не способствует выживанию партий. Президент боится их как плохо контролируемого политического фактора, заявил в комментарии «Контрактам» Анатолий Матвиенко. Драма «партии власти» НДП, имевшей фракцию в Верховной Раде числом около ста депутатов и претендовавшей на должность Президента — показательна.

Радикальный ресурс УНА-УНСО, КУН, Рухов исчерпан. Общество воспринимает их как обслуживающий персонал других политических сил. Первым оппозиционным политиком, который понял, что от власти, кроме неприятностей, ждать нечего, была Тимошенко. Ее успехи, вероятнее всего, объясняются ее крайним радикализмом.

Балансирование приносит меньше успеха и может разочаровать общество. Драма Ющенко заключается в попытке дать ответ не в черно-белом цвете, как привыкло общество, а в полутонах. Между тем многие избиратели не склонны выяснять детали, считают его единомышленники. А сила Ющенко — в попытке построить партию европейского образца: с идеологией, распределением ролей, региональными структурами.

В отличие от 90-х, когда партии строились по типу КПСС для обслуживания лидера-генсека с узким кругом политбюро, нынешние пытаются объединить как можно больше единомышленников: вокруг Ющенко и Тимошенко сплотилось немало ярких политических звезд, демонстрируя попытки командной игры, к которой не привыкли в Украине. Станет ли это залогом противостояния политическому аутсайдерству, покажет время.

Светлана СТЕПАНЕНКО
Рисунок Игоря ЛУКЬЯНЧЕНКО

Контракты №43 / 2002


Вы здесь:
вверх