логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Грегори ГРУШКО Беседовали Николай ШЕЙКО, Сергей ЛИТВИНЕНКО, Сергей ШЕВЧЕНКО, фото Светланы и Виктора СКРЯБИНЫХ - «Контракты» №25 Июнь 2003г.

Управляющий директор компании Foyil Securities New Europe Грегори Грушко вот уже полтора года возглавляет одну из лидирующих инвестиционных групп на украинском рынке. До этого этот настоящий гуру фондового рынка работал на различных развитых и развивающихся рынках в таких компаниях как N.M.Rotschild, Banca Commerciale Italiano, Banco Bilbao Vizcaya и др., и участвовал в приватизации таких грандов как British Petroleum, Telefonica, Rhone Poulenc. По его словам, начиная с 1991 г. как минимум раз в год он приезжал в Украину с намерением остаться работать, но неизменно уезжал обратно. Зато за последние полтора года, работая в Украине, Грегори ни разу не пожалел о своем решении остаться в Киеве, что, по его мнению, говорит о перспективности отечественного рынка.


Грегори ГРУШКО

- Грегори, на сегодняшний день Foyil Securities New Europe занимает лидирующие места в украинских рейтингах, в частности, ПФТС. Каким был ваш путь на украинский рынок?

- Фонд начал свою деятельность в Украине в 1997 г. В украинскую экономику через него было инвестировано более $55 млн путем покупки ценных бумаг. В 1997-1998 гг. отечественный рынок был охвачен кризисом и многие прекратили здесь вести свой бизнес, а Foyil не только остался в Украине, но и решил развивать свой бизнес. За счет чего? Расширив свою аналитическую деятельность. Для этого мы взяли на работу высококлассных аналитиков, которые начали изучать украинский рынок.

В 2000 году было принято решение вести бизнес не только на украинском рынке, который тогда (да и сейчас еще) имеет весьма ограниченные возможности, но и рынками Польши, России, Венгрии, Чехии, Хорватии. В 2001 году мы перепрофилировались в инвестиционную компанию, предлагающую свои услуги западным клиентам - серьезным и достаточно крупным инвесторам. Еще одно наше направление - это корпоративно-финансовое обслуживание.

На сегодняшний день ми проводим значительные объемы операций с акциями украинских предприятий, в частности, 'голубых фишек'. Скажем, в прошлом месяце у нас были значительные операции с ценными бумагами 'Укрнафты', 'Центрэнерго' и др.

- Часто можно услышать такое сравнение: сегодняшняя ситуация в Украине сопоставима с Россией образца 1996 г. Но уже после президентских выборов наша страна, совершив качественный скачок, достигнет уровня РФ-2000... Вы с этим согласны?

- Да, так говорят многие наши клиенты. Но я не придаю такого значения 2000 году в жизни РФ. И, кстати, не считаю, что сегодня мы в российском 94-м или 96-м году... Что же касается скачка, то любые политически значимые события оказывают быстрое влияние на рынок. Я не знаю как закончатся президентские выборы, но среди тех, кто сегодня дает понять, что мог бы баллотироваться - вижу профессионалов, технократов, опытных политиков... Как они поведут себя после выборов, не знаю. Но тут следует опираться на какие-то параллели. И для нас такой параллелью может служить Россия, где итоги президентских выборов придали уверенности как инвесторам, так и населению. Я, например, уверен, что 'скатывания' в Белоруссию не будет. Страна имеет серьезное геополитическое значение и для США, и для России. И превращение Украины в Белоруссию не в интересах этих влиятельных государств. Поскольку, это не в интересах и самих украинцев, то этого не произойдет.

Важно отметить, что Украина проходит через то, что происходило уже много раз в других странах и это нормальный процесс. То есть здешние проблемы не уникальны. Давайте вспомним, 1997-1998 гг., когда на российском рынке иностранные инвесторы покупали все, что можно было купить. Своих российских инвесторов в России тогда практически не было, ну разве что пара-тройка тамошних олигархов. После кризиса произошли большие изменения - примерно 85% акций стали приобретать российские инвесторы.

В Украине пока местных инвесторов практически не существует. Сейчас происходит очередной процесс передела собственности. Украинские олигархи, которые ранее скупили все что было можно, теперь уже созрели к тому, чтобы, скажем, стать владельцами акций только молочного завода. Таким образом у нас идет процесс консолидации и диверсификации, но не процесс инвестирования.

- Какие иностранные инвесторы приходят в Украину?

- Инвесторов, которые представлены на отечественном рынке, можно условно разделить на две категории. Первая, это так называемые украинские фонды, то есть те структуры, которые работают на украинском рынке давно и хорошо знают правила игры. А вторая группа - это иностранные инвесторы - настоящие гиганты инвестиционного бизнеса. Они покупают компании, не обращая внимание на то, что стране может грозить дефолт. Так вот сегодня иностранным инвесторам в Украине практически нечего покупать. Есть ценные бумаги, которые вроде бы хороши, но они ничего не стоят. А есть ЦБ, которые вроде бы должны быть на рынке, но их нет. Потому что они принадлежат олигархам, которые считают рынок неэффективным и неспособным дать правильную оценку их бизнесу.

ЦЯ много раз слышал от бизнесменов такие, например, сентенции: 'Это мой бизнес. Я его построил, он и умрет со мной'. Таким образом, на фондовом рынке нечего покупать, а то что есть характеризуется низкой ликвидностью. И, поверьте, что причиной такой ситуации, является вовсе не политическая нестабильность. Политический фактор преувеличен и больше муссируется в Украине, чем потенциальными инвесторами на Западе. А разве у нас политический риск выше, чем в России? Конечно, нет. Вы знаете, даже во время 'кольчужного' скандала, у нас были клиенты, которые хотели покупать акции, но нам было нечего им предложить. Это своеобразный замкнутый круг украинского рынка.

Знаете, крупные сделки произойдут, когда такие компании как 'Запорожсталь' и другие аналогичного уровня, в своей оценке хотя бы примерно приблизятся к тому, что они на самом деле стоят. А сейчас уровни рыночной капитализации мизерные. Даже если придет на рынок инвестиционный гигант, то объем сделки будет очень небольшим. Тут многие проблемы завязаны, в том числе и приватизационные. У нас ведь приватизацию проводят в основном под стратегического инвестора. А, скажем, взять приватизацию British Petrolеum или British Gas в 80-х годах... Их не продавали 'стратегам', хотя, наверное, их можно было найти. Но ведь портфельные инвесторы всегда платят больше.

- Когда же отественные компании станут открытыми для инвесторов?

- В принципе, это уже происходит. В качестве примера можно привести оператора мобильной связи 'Киевстар'. То есть процессы открытости уже начались, но, как они будут развиваться, пока прогнозировать трудно. Потому что здесь все зависит от владельцев компаний.

- Как в условиях дефицита нормальных эмитентов вы ведете диалог с клиентом, который хочет инвестировать в рынок? Что вы отвечаете клиенту: 'Подожди' или 'Становитесь в очередь за облигациями', скажем, Микрофинансового банка, которые, говорят, пользовались ажиотажным спросом на рынке?

- Это очень болезненная ситуация, когда есть клиент, который хочет купить, а нам нечего ему продать. Мы решаем эту проблему несколькими путями и, в частности, сами создаем эмитентов. Да, вы их еще не видели, потому что это очень длительный и тяжелый процесс. И, к сожалению, я еще не могу назвать конкретные компании. Но мы работаем с несколькими очень серьезными украинскими компаниями, с целью вывода их акций на рынки.

Правда, на этом пути сталкиваемся с очень серьезной проблемой. Директор одного предприятия спросил меня: 'Мне придется продавать свои бумаги с дисконтом, а почему я должен на него соглашаться?' В такой ситуации мы объясняем почему дисконт именно такой, сравнивая ситуацию в Украине с Польшей или Венгрией. Но, с другой стороны, я его понимаю. Ведь руководителю успешного предприятия сложно понять цель выхода на рынок своего предприятия, если оно само прекрасно финансирует себя из текущих потоков и ему не нужно привлекать внешние средства. Разум руководителя подсказывает ему, что нужно выходить на рынки капиталов, но это не крайняя необходимость. Он потратил десять лет на построение своей компании вовсе не для того, чтобы теперь продать ее часть с дисконтом. И что такому менеджеру можно ответить?

Как бы то ни было, но в последние недели мы очень активно покупали ЦБ, хотя в принципе по таким ценам грех было не купить. А один мой клиент серьезно занялся покупкой опционов. При этом он рассуждает приблизительно так: не выгорит, так не выгорит, потеряю полмиллиона долларов (для него это не большие деньги), зато если все получится...

- Какие отраслевые приоритеты у вас есть в плане 'выращивания' эмитентов?

- Если говорить в общем, то это все, что связано с потреблением. Потому что доходы населения растут, экономика растет, люди тратят деньги, покупая мебель, недвижимость и пр. Такие сферы как производство продуктов питания и все что с ними связано, обладают очень высокой инвестпривлекательностью.

- О том же говорят и в других инвесткомпаниях. Скажем, в 'Райффайзен Инвестмент' в этот список добавляют телекоммуникации, нефтегаз и пр. Но рынок узок и его на всех не хватит...

- А знаете в чем состоит разница? Мы хотя на 100% принадлежим западной структуре, но все решения принимаем здесь. Мне не нужно связываться с начальником отдела восточноевропейских рынков в Вене, Лондоне или где-то еще. Это позволяет нам быть гибкими и действовать быстро.

- Насколько серьезна конкуренция в том сегменте, где работает Foyil?

- Я очень люблю наших конкурентов. Но мне кажется, что очень многое зависит от качества аналитики, что и привлекает клиентов в ту или иную компанию. А в этой области мы, наверное, занимаем ведущие позиции. Хотя, конкуренция со стороны 'иностранцев' достаточно серьезная. Можно назвать и CSFB, и 'Альфу', чья аналитика с каждым днем улучшается...

- Кто окажется в более выигрышной ситуации, те кто пришел на фондовый рынок сейчас, или же те, кто придет вслед за ними?

- Те кто вышел на рынок раньше и приобрел акции наиболее привлекательных предприятий заработают больше, чем те, кто придет вслед за ними и купят то, что осталось. Особенно хорошо заработают покупатели ценных бумаг 'голубых фишек', чей подъем во многом обусловит подъем всего фондового рынка. К сожалению, в Украине таких компаний очень мало...

- Интересны ли сегодня инвесторам владельцы небольших пакетов акций?

- Да, еще и как. Но ими начинают интересоваться когда нужно скупить акции, скажем, с целью формирования контрольного пакета. А вот как клиенты они не интересны, поскольку в большинстве своем являются случайными собственниками.

- Насколько реальны сегодняшние объемы корпоративных облигаций?

- В самом начале корпоративные облигации были достаточно странной формой синдицированного банковского кредита. Показателем того, что на рынке наблюдается бум реальных выпусков будет динамика вторичного рынка. Сегодня его еще нет. Но, первые ласточки уже появляются. Скажем, заявленный Уксоцбанком выкуп части облигаций 'Укрзалізниці' для вторичного рынка - это очень интересная операция. Очень интересно проанализировать, как это произойдет. Хотя, тем компаниям, которые могут легко разместить свои облигации, на самом деле, это нужно меньше всего. А те кому надо не знают, чем гарантировать свой риск. Но, как бы то ни было, развитие рынка корпоративных облигаций - это очень позитивный знак для фондового рынка. Следующим шагом должно стать появление ипотечных ценных бумаг (в принципе, они уже существуют, например бумаги 'Аркада Фонд'). А еще нужно объяснить людям, что на свободные деньги можно приобрести облигации и заработать при этом, скажем, 18% годовых. Ведь никто же не говорил, что корпоративки должны выкупаться исключительно банками...

- Насколько, на ваш взгляд, перспективна такая форма вложения капитала как институты совместного инвестирования и станут ли они вашими конкурентами?

- По правде говоря, мы надеемся, что они станут нашими клиентами, а не конкурентами. Успех таких компаний будет в первую очередь зависеть от доверия населения, поскольку у многих из них ИСИ наверное могут еще ассоциироваться со скандалами вокруг трастов и доверительных обществ. Я видел исследование одной из компаний на тему: 'Насколько люди доверяют тому, что слышат?' и там на первом месте были страны Балтии и в самом конце списка Украина. В таких условиях людей привести в паевые фонды будет очень тяжело. В них нужно возродить культуру инвестирования, а в некоторых случаях - формировать ее с нуля.

- В Украине до последнего времени была распространена практика инвестирования через оффшоры. А насколько активно инвестируют через оффшорные компании на Западе?

- В отличии от Украины на развитых западных рынках через оффшоры проходит минимальный процент инвестиций. Все очень просто. Оффшоры используются для минимизации налоговых расходов, а не для инвестирования. Не говоря уже о том, что уровень делового доверия к оффшорным компаниям гораздо ниже. Даже открыть счет, скажем в Chase Manhattan Bank компании, зарегистрированной, скажем, на Британских Виргинских островах будет практически невозможно.

- Ситуация в мире, в частности, экономические проблемы в США и Европе, по мнению аналитиков, должны повернуть инвесторов лицом к развивающимся рынкам. Есть ли среди их приоритетов Украина?

- Вне всяких сомнений, да. Сейчас зафиксирован резкий всплеск интереса иностранных инвесторов к Украине. К нам приезжают, нас слушают, задают вопросы. Но возникает все тот же вопрос, а во что вкладывать средства?

- А часты ли случаи, когда инвесторы, испугавшись ситуации в Украине, выводят из нее свои капиталы?

- Перепугов или быстрых продаж объектов инвестирования, подобно тому, что происходило в 1998 г., за последние полтора года я не видел. Если же речь идет о нормальных рыночных спекуляциях, то такое, конечно, происходит. Но никакой паники даже и близко нет, более того - спрос намного превышает предложение.

- 'Забиваете' ли вы в стоимость своих услуг расходы на отечественных чиновников?

- На самом деле, нет. Мы анализируем компании и это часть работы менеджмента этих компаний - решать проблемы, возникающие с чиновниками.

- Допустим, к вам пришли руководители украинской компании, которая просит помочь подать себя на западном рынке...

- Пока этого не происходит. Решение должны принять владельцы компаний, которым нужно решить, а нужны ли им вообще совладельцы. Пока же мы идем к ним. Хотя и понимаем, что даже если и договоримся, то для нас это, так сказать, очень долгосрочные инвестиции.


Досьє

Грегори Грушко, гражданин США, родился 16.08.1957 г. В 1986 г. закончил Джоржтаунский университет с дипломом магистра гуманитарных наук в области международных отношений.

Свою карьеру начал в 1979 г. в одном из самых известных банков США Bear Stearns & Co. в качестве менеджера по продаже международных ценных бумаг. С 1988 по 1990 гг. работал в банке N. M. Rothschild, с 1991 по 1994 гг. - в Banca Commerciale Italiana в качестве руководителя различных инвестиционных проектов в развивающихся странах мира. С 1994 по 1998 гг. занимал должность начальника отдела торговых операций в Banco Bilbaj Vizcaya.

В качестве советника и эксперта по вопросам приватизации и размещения акций в США и других странах Грушко консультировал компании Cementos Diamantos, Cementos Paz del Rio (Колумбия), Сemex (Мексика), Nokia (Финляндия), Pharmacia (Швеция), Roiters (Англия), Telephonica of Spain, Banco Central, Repsol (Испания), Mond Edison (Италия). В период кризиса 1998 г. в России компания ATON Capital Group (Москва) предложила ему возглавить отдел, занимающийся операциями на рынке ценных бумаг. За время работы Грушко в российской компании (до 2002 года) ATON стал не только прибыльным инвестиционным банком России, но и третьим среди ведущих российских брокеров. В этот же период Грушко являлся советником и других корпоративных клиентов таких как РАО 'ЕЭС России', группа компаний 'Каскол' и администрация Хантымансийского автономного округа.

C 2002 г. по приглашению Дориана Брента Фоила, Грегори Грушко возглавляет инвестиционно-банковскую деятельность компании Foyil Securities New Europe.

Контракты №25 / 2003


Вы здесь:
вверх