логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Евгений ЧЕРВОНЕНКО: <Я приехал во Львов в одних брюках, а выехал оттуда владельцем огромной фирмы> Разговаривали Роман КУЛЬЧИНСКИЙ, Юрий САНДУЛ, Павел СОЛОДЬКО, Сергей ШЕВЧЕНКО, Николай ШЕЙКО - «Контракты» №27 Июль 2003г.

Автогонщик, учредитель одной из крупнейших компаний автоперевозок, <лимонадный> король, советник Президента, экс-руководитель Госкомрезерва, один из лидеров фракции <Наша Украина> - деловая и политическая карьера Евгения Червоненко набирает обороты, хотя иногда и сопровождается скандалами. Поэтому неудивительно, что в редакции <Контрактов> Евгений Альфредович говорил не только об украинских делах, в частности о конфликте между налоговиками и его концерном <Орлан>, но и прибегал к общечеловеческим обобщениям.


Евгений ЧЕРВОНЕНКО
О бизнесе

— Вас считают довольно успешным бизнесменом. Что изменилось в бизнесе по-украински с тех времен, когда вы делали первые шаги предпринимателя?

— Я награжден орденами «За заслуги», которые, считаю, получил честно. Орден третьей степени — за «Орлан», второй — за то, что отменил льготы по уплате НДС для «Кока-Колы», и сейчас 94% рынка пищевой отрасли принадлежат украинским предприятиям (сравните — раньше «Кола» имела 74% рынка напитков, сейчас — 22%)...

Ситуация в бизнесе отражает общую ситуацию в стране. Сегодня страна разделена на два лагеря: с одной стороны — старая номенклатура и олигархи, с другой — системный бизнес и производительные силы. Кроме них есть прослойка, которая, имея в руках административный ресурс и большое количество наличных в мешках, пытается получить контрольный пакет акций некоторых предприятий. По большей части это дело рук некоторых силовиков-бюрократов. Механизм их работы примитивен и чрезвычайно грязен. Заняв теплое кресло, они сначала берут безумные взятки, после чего находят мишень — предприятие, которое они присмотрели. Поскольку собственный бизнес эти люди строить не умеют, прибегают к созданию проблем другим предприятиям. Они шантажируют владельца, мол, продашь за такую-то цену — и останешься руководить. Разве не бандиты? Происходит перераспределение собственности. Все понимают, что без изменений не обойдется, поэтому хотят быстро отмыть и вложить деньги.

— Что же делать?

— Законы должны быть одинаковыми для всех, независимо от должности и размеров кошелька. Сегодня в Верховной Раде около 300 миллионеров. Многих я спрашивал: «Не надоело ли вам — вас то привечают, то бьют по голове. Вы сделали себя сами, вы же неординарные личности». А мне отвечают: «Мы в душе с «Нашей Украиной», но после вашей победы...». Мне больно смотреть, что люди в мире берут кредиты по ставке LIBOR — меньше 3%, а мы — в зоне риска. Сегодня половина экономики в тени, ибо это выгодно админкоррупции, которая является «крышей» и бьет всех, кто занимается системным бизнесом.

— А как вам удавалось получать кредиты на Западе?

— Я много работал, чтобы получить кредит доверия к своим делам, к своему имени, в частности на Западе. Имя на Западе — самое дорогое, и обмануть там можно только раз. Контракты «Орлан-Транса» с «Вольво» и «Сканией», приход портфельных инвесторов Soсiеte General-Ladenburg Talmah на «Орлан-Бевериджиз» (впервые на промышленное предприятие в Украине) — подтверждение того, что наша репутация не вызывает сомнений. Даже несмотря на дефолт, мы все равно выполняли свои обязательства, платили зарплату. Мы сотрудничаем со многими известными компаниями, выиграли много тендеров в Европе на перевозку.

Доверие, которое мы заслужили, — самое главное. На Западе не понимают, как можно без решения суда во время так называемых маски-шоу (очевидно, Червоненко имеет в виду действия налоговой милиции — в свое время глава ГНАУ Юрий Кравченко заявил: «Я приказом запретил налоговой милиции забирать грузовиками документы. Не понимаю, когда милиция демонстрирует «маски-шоу». — Ред.) выбросить водителя из машины таким образом, чтобы он умер на следующий день. Западные партнеры, когда львовская налоговая остановила машины, предлагали «Орлану» списать наложенные из-за опоздания штрафы на «форс-мажор». Однако мы отказались, ибо и далее хотим быть конкурентоспособными. Я не хочу, чтобы украинцев и Украину жалели, мечтаю, чтобы нас уважали во всем мире. Считайте меня сумасбродным, но это лучше, чем быть вором.

О конфликтах

— Ваши партнеры собирались подавать в Европейский суд по поводу львовского инцидента...

— Не люблю выносить сор из избы. Конечно, я ознакомил с этой ситуацией Конгресс США, правозащитные организации Европы, Евро-Азиатский Еврейский Конгресс. Но проблема в том, что есть законы, а есть подзаконные акты. Насколько я знаю, во Львове президент Польши Квасневский несколько раз звонил по телефону руководству нашей страны, чтобы выяснить причины «наезда» налоговиков на львовский КредитБанк. Разве что-то изменилось?

— В каком состоянии сейчас дело «Орлана»?

— У нас несколько исков относительно возмещения «Орлану» 1,5 млн грн НДС. Высший хозяйственный суд оставил без рассмотрения кассационную жалобу ГНА об отмене постановления Львовского апелляционного суда относительно привлечения ответчиком отделения Госказначейства. После комплексной проверки, которая длилась год и закончилась в прошлом году летом, началась следующая, завершившаяся весной этого года. Она обнаружила некоторые факты, которые при всех предыдущих проверках не считались нарушениями. Это НДС по транзиту через Украину и страхованию автомобиля. Это не для здравого рассудка! Чтобы вы поняли уровень проверки, приведу пример: львовские налоговики считают, что на предприятии, которое занимается международными перевозками, горючее и колеса следует покупать из прибыли. Это откровенное своеволие, цинизм и грубость.

— Вы не думали перевести бизнес в другой регион?

— Знаете, я пытаюсь жить по своим правилам. Их пять. Первое: «Твои дела говорят так громко, что я не слышу, что говоришь ты». Второе: «Нет будущего у того, кто не помнит своего прошлого». Третье: «Нет острова счастья в море несчастья». Четвертое: «В гробу карманы не предусмотрены». Пятое: «Каждый должен жить в согласии с самим собой». Я приехал во Львов в одних брюках, а выехал оттуда владельцем огромной фирмы. Я должен отдать долг этой земле и людям. Инвесторы спрашивают, почему бы не перевести бизнес в другое место... Но ведь тогда я не смогу быть самим собой.

— Какие у вас отношения с киевским мэром после конфликта между столичной властью и возглавляемым вами Госрезервом?

— Я в прекрасных отношениях с киевским мэром Александром Омельченко и его сыном, народным депутатом и членом нашей группы «Разом». Александр Александрович меня уважает за этот поступок, ведь решение суда, которое я не выполнил, тогда нарушало пять законов прямого действия. Цена пшеницы на рынке составляла 900 грн за тонну, и если бы я отдал ее из Госрезерва по 230 грн, был бы на нарах раньше Козаченко.

— Как оцениваете действия ваших преемников на посту руководителя Госрезерва?

— При Куратченко я не видел идеологии, а то, что сейчас декларирует Песоцкий, мне нравится, хотя он и представляет СДПУ(О). Хватит ли у него мужества бороться с бюрократическим аграрным лобби из «Хлеба Украины», его миллиардными долгами, с чиновниками Кабмина относительно долгов за уголь, не дать финансово-промышленным группам играть на спекуляциях, бороться за возврат долгов? Не знаю... Хотя глава Госрезерва — не партийная должность. Госрезерв — это скорая экономическая помощь стране.

— Когда как председатель Госрезерва шли в прокуратуру, ощущали какое-то беспокойство?

— Приятного, конечно, мало. А беспокойство я ощущаю с того момента, когда не получил золотую медаль в днепропетровской СШ № 23 после того, как за слово «жид» отправил человека в больницу. Я боюсь автогонок, боюсь, когда сажусь в самолет, которым научился управлять после смерти Леонида Бородича (генерал милиции, разбившийся на спортивном самолете. — Ред.). Я бросил карьеру ученого, потому что хотел вырваться на Запад и почувствовать вкус экономической самостоятельности. Был единственным евреем в сборной СССР. И вернулся домой. Самое страшное для меня — даже не физическое уничтожение, а эмиграция.

О политике

— В последний год Украина и украинцы проходят испытание — способны ли мы быть государством вообще. Весь мир считает, что Украина осенью 2004 года имеет последний шанс избрать свой путь: быстро идти вперед или остаться на задворках. И проблема украинцев — в самих украинцах. В правительстве я получил кличку «белого орлана», поскольку был независимым и необычным для чиновничества. Никогда не стремился быть олигархом, хотя был близко к «солнцу» и мог, наверное, немало получить. Единственное, что я говорил и говорю Президенту как ракетному конструктору: «Ющенко — лучшая ракета». Многих представителей политического бомонда раздражали цитаты, которые висели в моей приемной в Госрезерве: «Если мне что-то нужно, я дам указание лично. Л. Д. Кучма» и «Мы 9 лет жили аморально. В. А. Ющенко». После того как получил мандат народного депутата, я стал членом фракции «Наша Украина», депутатской группы «Разом», в состав которой входят преимущественно представители бизнеса. Кстати, существовало мнение, что бизнесмены разбегутся от Ющенко первыми, но этого не произошло. Это многих «сверху» раздражает, поскольку это не прагматизм, а элементарная порядочность. Считаю, что депутаты, которые предали «Нашу Украину», не найдут уважения даже среди тех, к кому перебежали.

— Если команда Ющенко победит, не начнется ли новый передел собственности?

— Я никогда не мщу, и никто из нашей команды этого не хочет. Но Ющенко и не допустил бы ничего такого, ибо это путь в никуда.

— Вы сейчас поддерживаете отношения с Леонидом Кучмой?

— Если прорвусь к нему, то встречаюсь. Но больше все-таки с его женой. Я не из тех, кто перечеркивает прошлое. Леонид Кучма — гениальный конструктор систем сдерживания, но сегодня для Украины наступило время пути вперед, и он это понимает. Я не раз говорил Президенту, что его может погубить его окружение.

— А каковы шансы, что все изменится? Люди и дальше чаще просто машут рукой, мол, мы уже раз голосовали, а ничего не меняется.

— Есть так называемый украинский менталитет. Верю в мудрость народа, который помнит заслуги правительства Ющенко. Возвратили долги по пенсиям и зарплатам, сделали прозрачными бюджеты всех уровней, вывели украинскую нефть и зерно на тендеры. Собирали более 40 млн т зерна, банки кредитовали агрокомплекс, уничтожили бартер. У людей появились деньги, поэтому, например, в пищевой отрасли был прирост 32%, в машиностроении — 19%.

— Чем вы занимаетесь в парламенте?

— Я вхожу в парламентский Комитет по вопросам транспорта. Сейчас мы рассматриваем ситуацию с дотациями для льготников на транспорт. Скажем, бабушка из села Тухольки в Карпатах никогда не ездит на пароходе. Так куда исчезает ее дотация? В чей-то карман. И я отстаиваю то, чтобы льготники получали свои льготы наличными, поскольку административное разделение льгот порождает коррупцию. Считаю, что Украина должна стать транзитным государством. Сегодня же из-за несовершенного законодательства и бюрократии перевозчики обходят Украину стороной.

— Как бы вы прокомментировали эксперимент с «зеленым коридором» на Западной региональной таможне?

— Я очень хотел бы верить, что это действительно эксперимент по упрощению, если бы не информация, что поток контрабанды под лозунгом «финансы под выборы» постоянно растет. Расскажу случай. На одной из львовских пограничных таможен во время проверки центрального аппарата произошел конфликт проверяющего с начальником таможни. Потом проверяющий вызвал такси и хотел уехать, но его закрыли в комнате, и впоследствии он исчез. Его сестра обратилась ко мне за помощью. По своим каналам я нашел этого человека в психиатрической больнице. Еле его вытянул оттуда. И мне страшно, что галичане это видят и молчат. Несколько недель назад на Закарпатье опять при помощи «маски-шоу» задержали «орлановские» машины, которые не были под таможенным контролем. Откровенный абсурд, ведь даже дети в Западной Украине знают, какая политическая сила занимается контрабандой и контролирует границу.

О жизни

— Как вам в советские времена удалось попасть за границу?

— Я был одним из первых советских спортсменов, выехавших на Запад. В 1987 году погиб мой друг по сборной Украины, его последним словом на скорости 180 км/ч было: «Живи». В следующий раз за границей я отказался отдавать честно заработанные призовые деньги, после чего меня лишили лицензии и исключили из комсомола. И тогда я через друзей прорвался к Горбачеву. Я, кстати, звоню ему и сейчас. Дал ему слово, что не откажусь от советского паспорта, и нас тогда выпустили на Запад. Во Львове нас нанял завод «Электрон». Потом мы выиграли гонки в Австрии, и нас пригласили в тамошнюю профессиональную команду. Все, что я там заработал, я вкладывал в свою первую компанию «Транс-Ралли» во Львове, которая специализировалась на международных перевозках. И теперь своим детям я говорю одно: «Вы не смотрите, на каких моделях кабриолета разъезжают дети «новых украинцев». Сами заработаете — купите».

— Вы поддерживаете отношения с политиками, которые вышли из Днепропетровска?

— Да, отношения вполне нормальные. Но я никогда не надоедаю с просьбами, мол, помогите земляку. Лучше расскажу о настоящей поддержке, ради которой стоит жить. Недавно как секретарь профильного комитета я присутствовал на собрании Совета международных перевозчиков. В конце заседания ко мне подошли представители совета и сказали: «Если тебя опять начнет истязать налоговая — пусть водители «Орлана» передадут «радиоволной дальнобойщиков», что «Абрам-Транс» (так шутя называют между собой водители-дальнобойщики мою компанию) опять насилуют и что вы пикетируете налоговиков. Все водители, которые в это время будут в западной части страны, прекратят рейсы и приедут вам помочь». Этого не купишь ни за какие деньги. Это — гражданская позиция.

— Есть ли у вас какой-нибудь способ отвлекаться от проблем?

— Опять сел за руль во время ралли в команде MacCoffee Rally Team. Невзирая на старые переломы, люблю горные лыжи. Сейчас прохожу профессиональный гигантский слалом. Это при моем весе 110 кг.

— Ваши пожелания читателям?

— Жить в согласии с самим собой. Тот, кто считает, что, встав сегодня на колени и получив за это лишний ломоть хлеба, он получил счастье, ошибается. Он обязательно продолжит свой путь к несчастью. Я желаю всем людям Украины силы и совести жить в согласии с собой. Встаньте с колен, кто может. Когда сделаете это, поверьте — вы почувствуете крылья. Вы будете орланами, свободными птицами.


Досье

Евгений Червоненко родился в 1959 году в Днепропетровске в профессорской семье.

В 1982 году закончил Днепропетровский горный институт по специальности «горные машины и комплексы».

19821985 гг. — инженер-конструктор специального конструкторского отдела института «Днепромашобогащение»;

19861991 гг. — профессиональный спортсмен, член сборной СССР, мастер спорта СССР международного класса, чемпион СССР, учредитель первой в СССР профессиональной гоночной команды «Перестройка»;

в 1988 г. создает компанию грузовых перевозок «Транс-Ралли»;

19921997 гг. — председатель правления СП «Львов Ван Пур», председатель правления «СП Рогань Ван Пур», глава промышленной группы «Украина Ван Пур»;

19971998 гг. — глава Совета предпринимателей при Кабинете Министров Украины;

19982000 гг. — советник Президента Украины;

19972000 гг. — президент концерна «Орлан»;

20002001 гг. — глава Государственного агентства по управлению государственным материальным резервом;

20012002 гг. — Почетный президент концерна «Орлан».

С 2002 г. — народный депутат Украины, фракция «Наша Украина».

Секретарь Комитета Верховной Рады Украины по вопросам строительства, транспорта и связи. Беспартийный.

Награды

Победитель акции «Человек года-99» в номинации «Предприниматель года». Награжден орденом «За заслуги» III и II степеней. Награжден королем Швеции Карлом XVI Густавом орденом «Полярная звезда», президентом Польши — орденом «Заслуги Республики Польша», Орденом рыцарской доблести II степени и титулом почетного графа рыцарского ордена Архистратига Михаила.

Контракты №27 / 2003


Вы здесь:
вверх