логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Обязательное страхование с необязательным возмещением Александр ДРАНИКОВ - «Контракты» №27 Июль 2003г.

<Контракты> уже сообщали о том, что Кабинет Министров готовит проект изменений к Закону <О страховании>, в котором перечень обязательных видов страхования может быть значительно сокращен. Страховые компании, во всяком случае те, которые могут похвастаться соответствующими лицензиями, приняли известие в штыки. Их аргумент: в Украине тяжело внедряется добровольное страхование, да и обязательное зачастую не работает - власть не наказывает тех, кто не приобретает обязательных страховок. <Контракты> задались вопросом: а работает ли обязательное страхование в интересах вынужденных потребителей этих услуг?


«Наши клиенты рассматривают обязательное страхование как дополнительный побор»

Обязательные виды страхования предусмотрены не только Законом «О страховании». Например, Закон «О залоге» также предусматривает обязательное страхование имущества, передаваемого в залог банку при получении кредита. Тут никаких карательных санкций властей не надо: нет страховки — нет кредита. В части отбора денег на страховые взносы у получателей кредита это правило срабатывает безотказно. Казалось бы, что тут такого: не только банку, фактически перестраховавшему свой риск, но и предпринимателям, раскошелившимся на такую страховку, должно быть спокойнее — в случае чего, непредвиденные риски возместит страховщик. Однако, как показывает плачевный опыт некоторых юрлиц, цепочка «приобретение страховки — страховой случай — возмещение ущерба» рвется как раз в последнем звене. Старший кредитный специалист «Микрофинансового банка» Татьяна Титаренко: «В любом банке существуют достаточно жесткие критерии отбора страховой компании-партнера.

Ведь в случае возникновения проблем с погашением задолженности по кредиту и с залоговым имуществом минимизация кредитных рисков находится в прямой зависимости от платежеспособности страховой компании. Поэтому зачастую клиенты банка лишены возможности выбора страховых компаний. Им предлагается заключать договор страхования только с теми страховщиками, которых определил сам банк, выдающий кредит. Но иногда даже при таком жестком отборе страховые выплаты сопряжены с бюрократической волокитой, совершенно неоправданной юридической казуистикой, к которой обращаются страховщики, поставленные перед необходимостью страховой выплаты. Не удивительно, что многие наши клиенты рассматривают обязательное страхование как дополнительный побор. Иногда пользователи кредита даже при наступлении страхового события не обращаются за возмещением в страховую компанию, а просто прекращают выплаты по кредиту, предоставляя банку самому вступать в тяжбу со страховщиком».

увеличить
Жесткий отбор банками определенных страховых компаний — не просто забота о беспроблемном возврате денег, а, зачастую, тривиальное желание заработать «на хлеб насущный». Так, некоторые филиалы банков сами выступают страховыми агентами, работая по соглашениям со страховыми компаниями. Например, отделения «ПриватБанка», массово выдающие кредиты на приобретение новых автомобилей, являются страховыми агентами запорожской «Страховой компании «Кредо». Впрочем, для клиента, берущего кредит на приобретение автомобиля, такая организация вполне удобна — как говорится, деньги и документы из рук в руки, не отходя от кассы. Да и банк, он же страховой агент, вместе со страхователем, при возникновении страхового события, будут выступать единым фронтом, требуя от страховщика возмещения финансовых потерь.

Затягивание времени как форма отказа

А теперь реальная история. В одной страховой компании имело несчастье оформить страховку ООО «Топком» — фирма информационных технологий. Вот факты, приведенные заместителем директора «Топкома»: «23 апреля прошлого года между ООО «Топком» и страховой компанией был заключен договор страхования имущества, являющегося предметом залога. Согласно этому договору компьютерный комплекс, эксплуатируемый в одном из компьютерных клубов предприятия, был застрахован «от повреждений или уничтожения, причиненных огнем, вследствие пожара, противоправных действий третьих лиц (кражи со взломом, грабежа), стихийных бедствий».

В ночь с 19 на 20 декабря 2002 г. в помещении компьютерного клуба, где находилось застрахованное имущество, произошла кража. Утром 20 декабря руководство предприятия оповестило страховую компанию о случившемся по телефону. Сотрудник СК предложил пострадавшим дождаться выяснения всех обстоятельств кражи, которые будут запротоколированы в милицейских документах, и уже потом обратиться к страховщику с официальным заявлением о выплате. Тогда предложение страховой компании выглядело вполне логично: ведь сама администрация предприятия могла инсценировать кражу с тем, чтобы претендовать на страховое возмещение. Посему в ООО «Топком» стали ждать окончания следствия. Последнее, к счастью, не затянулось. Милиция оперативно установила круг подозреваемых и уже в феврале 2003 года материалы уголовного дела были переданы в суд. Из них следовало, что двое подозреваемых признались в том, что совершили хищение компьютерных комплектующих в компьютерном клубе путем взлома опечатанных системных блоков ПК в кабинете администрации предприятия и одном из неработающих в ночное время игровых залов.

20 февраля ООО «Топком» обратилось в СК с официальным письмом, в котором изложило все подробности инцидента и просьбу рассмотреть вопрос о страховой выплате. Сделать это ранее предприятие не имело возможности, поскольку милиция не выдавала соответствующих справок до окончания предварительного расследования уголовного дела. И тут началось!

Минимальный тариф возмещения не предусматривает?

Во-первых, страховая компания обвинила «Топком» в несвоевременном оповещении о наступлении страхового события. Мол, согласно правилам страхования имущества страхователь должен был известить страховщика о происшествии с объектом страхования не позднее чем в трехдневный срок после события. Звонок в страховую компанию в расчет не брался, поскольку не был запротоколирован. «Топком» резонно заметил, что в договоре, заключенном с СК о сроках и способах оповещения нет ни слова, да и сам договор заключен сроком на год. Тем более, если столь сжатые сроки оповещения связаны с необходимостью проведения экспертизы для установления реального размера ущерба, то с поврежденным в ходе кражи имуществом никто ничего не делал — ведь это вещественные доказательства и до определенного времени оборудование вообще находилось в милиции, равно как и часть похищенных комплектующих, которые были изъяты у подозреваемых во время обыска. С горем пополам этот вопрос был снят с повестки дня.

Во-вторых, страховщики и вовсе попытались представить дело так, что кража в ООО «Топком» не подпадает по условиям договора под страховую выплату. Андеррайтер, который от имени СК заключал договор, вдруг заговорил о том, что злоумышленники попали в помещение клуба через входную дверь, которую открыл администратор, то есть кражи со взломом не было. Да и сумма, которую «Топком» внес в качестве платы за страховку была насчитана по минимальному тарифу — 0,45% суммы оценки имущества, а значит страхователь не может претендовать на возмещение. Интересно, что страхователь не настаивал на минимальном тарифе: цифру озвучил сам страховой агент, что подтвердили сотрудники банка, в котором ООО «Топком» получало кредит. Да и в милицейских протоколах четко указывалось: «имущество похищено путем взлома входной двери в кабинет администрации, которая находится внутри помещения, взломаны варварским способом и системные блоки ПК».

Эксперт все не едет...

Наступила весна. Испорченное злоумышленниками имущество «Топкома» по прежнему простаивало — страхователь без экспертизы не решался что-либо с ним делать, а эксперт страховой компании не ехал «на место происшествия», чтобы засвидетельствовать ущерб. Никаких официальных документов от страховой компании о перспективах этого дела «Топком» также не получал. Все эти неприятные моменты страхователь изложил вице-президенту СК. Последний попросил представить ряд дополнительных документов и справок: о месте жительства подозреваемых в совершении кражи, об остаточной стоимости оборудования, которое было повреждено, и т. п. Справки были сделаны и переданы в страховую компанию в течение одного рабочего дня. Страховщики пообещали, что изучат представленные документы, подготовят соответствующие запросы в милицию и через две недели примут окончательное решение.

Наступил апрель. В очередной раз «Топкому» сообщили о том, что произошла задержка по причине отсутствия ответов из милиции на запросы страховой компании. Чтобы ускорить дело, страхователю также было предложено подготовить в частном порядке гражданский иск к подозреваемым и самостоятельно развезти запросы от имени страховой компании по всем требуемым адресам. Все это было сделано пострадавшим предприятием. Однако, все потуги страхователя наладить деловой контакт со страховой компанией оказались тщетными. Ни какого официального ответа на все обращения страхователя (их было 6) СК так и не дала. Только 17 апреля, за 6 дней до окончания срока договора о страховании имущества СК официально уведомила своего клиента об отказе в страховой выплате на том основании, что имущество было застраховано от «кражи со взломом», а действия злоумышленников квалифицированы в уголовном деле по ст. 81 ч.3. УК Украины.

На основании содержания этой статьи можно заключить, что кражи со взломом не было — имело место «тайное хищение имущества». Очевидно, по логике СК, тайное хищение имущества не является «противоправными действиями третьих лиц». Напомним, что все 4 месяца поврежденное оборудование простаивало, ожидая экспертной оценки, о необходимости которой при первом же обращении в страховую компанию заявили ее специалисты.

В очереди за возмещением рассказывают однотипные истории

Возможно, случай с ООО «Топком» — всего лишь, как говорили в СССР, «отдельные, еще иногда встречающиеся пережитки»? «Контракты» попытались отыскать страхователей, у которых были похожие проблемы со страховщиками. Это оказалось делом нетрудным. В офисе все той же страховой компании, в очереди заявителей о страховой выплате (все ждут денег более двух недель) мы услышали несколько однотипных историй. Вот одна из них.

Валерий Д. приобрел страховку на новый автомобиль по условиям КАСКО. Они предусматривают покрытие владельцу ущерба, возникшего вследствие ДТП, угона, противоправных действий третьих лиц, несчастного случая, стихийного бедствия и т. п. Через 4 месяца он не по собственной вине попал в ДТП, повредил автомобиль. В тот же день обратился в страховую компанию. Там ему предложили самостоятельно узнать точный адрес водителя, виновного в ДТП, а заодно и завезти запрос от имени страховой компании в ГАИ, позаботившись о том, чтобы ответ выдали ему на руки. В районном отделении ГАИ, сотрудники которого оформляли ДТП, ответ, как водится, выдать на руки отказались, направив пострадавшего в райуправление МВД. Там в обмен на быстрый ответ затребовали спонсорскую помощь в виде канцтоваров.

Даже после нее соответствующую справку готовили 2 рабочих дня. После того как вожделенная бумага была предоставлена страховщику, состоялась экспертиза по оценке размера ущерба. Пострадавшему предложили за собственный счет отремонтировать машину, представив смету выполненных работ, которую пообещала оплатить страховая компания. Теперь Валерий Д. озабочен поиском СТО, которая возьмется отремонтировать автомобиль за скромную сумму указаную в акте оценки ущерба. Сколько на это уйдет времени — неизвестно. Правда, есть надежда, что ущерб оплатит виновник ДТП, тогда Валерий сможет оставить свои деньги страховой компании «на бедность».

Юрисконсульт адвокатской компании «ДеЛЛ» Татьяна Родина: « Нередки случаи обращения к нам клиентов с заявлениями о неисполнении обязательств страховщиками по договорам страхования. Однако, до исковых заявлений в суд дело доходит крайне редко. Суть в том, что некоторые страховые компании составляют договоры так, что эти документы изобилуют двусмысленными юридическими формулировками и предполагают разную трактовку. В первую очередь это относится к договорам по обязательным видам страхования: это и страхование залогового имущества, помещений, находящихся в государственной собственности при передаче таковых в аренду, и ряд других страховок, связанных с экономическими отношениями субъектов хозяйственной деятельности. Естественно, что шансы выиграть иск по таким «скользким вопросам» не выше 50%. Не многие отваживаются на борьбу при столь скромных шансах на успех».


Контракты №27 / 2003


Вы здесь:
вверх