логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
«Финансовая» броня для «оборонки» Сергей ЗГУРЕЦ, Центр исследований армии, конверсии и разоружения - «Контракты» №32 Август 2003г.

В Украине постепенно начинает формироваться «ядро» банков, готовых обслуживать национальный оборонно-промышленный комплекс (ОПК) и участвовать в военно-техническом сотрудничестве в качестве если не ключевых, то крайне важных партнеров. Этот процесс связан с поиском оптимальных форм взаимодействия между финансовыми структурами, спецэкспортерами и оборонными предприятиями. При этом и предприятия, и банки стараются отвоевать для себя наиболее выгодные позиции.


фото Сергея ДАВЫДКОВА

Кредиты «цвета хаки»

Хотя государство изо всех сил стремится контролировать и курировать «оборонку», материальных рычагов для этого пока нет. Внутренний рынок — из-за ограниченности бюджетных ресурсов — потребляет не более 5% оборонной продукции. И предприятия ОПК начинают реализовывать собственные стратегии выживания, все больше переориентируясь на зарубежного потребителя. При этом, не имея достаточного финансового ресурса, они устанавливают все более тесные контакты с банками для привлечения недостающих средств для реализации своих проектов. Банки становятся источником финансирования оборонных предприятий, и, таким образом, сами превращаются в игроков на поле военно-технического сотрудничества.

На фоне традиционного интереса банков к зарубежным контрактам, которые реализуют украинские предприятия ОПК, в последние два года к национальным «оборонным» проектам банки относятся осторожно. Так, в конце 2002 г. Министерством промышленной политики был определен список перспективных инновационных проектов, среди которых большая часть — авиастроительные. По данным агентства Defense Express, в 2003 г. отечественные банки выделят национальным авиастроительным предприятиям около 450 млн грн на реализацию долгосрочных проектов. Ряд отечественных банков будут финансировать производственные проекты Харьковского государственного авиационного производственного предприятия, ОАО «Мотор Січ» и др.

Один из комбанков выделил кредит в 240 млн грн госпредприятию «Харьковский машиностроительный завод «ФЭД», специализирующемуся на производстве интегральных гидроприводов, топливно-регулирующей аппаратуры, электроприводных насосных станций, гидроблоков для нужд авиакосмической промышленности и машиностроения. 80 млн грн получит запорожское ОАО «Мотор Січ» для постановки на серийное производство авиадвигателей нового поколения, таких как АИ-450, АИ-222, ВК-1500, ВК-2500 и других. Киевский государственный авиазавод «Авиант» вел переговоры с ПУМБом о предоставлении кредита на изготовление пяти региональных самолетов Ту-334, серийное производство которых в конце ноября начато на этом предприятии. Кредитную линию для инвестиционного проекта стоимостью 135 млн грн по производству и серийному выпуску самолетов Ан-140, Ан-74ТК-300 и Ан-74ТК-300УТ для Харьковского государственного авиационного производственного предприятия открыл Проминвестбанк. Работу в рамках инновационных проектов также осуществлял и АППБ «Аваль».

Глас «оборонки»

Эксперты авиационной отрасли отмечают, что проценты, которые требуют коммерческие банки за предоставляемые кредиты, для большинства украинских авиапредприятий сегодня непосильны. Валерий Мунтиян, помощник министра обороны Украины по вопросам формирования бюджета и экономико-финансовой деятельности: «Ставка рефинансирования была 6%, а теперь стала 8%, но коэффициент риска, который закладывают банки, добавляет еще 20%. Итоговая стоимость кредитного ресурса — 26% или 28%. Это неверно, потому что средняя рентабельность производства 15%. Понятно, что при таких условиях производитель этот кредитный ресурс не возьмет, а коммерческий банк ему не предоставит, потому что коэффициент возврата не будет выполнен».

В свою очередь, исполнительный директор по проектированию ЦКБ «Шхуна» Юрий Мясников так определял «узкие» места во взаимоотношениях банков и предприятий: «Сегодня существует ряд финансовых компаний, готовых поддержать реализацию инновационного метода — когда государство или коммерческие структуры предоставляют кредитные ресурсы на льготных условиях под гарантию возврата кредита. Но чтобы получить $1 млн, вы должны положить как минимум $2—2,5 млн залога. Основная проблема, которая сегодня существует, — отсутствие ликвидного залога у большинства заемщиков».

В то же время генеральный директор ОАО «Мотор Січ» Вячеслав Богуслаев категорично утверждает, что «ни у одного, даже у самых престижных украинских банков — ПриватБанка, Проминвестбанка нет в наличии таких денег, чтобы инвестировать сегодня разработки «Мотор Січ» или «Прогресс». Они этого сделать не могут».

Генеральный конструктор ЗМКБ «Прогресс» Федор Муравченко отмечает, что «ни один банк не дает кредиты больше, чем на 2—3 года. Нам чтобы вернуть эти деньги, требуется выполнить производственный цикл, а это не меньше семи лет. Я, например, хочу взять кредит, но мне его дают только на 2—3 года и только под залог конструкторского бюро. В этом случае я никогда не верну кредит. Все это делается только для того, чтобы зацапать нашу собственность».

Генеральный директор Харьковского государственного авиационного производственного предприятия Павел Науменко: «Ситуация не самая лучшая. Деньги дорогие и короткие. Поэтому это вопрос менеджмента — каким образом привлечь банковский капитал для развития авиапромышленности. У нас солидный кредитный портфель. Ведь для того чтобы поднимать объемы производства — а они у нас по этому году вырастут в 2,5—3 раза по сравнению с прошлым годом, — нам нужен капитал. С украинскими банками мы работаем очень плотно. Прежде всего, это Проминвестбанк, Укрэксимбанк. Мы также работаем с Кредитпромбанком и с ПУМБом. Конечно, я бы с удовольствием сотрудничал с европейскими банками, но они с нами пока не работают».

В свою очередь, генеральный директор госпредприятия «Южмаш» Юрий Алексеев считает, что «национальные банки не в состоянии финансировать ракетную и авиационную промышленность Украины. Мы стараемся брать «зарубежные» кредиты, так как они более льготные. У нас же валютный кредит — от 12 до 15%. 12% — это разве что по большому блату. Причем деньги можно взять на год — максимум два. А ракету мы делаем, например, два с половиной года, а мой комплектатор делает комплект узлов три года».

Несколько лет назад «Южмаш» под проект «Морской старт» брал кредит в $30 млн в японском банке. «Выплатили этот кредит — причем в разгар азиатского экономического кризиса. Теперь мы наняли юридическую фирму, которая подыскивает нам банковские структуры в Соединенных Штатах для финансовой поддержки ряда наших проектов. Эта юридическая фирма выступает гарантом такого сотрудничества. Американские банки идут на это, хотя сегодня Украина для них — это что-то непонятное. Тем не менее, это сотрудничество развивается — тоже под проект «Морской старт». Так как под него могут быть даны государственные гарантии со стороны Украины, что, в свою очередь, определенным образом влияет на «лояльность» зарубежных банков», — утверждает Алексеев. «Южмаш», по его словам, сотрудничает с российскими банками в ходе реализации проекта «Морской старт»: «Что касается российских банков, то мы, например, много работаем с Мостприватбанком. Банк знает, какую продукцию мы покупаем в России — и выдает нашим российским смежникам кредиты с учетом нашего контракта и под наши гарантии. При этом Мостприватбанк сотрудничает с нашим ПриватБанком — так что получается такая маленькая финансово-промышленная группа».

Контакты украинских предприятий с российскими банками — тенденция весьма показательная. Капитализация российской банковской системы значительно превышает украинскую, что позволяет отечественным предприятиям рассчитывать на привлечение больших ресурсов. Это с одной стороны. С другой — в России вот-вот начнется новый этап капитализации банков, втянутых в финансирование оборонных проектов. Так, например, генеральный директор центра научно-исследовательских разработок и программ АО «Авиапром» Александр Батков заявил о том, что Московский индустриальный банк выступил с инициативой создания консорциума российских коммерческих банков для финансирования разработки и производства перспективных типов авиационной техники.

Банковский интерес

Банки, кредитующие «оборонку», не заинтересованы «светить» свои имена и логотипы в этом специфическом бизнесе. В значительной степени такой стереотип сформировался в те времена, когда внешнеполитический статус государства был размыт, и то и дело происходили колебания от «внеблоковости» до дружбы с Россией и наоборот. Теперь в связи с НАТОвским курсом Киева подобные опасения украинских банкиров, возможно, будут сняты. Гораздо серьезнее другая проблема — сотрудничество с мощными международными финансовыми структурами и вопрос конфиденциальности сделок, осуществляемых банками в сфере военно-технического сотрудничества. В качестве примера можно привести ситуацию с российским Внешторгбанком. ЕБРР намеревался купить 20% акций российского Внешторгбанка, который обслуживает практически все операции по военно-техническому сотрудничеству. При этом, участвуя в капитале какой-либо организации, ЕБРР традиционно требовал, чтобы Внешторгбанк засветил все свои финансовые операции.

У банкиров есть весьма рациональное объяснение, почему они весьма тщательно подходят к отбору предприятий при инвестировании средств в их деятельность. Большинство заводов национального ОПК — государственные и казенные. За последние десять лет эти структуры пришли в упадок и влачат нищенское существование. При инвестировании средств в их проекты нарушаются все принципы кредитования, а риски, которые несет банк-кредитор, уж слишком «многоуровневые». После учета, всех рисков — кстати, по методике, утвержденной и настоятельно рекомендуемой Нацбанком Украины, — банк и выставляет заоблачный процент по кредиту. Кроме того, предприятия, находясь в госсобственности, имеют проблемы с предоставлением своего имущества в залог. Да и банки не сильно заинтересованы в таком залоговом «неликвиде», поскольку существует мораторий на отчуждение имущества госпредприятия в случае его банкротства.

Банкиры предлагают несколько путей выхода из замкнутого круга. Во-первых, это предоставление гарантий государства в качестве обеспечения стратегически важных сделок. Во-вторых, Нацбанк должен изменить подходы к формированию ставок рефинансирования и условиям его осуществления. С учетом же нынешних нормативных показателей НБУ, которые непосредственно касаются рефинансирования инвестиционно-инновационных проектов, эта схема из привлекательной превращается в отталкивающую.

Задачи на завтра

Дальнейшее взаимодействие банковских структур Украины с предприятиями ОПК в значительной мере будет зависеть от направлений трансформации всего национального оборонно-промышленного комплекса. Эти изменения, в частности, должны охватить такие направления, как управление проектами, бюджетная сфера, финансовая и инвестиционная деятельность, управление денежными средствами и обязательствами. Вероятно, Украине придется внимательно анализировать и адаптировать к нашим реалиям российский опыт. А он говорит о том, что нужно централизовать бюджеты внутри самой компании, увязать бюджеты головных структур и дочерних компаний, централизовать процесс бюджетного планирования. Это означает применение единой учетной политики для всех компаний, входящих в корпорацию; проведение единой налоговой политики; управление балансовыми показателями компаний корпорации на основе единой стратегии, составление консолидированного отчета. Причем по общепринятым международным стандартам, особенно если есть желание получить доступ к зарубежным инвестициям.

Сложившаяся ситуация позволяет утверждать, что на сегодняшний день украинские банки и инвестиционные компании далеко не всегда готовы предоставлять кредиты предприятиям ОПК, поскольку длительность технологических процессов и отсутствие четких взаимоотношений с субподрядчиками не позволяют им выстроить стройную систему взаимных платежей, гарантий. Во-первых, сами предприятия, производящие высокотехнологическую продукцию, заинтересованы в сотрудничестве с российскими или европейскими банками на более выгодных условиях, нежели те, что предлагаются украинскими банками (хотя при этом в основу выполнения кредитных обязательств ложатся государственные гарантии).

Во-вторых, более эффективному получению кредитов будет способствовать ситуация, когда деятельность потенциального заемщика станет более прозрачной. Это понизит как собственно рисковый компонент, так и издержки банка по оценке риска. Но предприятия ОПК по ряду причин — рыночной конъюнктуры и внутригосударственных ограничений — не заинтересованы в полном открытии «карт». Вероятно, есть потребность в создании аудиторских структур для оценки возможностей потенциального заемщика.

Контракты №32 / 2003


Вы здесь:
вверх