логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Графская охота Ольга ШВАГУЛЯК-ШОСТАК, удостоверение охотника ЛВ 023765, фото автора - «Контракты» №33 Август 2003г.

Граф Евгениуш Гвяздовский держит в руках ружье, по его словам, сколько себя помнит. Потому как охота еще с деда-прадеда была престижным мужским занятием в их шляхетной семье. Но только с 1984 года семейное хобби, насчитывающее несколько сотен лет, стало еще и семейным ремеслом и главной статьей доходов. Как раз тогда, почти двадцать лет назад, господин Гвяздовский организовал первую охоту на заказ — для владельца десятка гостиниц с Лазурного берега Италии Джузеппе Лауретти. С тех пор к графу Гвяздовскому, владельцу фирмы «Арт-Хуберт», ежегодно приезжают под Лежайск (Польша) на охоту группами и поодиночке десятки охотников из Испании, Португалии, Германии, Австрии, Бельгии, Франции, Дании. И только 2% из них — с Украины. Среди любителей острых ощущений этим летом была и журналист «Контрактов».


Граф Евгениуш Гвяздовский и его собака Дроб

— Господин Гвяздовский, как получилось, что благородное искусство охоты на зверя, которое раньше было привилегией гордой польской шляхты, вы превратили в заработок?

— Лешек Бальцерович со своей шоковой терапией, которая расчистила рынок для транснациональных компаний, довел до банкротства тысячи малых и средних предприятий в Польше. Мой мебельный бизнес, который успешно развивался и работал на экспорт, мгновенно пришел в упадок. Пришлось спешно искать замену. Но быстро восстать из деловой «разрухи» можно только на деле, которое знаешь как свои пять пальцев. Охота была у меня в крови.

А благоприятные условия для ее развития подарили природа Восточной Польши и национальные традиции, сложившиеся в этой отрасли. Бывшие леса графа Потоцкого, который славился особым охотничьим азартом, начинаются сразу за нашим двором и тянутся на целых 20 километров. А об их наполнении «товарным» зверьем десятилетиями заботятся польские охотники.

— Звучит немного парадоксально: охотники как раз и существуют для того, чтобы зверь не дремал. А у вас получается, что они чуть ли не заботливые лесные фермеры.

— По большому счету, так и есть. Разумная идеология «Товарищества справедливого ловецтва (охоты)», объединяющего польских охотников и, кстати, учрежденного во Львове еще в 1924 году, заложена уже в самом названии организации. За зверем в польских лесах, принадлежащих государству, следят охотничьи ячейки. Например, коло (ячейка. — Авт.) «Дик», где я президент, заботится о фауне на территории в 16 400 га, а под патронатом соседнего — «Выдры» (к нему я принадлежу уже как рядовой охотник) — 11 тысяч га. Эти земли заселены различными животными. Чтобы добыть трофей, охотники должны сначала вложить в него деньги и время. Вы сами видели среди леса... поля с кукурузой, топинамбуром и другими культурными растениями, которые охотники засевают для своей «дикой фермы».

А каждую весну на протяжении двух недель самые заслуженные охотники-селекционеры инвентаризируют зверя. Потом цифры этой «переписи» проверяет представитель специализированного института из Кракова. Обычно погрешность в подсчете не превышает 2—3%. Из 50% ежегодного прироста зверя только 35% идет на отстрел, а 15% остается на расплод. Так мы тщательно регулируем каждую популяцию. Сегодня, например, запрещено охотиться на лося, волка, глухаря, тетерева, бобра. Последних здесь когда-то вообще не было — чуть ли не ежегодно горел лес, который нужно было тушить, а это дело дорогое. После того как я завез несколько семей этих мудрых зверей, сами бобры отрегулировали лесной ландшафт: здесь появились водоемы, которые предотвращают возникновение и распространение пожаров. Сейчас бобры, так сказать, работают на общее дело.

Благодаря такому рациональному ведению хозяйства в Польше много различного зверя. А лежайские леса — самые богатые во всей Восточной Европе. И мне не нужно, как какому-то Ивану Сусанину, водить охотников за нос, чтобы показать им возможные трофеи. Вы уже в этом убедились сами. Наш лес — как открытая книга.

— Это правда. Собирая грибы и ягоды, которые здесь «насеяны» под каждым деревом, даже днем мы не решались отойти далеко от трассы. Ведь, судя по обилию звериных следов, которыми щедро расписаны рукотворные песчаные полосы в окружающих лесах, легко можно оказаться в роли непрошеного гостя лесного царства. Тем более, что видели практическое подтверждение следопытских наблюдений: за три дня нам удалось подстрелить самца-серну, полчаса наблюдать в бинокль почти 150-килограммовую свинью, сезон отстрела которой в конце июля еще не наступил. И, наконец, стать свидетелями печального происшествия на вечерней лесной трассе — гибели оленя под колесами «Мерседеса», который ехал впереди.

— Типичный случай в этой местности. Дорожные знаки предупреждают водителей о возможном неожиданном появлении зверей на трассе, но даже местные шоферы иногда не успевают вовремя нажать на тормоза. Хорошо, что машина была застрахована.

— Должна сказать читателям, что серну вы застрелили с первого выстрела из своего штуцера. А на какого зверя вы больше всего любите охотиться и сколько трофеев у вас на счету?

— Больше всего люблю охотиться на норовистого дикого кабана — он зверь грозный и добавляет в мужскую кровь хорошую порцию адреналина. Я лично подстрелил 78 диких кабанов, 120 косуль, 18 оленей. Но это неполная статистика. Я не записываю на свой счет «товарного» зверя, которого вместе с младшим сыном Робертом, кандидатом в охотники, подкармливаю в местах охоты и подгоняю под оптические прицелы охотников-клиентов. За один день, например, пятеро «моих» иностранцев из Германии попали в 16 косуль. Другая группа, испанская, за шесть дней оставила в Польше 29 тысяч евро, ведь за каждый трофей нужно платить.

— А если охотник не добыл ни пуха ни пера?

— Тогда он выкладывает деньги только за страховой сбор и лицензию — 85 евро и услуги егеря — 25 евро в день. Тем, кому нужен переводчик, лингвистическая помощь будет стоить 15 евро в день. Хотя для украинцев — особенно западных — языкового барьера с поляками почти нет. Правда, однажды, когда приехали экипированные в спортивные костюмы российские охотники, им пришлось потратиться еще и на фирменную охотничью амуницию, что стоило каждому по 300—400 евро.

— Если бы такие клиенты, как эти из России, наведывались чаще, вам можно было бы открыть собственный магазин, чтобы диверсифицировать бизнес и зарабатывать дополнительные деньги еще и на амуниции.

— Моя охотничья фирма «Арт-Хуберт» со временем уже обросла другими вспомогательными видами сервиса для гостей. В 1996 году я построил дом-пансионат, где поселяю охотников или принимаю любителей зеленого туризма. Сутки проживания стоят 30 злотых, завтрак и ужин — по 15, а обед — 20 злотых. Клиенты могут также воспользоваться скоростными и высокопроходимыми автомобилями «Пежо» и «Рено», а также автобусом. Гости могут отправиться на экскурсии к графским замкам в Ланьцут или Красичин, отдохнуть на лесном озере, заказать у местных мастеров деревянную резьбу или побывать на ежегодном Международном охотничьем фестивале в Лежайске. Этот насыщенный разными интересными мероприятиями фестиваль ежегодно проводится в начале октября и завершается традиционной охотой на землях, которые принадлежали Потоцким.

— С теплотой вспоминаю легендарного барона Мюнхгаузена: охотники мне всегда казались неисправимыми выдумщиками. Бывали с вами трагикомические случаи, в которые трудно поверить?

— Как-то я взял на охоту свою жену Софию. Сидим мы с ней как голубки на «вплетенной» в могучее дерево вышке и не верим своим глазам. Засеянное зерновыми янтарное поле начинает чернеть от кабаньих спин. Мы их тогда насчитали 32. В другой раз история повторилась. Только с тройным результатом — поле заняли 94 кабана! Но такое случается раз в восемь лет, когда щедро плодоносят дубы и буки — любимый корм кабанов.

— Наверное, тогда покровитель охоты — святой Хуберт — благословил вас на трофейный рекорд?

— Да что вы?! Я даже не пытался стрелять. Разъяренное стадо кабанов могло бы как вихрь снести нашу вышку, и я бы сейчас не беседовал с вами за этой доброй рюмкой украинской горилки и копченой колбаской из польской оленины.


Для каждого зверя в Польше — свое время

  • С 11 мая по 31 сентября — козел-самец
  • С 28 августа по 28 февраля — олень-самец (не младше одного года)
  • С 1 мая по 28 февраля — дикий кабан (не младше одного года)
  • С 1 августа по 15 января — дикий кабан (свинья — не меньше 50 кг)
Контракты №33 / 2003


Вы здесь:
вверх