логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Трехпроцентная утопия? Вадим ДЫШКАНТ - «Контракты» №33 Август 2003г.

По мнению некоторых специалистов, Закон «О гастрольных мероприятиях в Украине» вряд ли реанимирует гастрольную жизнь отечественных мастеров искусств


фото Сергея ДАВЫДКОВА

С 1 января 2004 года гастроли в нашей стране наконец-то в законе. Соответствующий документ ждали чуть ли не со времени провозглашения страной независимости. Периодически вспыхивали страсти вокруг того или иного очередного «гастрольного» законопроекта. Среди последних государственных попыток урегулировать неуправляемую бурную гастрольно-концертную жизнь — проект Кодекса законов о культуре, презентованный в ВР в мае этого года Михаилом Поплавским.

Пока законодатели медлили, на процесс пытались как-то влиять на местах. Например, облагать налогом гонорары заезжих гастролеров в прошлом году решили налоговики в Ровно, против чего сразу выступили местные представители культуры (мол, инициатива налоговиков отпугнет от города «звезд»).

Проблема чуть не переросла в международный скандал, когда руководитель УНА-УНСО Андрей Шкиль накануне очередной гастрольной поездки в Украину Аллы Пугачевой заявил, что гастроли не состоятся, если ВР не рассмотрит законопроект о гастрольной деятельности, или если Пугачева не перечислит на счет украинского Министерства культуры 10% своей прибыли в Украине. И вот свершилось — Закон «О гастрольных мероприятиях в Украине» принят. «Контракты» размышляют, что он даст хаотически существующей отрасли при отсутствии (пока еще) соответствующих механизмов его воплощения.

Практики старых времен

Сотни гастролеров, преимущественно из России, ежегодно оккупируют наши театральные и концертные площадки. Гастроли как естественный образ жизни актеров, музыкантов, певцов с середины 90-х годов прошлого века перестали существовать для многих именно отечественных театральных и концертных коллективов, на которые в советские времена возлагались не экономические, а идеологические и воспитательные функции. Обязательные ежегодные летние гастроли, которые планировали чиновники Министерства культуры и «Укрконцерта» (соответственно, «Росконцерта», «Узбекконцерта» и др.), проводились за счет дотации. Поездки в столицы, в частности и в Москву, были строго регламентированны и назывались творческим отчетом. Смета на гастрольную поездку составлялась в Министерстве культуры; необходимую сумму, чтобы покрыть транспортные и гостиничные расходы, давали коллективу из расчета, что будет продан минимум 60% билетов.

Если директор такой гарантии дать не мог, поездка считалась нецелесообразной. Поэтому даже в условиях социалистической безответственности за народное добро руководителям театров и филармоний приходилось заботиться о продаже билетов, чтобы покрыть часть гастрольных расходов. Наиболее оборотистые директора и их заместители умудрялись даже получить прибыль, которая оставалась на балансе управляемого ими творческого учреждения и частично превращалась в премию для всего коллектива.

Помимо специально подобранного для того или иного города репертуара, который пользовался у местной публики особой популярностью (в 60-70-е это были классические оперетты типа «Сильвы», комедии и мелодрамы вроде «Цыганки Азы»), местные экономические гении в условиях тотального дефицита практически всех товаров вместе с представлениями привозили в чужие города тот товарный дефицит, которого местным жителям недоставало не меньше, чем «разумного, доброго и вечного».

Классическим примером проявления экономического гения в советских условиях служит гастрольная деятельность одного из руководителей областных театров, вместе с декорациями отправлявшего в города Восточной Украины десятки ящиков с дефицитным тогда пивом, которое продавалось в театральном буфете. Расчет, как и все гениальное, был прост: чтобы утолить летнюю жажду хмельным ячменным напитком, пролетарии должны были купить билет в театр. Те незабываемые времена, впрочем, знают и другие примеры. Один из областных украинских театров, оказавшись в далеком Новосибирске, не вызвал интереса у местной публики и его руководитель вынужден был давать в Минкультуры срочную телеграмму, в которой отчитывался, что коллектив творчески «проходит» прекрасно, однако просил 20 тысяч рублей, чтобы театру было за что вернуться домой (классический киношный пример нищенской гастрольной деятельности — приключения горемычного Тамбовского хора из фильма Рязанова «Забытая мелодия для флейты»).

В новых условиях стихийного рынка расходы на проживание, а впоследствии и на транспорт настолько выросли по сравнению с ценами на билеты, что те мизерные средства, которые закладывались в бюджет на культуру, покрыть убытки были не в состоянии. Поднять же цену на свой товар, т.е. на представления и концерты, могли только те, у кого были популярность, имя, бренд. Популярностью же, главным образом, пользовались актеры, режиссеры, певцы, прописанные в Москве, поскольку лучшие кадры, как правило, веками с Украины забирала Белокаменная, которая себя и популяризировала в управляемой из Кремля империи.

В этой ситуации Министерство культуры перестало заниматься областными театрами и передало их на баланс областным управлениям культуры, оставив за собой право руководить деятельностью академических коллективов общегосударственного подчинения. Им и выделяют теперь мизерные суммы на короткие летние гастроли. Что же касается областных бюджетов, то в них средства на гастрольные поездки не предусмотрены, местные творческие коллективы должны радоваться, что их вообще не ликвидировали. Гастроли, как и расходы на дорогие творческие проекты, теперь переложены на плечи спонсоров.

Теоретики новых времен

Закон «О гастрольных мероприятиях в Украине», подписанный недавно Президентом Украины, собственно, и был принят ради реанимации гастрольной деятельности отечественных исполнителей. Его основной пункт — статья 6 «Ставка налогообложения» II раздела «Сбор за проведение гастрольных мероприятий». Согласно которой, «ставка сбора за проведение гастрольных мероприятий составляет три процента объекта налогообложения, определенного в статье 5 этого Закона». («Объектом налогообложения», в соответствии со ст. 5, значится «выручка от реализации билетов на гастрольное мероприятие»).

Т.е. с 1 января 2004 года, когда этот закон вступит в силу, организаторы гастрольных мероприятий на территории Украины будут отчислять в специальный фонд государственного бюджета Украины и местных бюджетов по 3% с каждого проданного билета (до сих пор отечественные продюсерские компании, занятые организацией гастролей, таких отчислений не делали). Собственно, этот специальный фонд Госбюджета (помимо средств из общего фонда) и должен стать основным источником поддержки отечественных гастролеров.

70% начисленных сумм этого сбора, согласно ст. 9 «Порядок распределения и использования средств на поддержку отечественных гастролеров», должны поступать на специальный счет Государственного казначейства Украины и использоваться на поддержку гастрольных мероприятий отечественных исполнителей на общегосударственном уровне (30% начисленных сумм сбора за проведение гастрольных мероприятий будут оставаться на специальных счетах управлений Государственного казначейства в Автономной Республике Крым и областях; они пойдут на поддержку гастрольных мероприятий в указанных регионах).

Чтобы избежать ситуаций, в которых руководители творческих коллективов расходовали бы эти деньги не по назначению, как это бывало раньше, новый документ запрещает нецелевое использование указанных средств, порядок распределения которых должен утвердить Кабинет Министров Украины. Кроме того, в трехмесячный срок со дня опубликования закона Кабмин должен «подать в Верховную Раду Украины предложения о внесении изменений в законы Украины в связи с принятием этого закона; привести свои нормативно-правовые акты в соответствие с этим законом; обеспечить принятие необходимых нормативно-правовых актов в связи с принятием этого закона».

«Несомненно, этот закон поддержит отечественного гастролера. А его недостатки увидим, когда он начнет действовать. Чтобы их избежать, нам много нужно работать вместе с практиками над теми подзаконными актами, которые должны быть приведены в соответствие с законом», говорит Василий Неволов, начальник Управления искусств Министерства культуры Украины. Но уже сегодня те, кто имеет практический опыт работы в упомянутой отрасли, видят в законе недостатки.

В общем понятно. Но что конкретно?

— В целом определение гастрольных мероприятий в этом законе, главная цель которого заключается во введении 3-процентного сбора с валовой продажи билетов со всех гастролей, дано нормально, — комментирует закон юрист Национального союза театральных деятелей Украины Алексей Новосад. — Но уже очевидны его недостатки. Во-первых, цели этого закона вряд ли будут достигнуты. Непонятно, кто будет распоряжаться этими средствами, на гастроли каких национальных коллективов они будут направлены. Уместно было бы, если бы ими распоряжались творческие союзы. Непонятно также, что считать гастрольными мероприятиями «общегосударственного уровня»? Или — что делать коллективам, у которых нет «стационарной сценической площадки»?

Что касается «сценической площадки», то, по мнению некоторых экспертов, ст. 1 «Определения терминов» (раздел «Общие положения»), похоже, писали люди, не совсем представляющие положение многих отечественных творческих коллективов. Согласно этой статье, гастрольными мероприятиями считаются зрелище, выступление, осуществляемые за пределами своей стационарной площадки (последней считается «сценическая площадка, которая принадлежит заведению, предприятию или организации культуры, творческому коллективу, исполнителю на правах собственности или регулярно используется им не меньше одного года»). Но немало отечественных коллективов, не говоря уже об отдельных исполнителях, не только не имеют своей сценической площадки, но и не в состоянии «регулярно использовать одну и ту же площадку в течение года».

Например, на различных площадках работает созданный Ириной Волицкой львовский «Театр у кошику», до сих пор не имеет своей площадки возглавляемый Дмитрием Богомазовым киевский театр «Вільна сцена». Если, например, Богомазов не сможет в течение года арендовать постоянную площадку для показа своих представлений, попадает ли он под новый закон? А также другие коллективы и исполнители, у которых нет возможности «прописаться» в определенном помещении даже на год?

Поскольку предложение ввести гастрольный сбор только для иностранных исполнителей не было поддержано, то закон, призванный реанимировать отечественный гастрольный процесс, вполне вероятно, наоборот — не будет способствовать выступлениям в первую очередь тех отечественных исполнителей, которые и без этого сбора не имеют средств на гастроли в других городах, не говоря уже о столице.

Есть опасность, что отныне все гастрольные мероприятия их организаторы будут пытаться оформить как «благотворительные», поскольку они не облагаются гастрольным сбором. Хотя, неизвестно, какие расходы и их предельные объемы на проведение благотворительных гастролей определит Кабинет Министров. Имеющие непосредственное отношение к организации гастролей сомневаются, что база налогообложения выбрана рационально, так как сбор от продажи билетов в целом не составляет слишком большой суммы, чтобы можно было рассчитывать на серьезное пополнение бюджета. И без этого сбора определенная часть самых дорогих билетов уничтожается как непроданная, что оформляется специальным актом, а сумма от их реализации за пределами кассы, понятно, не облагается никакими налогами. Если вы подойдете к театру перед началом популярного гастрольного спектакля или концерта, то юркие молодые люди предложат вам билеты или приглашения по цене гораздо ниже, чем вы заплатили бы за эти же места в кассе.

Лучшие, самые дорогие места, которые и приносят доход продюсерскому агентству, — еще одна болевая точка отечественного гастрольного процесса. 20% самых дорогих мест организаторы гастролей часто вынуждены отдавать чиновникам. Различные виды «бронирования» лучших мест приводят к тому, что цены на другие билеты значительно растут, ведь никто не будет дарить их даже Администрации Президента и работать себе в убыток. «С одной стороны, закон достаточно четок, с другой, он не отражает всей деятельности, которая существует в этой сфере. Вряд ли можно надеяться на эти три процента от проданных билетов, так как в любой концертно-продюсерской организации есть официальные взаиморасчеты и неофициальные. Те средства, которые проходят по официальным накладным, не составят той огромной суммы, которая существенно поддержит отечественного гастролера», убеждена Ольга Стельмашевская, пиар-менеджер большинства громких столичных гастрольных проектов.

Представители продюсерских компаний считают также недостатком закона отсутствие в нем статей, которые бы регулировали и поддерживали зарубежные гастроли отечественных коллективов. Да и само определение гастрольных мероприятий (за исключением благотворительных) как проводимых с целью получения доходов, по мнению практиков, также не соответствует реальному положению вещей. Часто организаторы гастролей привозят коллективы, которые не приносят им дохода. В таких случаях преследуется иная цель — например, повышение имиджа продюсерской компании в глазах публики благодаря сотрудничеству с известным театром; желание познакомить своего зрителя с лучшими образцами мирового искусства, которым, например, руководствовался Сергей Проскурня, автор беспрецедентного у нас проекта «Гранды искусства», так и не нашедшего финансовой поддержки ни у государства, ни у частного бизнеса. Новый закон пока не внушает оптимизма и веры в то, что подобные проекты с нового года найдут в нашем государстве реальную финансовую, а не декларируемую поддержку.

Контракты №33 / 2003


Вы здесь:
вверх