логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Степан Гавриш: Нужно сделать так, чтобы в парламент не приходили «продавцы провалов» типа Остапа Бендера Беседовал Андрей МИСЕЛЮК - «Контракты» №38 Сентябрь 2003г.

Координатор парламентского большинства Степан Гавриш любит слова «диалог», «объединение», «компромисс», «стабильное развитие». Что отражает основные свойства этого политика — неконфликтность, спокойствие, стремление к компромиссу. Такая тактика «малых дел» уже дважды приносила Гавришу политические дивиденды: в предыдущей Верховной Раде малозаметный до тех пор депутат-юрист на волне «бархатной революции» становится вице-спикером. В нынешнем парламенте лидеры фракций пропрезидентского большинства избирают Степана Гавриша координатором большинства.


Фото Виктора СКРЯБИНА:
Степан Гавриш
В парламенте этого созыва Гавриш достаточно долго искал свое место. Будучи стопроцентно пропрезидентским политиком, он, тем не менее, отказался войти в мегафракцию «Единая Украина».

По словам Гавриша, в этом искусственном образовании ему не удалось бы эффективно реализовать себя как политика. Весной прошлого года Степан Гавриш, выступил с идеей создать между парламентскими колоссами «Наша Украина» и «Единая Украина» группу независимых депутатов, которая могла бы стать мостиком для диалога между пропрезидентскими и оппозиционными фракциями.

Однако лишь на обломках распавшейся «Еды» появилась группа Гавриша под названием «Демократические инициативы». Но теперь это была всего лишь одна из семи новых групп и фракций, которые через несколько месяцев объявили о своем объединении в пропрезидентское большинство...

Почувствовать себя «не первым, но и не вторым человеком» в этом большинстве Степан Гавриш смог несколько дней назад — став его координатором. До этого он многократно пытался заявить о себе и интересах своей группы, но каждый раз более сильные парламентские и внепарламентские игроки «забывали» учесть претензии «инициативных демократов».

При формировании правительства Януковича «Деминициативы» предлагали своих кандидатов на пост первого вице-премьера, министров по ТЭКу и чрезвычайным ситуациям. При попытке отобрать парламентские комитеты у оппозиции группа Гавриша заявила о намерении забрать себе самый «лакомый» комитет — бюджетный. «Деминициативы» также претендовали на право возглавить Фонд госимущества и Государственную налоговую администрацию.

Все эти аппетиты остались неудовлетворенными. Зато на днях лидер группы получил пост координатора большинства. Впрочем, в интервью «Контрактам» Степан Гавриш уверяет, что речь не идет о компенсации. По словам координатора, для него этот пост — некий промежуточный итог его политической карьеры.

Похоже, на данный момент Степан Гавриш действительно нашел свое место — он уже не пытается быть независимым строителем мостов между властью и оппозицией, быть лидером «движения неприсоединения». Теперь он — официальный представитель пропрезидентских фракций, спикер власти.

— Степан Богданович, как вы сами объясняете свою политическую трансформацию: весной прошлого года вы не вошли во фракцию «Единая Украина», критиковали некоторые ее действия, пытались создать депутатскую группу из независимых депутатов. Теперь вы — координатор того самого большинства, действия которого тогда оценивали достаточно критически?

— Назначение меня на этот пост — классический пример эволюции. Эволюции человеческой и политической. Если сравнивать пропрезидентские фракции в период существования «Единой Украины» и нынешнее большинство, то можно констатировать: за неполный год своего существования парламентское большинство осуществило свою трансформацию.

И хотя оно осталось на программных позициях, задекларированных Президентом Кучмой, вместе с тем большинство начало играть ключевую роль в развитии украинского парламента и парламентаризма в целом.

Мой приход на эту общественную должность объясняется очень просто. Проект политической реформы, предложенный сейчас, является и моей программной целью как политика. Я вижу в этом проекте серьезное изменение акцентов в развитии украинской государственности.

В случае его реализации должно произойти превращение нынешней власти — закрытой и непубличной власти советского типа — в современную публичную, прозрачную и достаточно политически ответственную власть. Именно это и стало причиной моего согласия занять достаточно горячее кресло координатора большинства.

В конце концов, это испытание для меня лично. В этой ситуации я не стал отказываться от активной политической позиции. Именно активная позиция как раз и соответствует моей политической биографии в целом.

— Какие же именно изменения произошли в развитии парламентского большинства за год его существования, если сначала вы вступили в него, а теперь еще и будете координировать его деятельность?

— Парламентское большинство все больше начинает думать над проблемой национальных интересов. Приходит понимание того, что, взяв совместно с правительством ответственность за социально-экономическое состояние в стране, большинство не избежит критики избирателей на выборах. И это дает мне шанс вести дискуссию со своими партнерами по большинству именно о национальных ценностях.

Последнее может стать основой для объединения в Верховной Раде не только фракций большинства. Идею отстаивания национальных ценностей могут поддержать и те представители оппозиции, чьи тактические позиции совпадают с позициями большинства.

— То есть большинство сейчас думает, в первую очередь, о выборах и о кандидатуре на пост Президента из числа своих членов?

— И над этим в том числе. Но одновременно оно думает и над программой, которая может быть поддержана обществом. За последний год ситуация в стране изменилась, и есть основания надеяться, что именно парламентское большинство в дальнейшем будет играть ключевую роль в стабильном развитии украинского государства.

Тем более, что в проекте политической реформы заложена максимально ответственная функция большинства — оно останется до 2006 года. Вне зависимости от того, кто будет избран Президентом.

— А вы не считаете, что «детонация» бурной подготовки к президентским выборам может «разорвать» далеко не монолитное большинство?

— Есть все шансы для того, чтобы большинство не распалось до 2006 года. Но я не сказал, что оно не распадется. И такой вариант развития событий возможен. Все будет зависеть, в первую очередь, от позиции высших руководителей государственной власти, которые выполняют направляющую функцию для большинства, от диалога с ними.

Для меня очень важно иметь прямой диалог с Президентом, премьер-министром, главой Верховной Рады. Это мне нужно не с целью собственного политического роста, а с целью организации дискуссии вокруг общенациональных ценностей. И уже первые попытки такую дискуссию организовать показывают перспективность именно такого подхода. Потому что, именно от Президента будет зависеть судьба страны, ее благополучие — во всех отношениях.

— Чувствуете ли вы, что по мере приближения выборов нарастают противоречия внутри большинства? Ведь сразу несколько сил, входящих в него, имеют своих потенциальных кандидатов на пост Президента?

— Считаю нужным успокоить общество — парламентское большинство не собирается выдвигать много кандидатов на президентских выборах. Исходя из заявления шести партий, входящих в большинство, должен быть один кандидат от пропрезидентских фракций. Я тоже занимаю такую позицию.

До момента определения такого кандидата внутри большинства будут идти достаточно сложные дискуссии. И это, конечно, ослабляет общую позицию большинства. Но шаг за шагом — и последние дни свидетельствуют об этом — мы двигаемся вперед и учимся консолидировать общие усилия. Внутри большинства есть немало детонирующих проблем, которые могут в любой момент поставить большинство на грань кризиса.

Но координатор как раз и должен организовывать переговоры, он должен быть некоей «инструментальной личностью», которая должна использовать все необходимые способы для того, чтобы найти компромисс через диалог.

— Можете ли вы хотя бы примерно назвать срок, когда фракции большинства смогут назвать имя единого кандидата на президентские выборы?

— Такой срок не может быть определен точно «по плану». Поскольку это выглядело бы следованием генеральной линии партии, которой не существует. Но если до середины этой осени мы не поймем, что у нас есть кандидат в Президенты, в большинстве могут начаться достаточно сложные процессы внутренних дискуссий, которые ослабят как законодательные, так и политические позиции большинства.

— Первым координатором большинства был Леонид Кравчук, очень масштабная фигура и один из лидеров фракции СДПУ(О), которая в силу своей численности и влияния претендовала на ведущее положение в большинстве. Затем координаторами становились, условно говоря, «неконфликтные фигуры» из небольших фракций, которые не претендовали на лидерство в большинстве — Александр Карпов, Анатолий Толстоухов, теперь вы.

Эта тенденция свидетельствует, что большинство стало неустойчивым образованием, существованию которого может угрожать масштабная фигура в качестве координатора?

— Нет, эта тенденция показывает, что сейчас большинство становится политическим институтом в парламенте, политической коалицией, которая способна не только декларировать те или иные принципы, но и защищать их.

— Как сейчас складываются отношения у фракций большинства с Президентом? Помнится, на одной из последних пресс-конференций Леонид Кучма сказал, что он не собирается никоим образом вмешиваться в работу депутатов, а намерен ограничиваться функциями «писаря», подписывающего принятые парламентом законы.

— У нас очень тесные контакты с Президентом. Они недостаточны для того, чтобы иметь общую позицию, полностью согласованную на всех точечных уровнях. Но, с другой стороны, этих контактов достаточно для того, чтобы совместно программировать общий ход развития событий. Президент лично общается со мной, руководителями фракций большинства, другими депутатами.

И этот контакт становится все более глубоким и ощутимым для нас. Мы прекрасно понимаем и его ситуацию, как главы державы, который должен оставить после себя Украину с позитивными перспективами.

— Можно ли говорить о том, что у большинства действительно консолидированная позиция по проекту конституционной реформы, который готовился с активным участием Администрации Президента? Оппозиция утверждает, что не все фракции большинства соглашались ставить подписи под этим документом, но под давлением из Администрации Президента вынуждены были это сделать.

— Позиции фракций большинства по поддержке именно этого варианта реформы были достаточно согласованными. Есть определенные предубеждения и тревоги, но мы постоянно обсуждаем их, и надеемся, что они постепенно будут устранены в ходе диалога.

В основном замечания связаны с позициями депутатов-мажоритарщиков и касаются положений о том, что депутат при выходе из своей фракции теряет мандат. Есть также претензии и к предлагаемой пропорциональной системе выборов по спискам партий. Есть замечания по поводу самого предложения выбирать Президента в парламенте.

Но эти оговорки не носят категорического характера. И в процессе дискуссии мы чувствуем, что число реальных партнеров как сторонников и фактических авторов законопроекта растет.

— Что касается предлагаемого в законопроекте процесса формирования большинства. Во всем мире партии по итогам парламентских выборов сами создают коалиции, чтобы в дальнейшем сформировать правительство. А в законопроекте, одним из авторов которого вы являетесь, записано, что партии обязаны это сделать в течение месяца.

В противном случае Президент распускает только что избранный парламент. Зачем этот дамоклов меч, который извне вмешивается в процесс создания большинства, который по идее должен проходить естественным путем?

— Это дисциплинирует политиков, заставляет партии быть реальными парламентскими партиями, брать на себя реальные программные обязательства перед избирателями. Должна быть система сдерживаний и противовесов.

Норма о роспуске парламента, не способного создать большинство, — один из элементов такой системы. Нужно, чтобы в парламент не приходили маргинальные политики и бизнесмены, которые по каждому вопросу начинают торговаться и «продавать провалы», как это делал Остап Бендер.


Досье

Степан Гавриш родился 2 января 1952 г. 1968—1970 — токарь Ивано-Франковского паровозоремонтного завода. 1970—1972 — чертежник, техник, старший техник-архитектор Ивано-Франковского филиала «Гипромоста». 1972—1976 — студент, с 1976 — аспирант, ассистент, старший преподаватель, доцент кафедры уголовного права, заместитель декана следственно-криминалистического факультета № 3, 1990—1993 — докторант, 1995—1998 — профессор кафедры уголовного права Харьковского юридического института (Национальной юридической академии Украины им. Ярослава Мудрого), доктор юридических наук.

Народный депутат Украины 3—4 созывов.

Контракты №38 / 2003


Вы здесь:
вверх