логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Полный «регресс» Андрей ШЕШЕРА - «Контракты» №41 Октябрь 2003г.

Громкое уголовное дело о хищении шахтерских денег доказывает: шальных денег в отечественном углепроме еще полно


Главное «сокровище» шахтера — изолирующий кислородный аппарат для дыхания в загазованных забоях
фото Игоря ТКАЧЕНКО

Управление борьбы с организованной преступностью Донецкого областного УМВД сообщило, что его работниками разоблачена схема масштабного присвоения бюджетных средств, выделенных государством на оздоровление угольной отрасли. Преступная группировка из шахтерской Горловки, в которую входили адвокаты, судья и государственные служащие, за относительно короткий срок смогла выманить у компании «Укруглереструктуризация» по меньшей мере 1,3 млн грн. Добавим, что спецслужба называет сейчас только ту сумму, хищение которой ей удалось доказать. На сегодня известно, что со счетов Укруглереструктуризации как бы на компенсационные выплаты «ушло» почти 63 млн грн — две трети того, что государственный бюджет выделил на социальные выплаты всему отечественному углепрому.

Истоки проблемы

Угольные пласты в Горловке расположены под землей почти вертикально, поэтому применять современную технику невозможно. Черное золото в Горловке и поныне рубят стахановским методом — отбойным молотком, поддерживая каменный потолок над собственной головой малонадежными деревянными крепями. Отсюда — большое количество несчастных случаев, с травмами и инвалидностью. По данным, предоставленным по просьбе «Контрактов» региональным отделением Фонда социального страхования, в 300-тысячном рабочем городе сейчас насчитывается около 2 тысяч пострадавших на производстве горняков.

Еще в советские времена риск шахтерского труда пытались компенсировать, помимо повышенных окладов, относительно ранними и немалыми пенсиями, а в случае нанесения непоправимого ущерба здоровью рабочего — так называемыми регрессными выплатами. Первые годы украинской независимости прошли под неумолкающий стук пустых пластиковых бутылок по столичной мостовой: так забастовщики Донбасса раз за разом «выбивали» из Кабмина дополнительные льготы. Слабая в то время центральная власть не хотела конфликтовать с хорошо организованной шахтерской массой и послушно повышала зарплату, вводила повышенные коэффициенты, экзотические дополнительные выплаты. Через некоторое время выяснялось, что победители-забастовщики вынуждены выбрать одно из двух: или добровольное снижение ставок до реальных размеров, или постоянные долги по заработной плате и даже остановку предприятий. Обычно выбиралось первое — как меньшее зло. Но — до очередного «похода» на Киев.

Потом пришли времена массового закрытия старых шахт. Чтобы не тормозить важный процесс (и не спровоцировать, не дай Бог, социальные беспорядки), безразмерные долги рабочим, накопившиеся на обреченных шахтах, взяла на себя специально созданная государственная компания «Укруглереструктуризация». Ситуация запутывалась все больше, тысячи горняков-инвалидов получали компенсацию за свои профессиональные увечья, даже не имея возможности убедиться, не обманывают ли их порой. Ведь размер «регрессов» исчисляется по довольно сложной формуле, как производный процент от отраслевых тарифов за определенный отрезок времени, так называемой категорийности шахт (уже давно канувших в вечность), полученной после медкомиссии группы инвалидности и т. д.

50 на 50

Соответственно строились и схемы хищения государственных средств в особо крупных размерах организованной преступной группировкой из семи человек (имена которых следствие до суда предпочитает не называть), разоблаченной УБОПом в Горловке. Присмотрев кандидатуру очередного ветерана-шахтера, которому давно не увеличивали «регресс», мошенники подсылали к нему свое доверенное лицо, которое представлялось независимым юристом и делало будущей жертве предложение, от которого почти невозможно было отказаться. Дескать, я обеспечу перерасчет твоих компенсационных выплат за последние годы, в результате чего ты получишь несколько десятков тысяч гривен. Но... не даром, сами понимаете. Впрочем, обусловленный заранее адвокатский гонорар, с учетом необычности услуги и полной фантастичности перспективы, открывшейся внезапно перед измученным лишениями больным человеком, не казался таким уже и чрезмерным — 50% будущей компенсации.

Обнадеженный ветеран как правило без особых колебаний составлял доверенность на возбуждение адвокатом от его имени судебного иска к компании «Укруглереструктуризация» (ведь никакого аванса новый знакомый не требовал). Самое удивительное в этой «сказке наяву» было то, что она... сбывалась: через несколько месяцев неизвестности «независимый юрист» опять появлялся дома у шахтера и раскладывал перед растерянным ветераном толстые пачки гривневых банкнот. Несколько автографов счастливчика на расписках и других малопонятных документах, чуткие слова об общественном долге заботиться о слабых и старых — и таинственный гость исчезал, не давая клиенту времени даже заподозрить, что его цинично обокрали, более того — сделали соучастником уголовного деяния.

Семейный «подряд»

«Свободные адвокаты», как правило, были штатными работниками местной частной юридической фирмы. Делами там заправлял 40-летний Игорь Н. — муж одной из судей Центрально-Городского районного суда Горловки. Именно эта судья, по сведениям, предоставленным следствием прессе, в последнее время рассмотрела и удовлетворила сотни исков об увеличении размеров регрессных выплат. На самом деле, как утверждают работники Донецкого областного УБОПа, в большинстве случаев судебные заседания по этим делам вообще не проводились, а постановления и решения фактически фабриковались. Причем в делах фигурировали завышенные многократно по сравнению с существующими нормативами размеры компенсаций — в некоторых случаях несколько сот тысяч гривен на одно лицо. Реальных истцов в суд вообще не вызывали — соответственно, последние не знали, какие фантастические суммы для них взыскивали с государства добрые люди в мантиях.

В итоге, за три последних года с банковского счета Укруглереструктуризации было в бесспорном порядке списано по судебным решениям, якобы в пользу пострадавших горловских горняков, 62,9 млн грн — две трети того, что выделил государственный бюджет на социальные выплаты всей отечественной угольной промышленности.

До настоящих регрессников из тех гигантских сумм доходила мизерная часть. Например, как доказало следствие, одному из шахтеров-ветеранов «свободные адвокаты» доложили о якобы отсуженных у государства 31 тыс. грн компенсации (не забыв напомнить, что половину суммы должен составлять их «гонорар»), в то время, как в судебном решении в пользу инвалида фигурировали 227 тыс. грн. В городе сейчас пересказывают историю одного регрессника, горняка шахты «Кондратьевская» Владимира Щербы, который умер от сердечного приступа, случайно узнав, что мошенники «списали» на него 289 тыс. грн украденных регрессных выплат.

Вопросы, на которые еще нет ответов

Только по 16 уже расследованным эпизодам деятельности горловской судейско-адвокатской преступной группировки следователи насчитали более 1,3 млн грн выманенных из государственных фондов денег. Сейчас расследуется еще 180 фактов подозрительного рассмотрения в судах Горловки дел о значительном росте регрессных выплат, поэтому общая сумма уголовных «успехов», вероятно, вырастет.

Против членов преступной группировки возбуждено уголовное дело по ст. 364 ч. 2 (злоупотребление властью или служебным положением с тяжкими последствиями) и ст. 190 ч. 4 (мошенничество, совершенное в особо крупных размерах или группой лиц) Уголовного кодекса Украины, предусматривающим максимальное наказание в виде лишения свободы на 12 лет. Следствие сейчас активно продвигается.

Почему госкомпания «Укруглереструктуризация» (в частности, ее местное подразделение — Горловская дирекция ликвидации шахт) так долго и со стоическим спокойствием наблюдала, как огромные государственные средства исчезают в таинственной «черной дыре», — вопрос, на который еще предстоит ответить следствию. Как и на вопросы, как безналичные средства, по судебному решению перечисленные на открытые на имена конкретных регрессников банковские счета, оказывались у абсолютно посторонних людей и таинственно оборачивались наличностью. Но факт остается фактом: аферисты нашли короткие пути для превращения зафиксированных на бумаге сомнительных юридических вердиктов в хрустящие купюры. Поэтому еще один вопрос: а действительно ли «горловская банда» состояла только из семи человек и только ли в их карманах осели похищенные миллионы? И в конечном счете: почему только сейчас вездесущий и всезнающий УБОП дал ход «оперативным разработкам»?

«Регрессы» крали, потому что никто их не считал?

Независимые местные эксперты, опрошенные «Контрактами», отмечают, что некую логику в истоках этого громкого уголовного скандала все-таки можно различить. Дело в том, что системой распределения шахтерских «регрессов» долгое время никто по-настоящему не занимался. Компания «Укруглереструктуризация», созданная когда-то с целью коренной модернизации отечественного углепрома, понемногу превратилась в филиал благотворительной организации, обязанный нести, почти на общественных началах, дополнительное бремя переобучения уволенных горняков, заботиться о коммунальной сфере старых шахтерских городов, погашении многолетних долгов по обязательным выплатам и т. п.

Осуществлению прямых функций компании, разумеется, это, мягко говоря, не способствовало. К тому же деньги на покрытие социальных льгот власть всегда изыскивала «в ручном режиме» — в зависимости от политической ситуации, приближения выборов, решимости донецких шахтеров бастовать. Постепенно и сложилось так, что путь к государственным компенсациям открылся не тому, кто больше пострадал в подземном забое, а тому, кто способен пробиться сквозь многочисленные бюрократические препоны.


Комментарии специалистов

Николай БАБИЧ, главный инженер регионального отделения государственной компании «Укруглереструктуризация» (Донецкая область):

— Механизм возникновения всевозможных афер на социальных выплатах шахтерам не так уж и сложен. Например, при закрытии старейшей горловской шахты «Кочегарка» специалисты компании столкнулись с многомиллионными задолженостями подземным рабочим, которые подлежали увольнению, не только, скажем, по «регрессам», но и элементарно — по зарплате. Ведь многие годы себестоимость угля, добываемого на крутых угольных пластах этой шахты, превышала даже стоимость белого хлеба. Укруглереструктуризация должна была конкретно согласовать размер задолженостей, был составлен график их погашения. Но потом, как-то очень массово, люди начали судиться с нами, выдвигая фантастические суммы претензий по регрессным выплатам и другим компенсациям.

Александра КУЗЬМЕНКО, ведущий эксперт «Центра реабилитации старопромышленных районов»:

— Рискну высказать мнение, что госкомпанию «Укруглереструктуризация» в свое время целенаправленно создавали, чтобы в Украине было кому «подхватить и освоить» 300-миллионный долларовый грант, который решил выделить на реструктуризацию нашего углепрома Всемирный банк. Времени на размышления не было, поэтому планы верстались «от денег», а не от здравого смысла. Чего, например, стоил проект (разумеется, валютный) по организации производства одноразовых шприцев в старых надшахтных зданиях, насквозь пропитанных угольной пылью.

Когда же ВБ в связи с многочисленными нарушениями условий соглашения отказался от дальнейшего финансирования, проект якобы «провис», мало кому нужный. Раз в год парламентарии, прислушавшись к стуку шахтерских касок за стенами Верховной Рады, предусматривали что-то там в бюджете на «социалку» угольного Донбасса, а вот контроля за расходованием денег традиционно не было. Показательный эпизод: прошлым летом Кабмин выделил более 100 млн грн на модернизацию киевской правительственной больницы «Феофания» и Института неотложной хирургии в Донецке. Дело, конечно, благородное, но, как ясно из текста сообщений на эту тему отечественных информагентств, деньги почему-то решили взять из фондов той же Укруглереструктуризации — «за счет ассигнований, предусмотренных компанией на расходы по смягчению социально-экономических последствий ликвидации угледобывающих предприятий».

Контракты №41 / 2003


Вы здесь:
вверх