логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Диспропорция выбора Руслан ПЕРЕВАЛОВ - «Контракты» №44 Ноябрь 2003г.

Закон о пропорциональной системе выборов в далеком 2006 году стал основным камнем преткновения политической жизни страны. Политреформа забуксовала не в последнюю очередь из-за того, что украинский парламент заблудился в трех вариантах «пропорционалки».


Две пленарные недели подряд ВР последовательно отвергала варианты пропорционального закона, предложенные разными спектрами политических сил Украины. Это дало основания спикеру Владимиру Литвину сообщить, что первый эпизод войн за выборы отснят, и новое рассмотрение данного вопроса состоится лишь в следующем году. Однако оппозиция на этой неделе наверняка постарается вернуться к «пропорциональным баранам» — об этом уже заявил лидер коммунистов Петр Симоненко.

Основной вопрос депутатского бытия в последние недели звучит так: зачем, собственно говоря, Украине нужна пропорциональная система выборов? С точки зрения политических экспертов, после введения «пропорционалки» вместо дальнейшего увеличения числа маловлиятельных партий украинские партийные структуры вынуждены будут укрупняться для того, чтобы попасть в парламент. Как результат, партий станет меньше, но они будут более структурированы.

Кроме того, основные сценарии политреформы предусматривают создание в Украине парламентско-президентской, либо же чисто парламентской республики. А функционирование такой модели практически невозможно без пропорциональной системы выборов.

Место в «новом списке»

Однако введение выборов по партийным спискам грозит нарушить сложившуюся в стране систему балансов, поэтому многие из политических игроков противятся внедрению «пропорционалки». Прежде всего — мажоритарщики. Они небезосновательно полагают, что введение пропорциональной системы приведет к тому, что крупный бизнес (в основном представленный в ВР как раз депутатами-мажоритарщиками) попадет в зависимость от партийных лидеров. Причем последние будут диктовать условия попадания в партийный список. Именно поэтому в ВР появилось три законопроекта по пропорциональной системе. Каждый из них отражает те политические балансы, которые хотели бы зафиксировать их разработчики.

Оппозиция отстаивает так называемый законопроект Рудьковского—Ключковского, согласно которому выборы в парламент проходят в одном общенациональном округе. Побеждают политические партии, преодолевшие 4% барьер. При этом накануне выборов партии формируют так называемые закрытые списки, которые не могут быть изменены во время электоральной кампании.

Данный законопроект вызвал наибольшие опасения у мажоритарщиков и дал старт альтернативному проекту, разработанному Степаном Гавришем (фракция «Демократические инициативы). Гавриш совместил ряд положений пропорциональной и мажоритарной систем и предложил разделить страну на 450 округов, в которых будут выдвигаться кандидаты от политических партий. При этом в ВР попадают партии, чьи кандидаты набрали в сумме более 5% голосов избирателей. Затем путем специальных расчетов определяется количество депутатов от той или иной партии. В проекте Гавриша есть существенная оговорка: в случае победы партии на выборах ее первая пятерка проходит в парламент в любом случае.

В результате при такой системе выборов та или иная партия в парламенте будет представлена пятеркой лидеров плюс кандидаты, набравшие наибольшее количество голосов. По сравнению с проектом Рудьковского—Ключковского, такая система является компромиссной, но и она не дает мажоритарщикам стопроцентной гарантии, что вложенные в кампанию деньги приведут их в парламент. Это легко доказать на примере. Допустим, кандидат от партии А выиграл выборы в своем округе, затратив при этом сумму N. По результатам выборов партия имеет право на получение 20 мест в ВР. Эти 20 мест распределятся между 5 лидерами и 15 мажоритарщиками, набравшими наибольшее количество голосов в своих округах. И если кандидат А набрал голосов меньше своих соратников, то, даже выиграв выборы в округе, он все равно не попадет в парламент.

«Мажоры» берут реванш

Так в парламенте появился третий законопроект, где были учтены все опасения мажоритарщиков. Его разработчик — лидер фракции «Народовластие» Богдан Губский — не мудрствуя лукаво, предложил поделить Украину на 450 округов, в которых партии выдвигают по одному кандидату, каждый из которых пойдет на выборы с программой своей партии. Губский назвал подобную систему выборов пропорциональной и по содержанию, и по форме, указывая, что аналогичная система действует в Великобритании. Однако, отмечает директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев, по сути, Губский предлагает вернуться к чисто мажоритарной системе. Поскольку в той же Британии, на опыт которой ссылается депутат, действует мажоритарная система относительного большинства — партии выставляют своих кандидатов, и в Палату общин проходит кандидат, набравший наибольшее количество голосов. Поэтому, замечает Карасев, на самом деле предложения Губского представляют собой «маленькие хитрости большой политической игры».

Следует признать, что многим мажоритарщикам модель Губского нравится. Впрочем, это не означает, что их чаяния будут воплощены в жизнь. Депутат Александр Волков заявил «Контрактам», что хотя лично ему предложения Губского по душе, однако он сомневается в проходимости этого законопроекта через парламент. Наконец, с подачи Владимира Гошовского (фракция «Народный выбор») в секретариате ВР зарегистрирован законопроект, в котором предлагается вернуться к чисто мажоритарной системе. «Мажоритарная система позволяет наиболее адекватно реагировать на ситуацию на местах, поскольку депутат-мажоритарщик постоянно контактирует с избирателями», — так аргументирует свою позицию Гошовский. — В то же время я уверен, что пропорциональная система более эволюционна, и ее время еще не наступило. Если мы ее запустим сейчас, то получим то же, что Италия получила, начиная с 1949 года. Там на протяжении полувека средняя продолжительность работы правительства составляла всего восемь месяцев, а сама Италия превратилась в кланово-олигархическую республику».

Большинство политологов уверены, что возникновение такого количества проектов реформы избирательной системы стало возможным из-за раздробленности нынешнего парламента. Каждый из игроков стремится продвинуть свои интересы, связанные с перспективами на парламентских выборах 2006 года. В связи с этим можно прогнозировать, что вопрос об осуществлении политической реформы останется открытым до тех пор, пока не будет заключен пакт договоренностей между крупными политическими силами. Впрочем, более-менее ясной ситуация станет после того, как Конституционный Суд выдаст свой вердикт относительно проектов политреформы (решение ожидается на этой неделе).

Контракты №44 / 2003


Вы здесь:
вверх