логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Карамболь нефтепровода Александр ДМИТРЕНКО - «Контракты» №44 Ноябрь 2003г.

Реверс трубопровода Одесса — Броды — «пробный шар» в проекте усиления политического давления на Украину. Заигрывание некоторых украинских чиновников с Кремлем спровоцировало сначала идею создания ЕЭП, а затем и строительство дамбы в Керченском проливе. Но «шар» Одесса — Броды — еще не в лузе российского стола политического бильярда.


Как и прогнозировали «Контракты», основным претендентом на поставку в Европу оказалась нефть tengiz казахстанского разлива. «Этот магистральный нефтепровод — очень заманчивый и хороший проект для того, чтобы соединить Европу и Азию», — заявил в конце октября посол Казахстана в Украине Равиль Чердабаев. Но, подчеркнул посол, даже учитывая заинтересованность, суфествующую у покупателей и производителей нефти, в работе нефтепровода многое зависит от позиции стороны, которая владеет им и предлагает условия транспортировки. «Казахский проект», как известно, получил ускорение благодаря поддержке Chevron-Texaco (ей принадлежит 50% СП «Тeнгизшевройл», которая, являясь крупнейшим добытчиком нефти на Каспии, контролирует Тенгизское месторождение). Компания, по словам секретаря посольства США Мишель Дастин ван Райн, выразила готовность «транспортировать по украинскому нефтепроводу до 14 млн тонн легкой нефти в Европу».

«Мы обсуждаем поставки от 7 млн до 10 млн тонн сразу и еще 4 млн в ближайшие 6—7 месяцев», — уточнила Дастин ван Райн (потом, правда, американцы, оглядываясь на Россию, пытались смягчить свою позицию, заявив, что оглашенные цифры не предназначались для широкой общественности). И, тем не менее, преимущества контракта с Chevron-Texaco (особенно на фоне реверсного предложения ТНК-ВР) заключаются в гарантиях оплаты законтрактованных объемов поставок нефти и долгосрочном сотрудничестве (ТНК-ВР говорит о контракте на 3 года). Но есть у Chevron-Texaco и условие — единая маршрутная позиция высшего менеджмента Укртранснафты, гендиректор которого Станислав Василенко, лоббируя реверсное направление, препятствовал переговорам с Chevron в Лондоне.

Примечательно, что, несмотря на реверсную пиар-кампанию, Европа не теряет интерес к украинскому нефтепроводу. В мае текущего года ЕС выделил EUR2 млн на развитие проекта создания Евразийского нефтетранспортного коридора Одесса—Броды—Гданьск на базе готового участка «трубы», который предусматривает продление трубопровода от Бродов до Плоцка, который соединен нефтепроводом с Гданьском. На состоявшейся в середине октября украинско-польской Ассамблее было принято заявление о необходимости эксплуатации нефтепровода Одесса—Броды в проектном направлении. Более того, 14 октября координатор энергетических программ представительства Еврокомиссии в Украине Мари-Кристин Бозвье-Зае подчеркнула, что Евросоюз в дальнейшем поддержит реализацию проекта Одесса—Броды для транспортировки каспийской нефти в Европу, заметив, что Еврокомиссия поощряет нефтяные компании в Европе подписывать контракты с «Укртранснефтью» на покупку каспийской нефти. На конец октября — начало ноября запланирован визит в Киев вице-президента Еврокомиссии по вопросам транспорта и энергетики Лойолы де Паласио, по результатам которого Украина и Польша планируют подписать межправительственное соглашение о поддержке достройки трубопровода Одесса—Броды.

Таким образом, кажущееся равнодушие Европы к украинской трубе является естественными в подобных случаях последовательностью и взвешенностью. И все же, несмотря на вероятное оформление договоренностей с Chevron-Texaco, стоит ожидать очередного захватывающего витка околотрубной интриги. Об этом «предупреждают» российские события последних дней: «ломка» симбиоза Кремля с нефтяными олигархами и невозможность (даже с помощью тузлинского проекта «Дамба») решить проблемы пропускной способности нефтетерминала в Новороссийском порту. Отягощают ситуацию намерения Ирана с 1 ноября прекратить поставки нефти в Европу и периодическое закрытие Турцией судодвижения в Босфоре. Новые «украинские проекты» РФ (ЕЭП, «Дамба», включение Украины в российский вариант «черного списка» FATF) сопровождаются поисками альтернативных мест для вложения активов крупного российского бизнеса.

Контракты №44 / 2003


Вы здесь:
вверх