логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Кто следующий убийца Александрова? Андрей ШЕШЕРА - «Контракты» №44 Ноябрь 2003г.

Следователи Генпрокуратуры во второй раз назвали имена убийц журналиста из Донбасса Игоря Александрова. Родные и коллеги погибшего не верят, что этот вариант — последний.


Юрий Вердюк

Заявление Генпрокуратуры о том, что убийство журналиста организовала местная бизнес-группа, немедленно вызвало лавину вопросов. Кто должен теперь ответить за «старое» расследование дела, которое в свете новых данных тянет разве что на примитивный любительский спектакль? Будет ли окончательно снято обвинение с первого подозреваемого в убийстве, Юрия Вередюка, ныне тоже покойного? Но самое главное — в чем мотив дерзкого преступления, в котором украинское общество увидело «дубль второй» резонансного «дела Гонгадзе»?

Последующие события доказали, что авторы сенсации спешить с ответами не настроены. При таких обстоятельствах родные погибшего журналиста, его коллеги и многочисленные друзья все чаще публично делают пессимистические предположения о перспективах окончательного раскрытия преступления. Мол, прежде всего опять борьба различных политических и бизнес-групп, а Игорь Александров рассматривается в ней только как шахматная фигура.

Несколько кассет и «17-й участок»

Согласно последней версии следствия, убийство журналиста организовали славянские предприниматели Александр и Юрий Рыбаки, к тому же последний лично участвовал в избиении Александрова в людном центре города, сделав своеобразный подарок старшему брату... на день его рождения.

Что касается мотива преступления, то, как свидетельствуют скупые публичные заявления, следователи Генпрокуратуры считают им профессиональную деятельность покойного телевизионщика, в частности, его намерение показать в эфире кассету с записью разговора двух членов местной организованной преступной группировки «17-й участок», в котором уголовные авторитеты называют мозговым центром банды именно Александра Рыбака. Сейчас братья Рыбаки взяты под стражу, а для скорейшего завершения резонансного дела в Киев якобы свозят из колоний усиленного режима осужденных ранее боевиков «17-го участка» — для очных ставок и новых показаний по делу.

Добавим, что все это время действующими лицами «дела Александрова» настойчиво пытались стать двое бывших краматорских милиционеров — Олег Солодун и Игорь Сербин. Именно они передали Александрову роковую кассету с оперативными записями. Солодун и Сербин уже через неделю после преступления публично называли его заказчиками братьев Рыбаков, не забывая добавить фамилию своего бывшего начальника, руководителя Краматорского городского отдела борьбы с организованной преступностью Владимира Бантуша.

Независимые эксперты отмечают, что версия Сербина — Солодуна, которую, судя по всему, теперь взяло на вооружение следствие по «делу Александрова», страдает явными несоответствиями. Например, тяжело объяснить, зачем Рыбакам, даже под угрозой публичного разоблачения их связей с преступным миром, было убивать именно тележурналиста. Ведь Сербин и Солодун, прежде чем обратиться к руководителю телекомпании «Тор», рассылали копии компрометирующей кассеты руководителям силовых ведомств, предлагали ее известным политикам. Трансляция компромата в ограниченной сети провинциальной ТВ-компании мало что добавила бы.

Во всяком случае больше смысла было бы направить «санкции» против изначальных возмутителей покоя, то есть обиженных оперативников. Правда, в последнее время в интервью экс-«убоповцев» фигурировала, кроме переданной Александрову кассеты, еще и пачка фотографий крайне скандального содержания. На них якобы было запечатлено братание владельца частной фирмы «Укрлига» Александра Рыбака с влиятельными должностными лицами региона и даже момент... торжественного вручения ему знака «Заслуженный работник Службы безопасности Украины». Снимки, в отличие от кассеты, дубликатов не имели и таинственно исчезли при избиении журналиста. Что, возможно, и стало настоящим мотивом дерзкого преступления.

Кому это нужно

В Славянске мало кто сегодня сомневается в причастности «братков с 17-го» к убийству Александрова. Другое дело — окончательно определить все мотивы преступления, а главное — понять, почему именно сейчас взялись реанимировать призабытое дело. Тут может быть несколько версий. Первая, самая простая — Генпрокуратура решила наконец восстановить справедливость и показательно покарать истинных виновников. Вторая версия — нынешнее возвращение к «делу Александрова» могло спровоцировать обострение борьбы между силовыми правоохранительными структурами страны. Действительно, разворачивание следственной процедуры «наново» дает неплохие возможности «взять на крючок» региональных службистов с большими звездочками, которые в 2001 году старательно отводили следствие от Александра Рыбака, отыскав на городских свалках нищенствующего Вередюка и уговорив его взять вину.

Весьма характерна для такой версии деталь, что Генпрокуратура, которая, собственно, и инициировала новое рассмотрение «дела Александрова», заранее тщательно вывела из-под возможного «обстрела» своих работников, которые так или иначе были причастны к делу — следователей по делу, обвинителей на процессе Вередюка или давних недоброжелателей Александрова, с которыми он конфликтовал в родном Славянске. Эти действующие лица получили повышения по службе с одновременным переводом в другие города региона, даже за его пределы. Другие силовики принять аналогичные меры безопасности в регионе, похоже, не успели — только досрочно вышел на пенсию герой «кассетного скандала по-краматорски» Бантуш.


Точки зрения

Людмила АЛЕКСАНДРОВА, вдова погибшего журналиста:

— Уверена ли я, что на этот раз в руки следствия попали настоящие убийцы моего мужа? Трудно в это безоговорочно поверить, ведь официальных заявлений о раскрытии этого преступления на моей памяти было уже несколько. И каждый раз это подавалось как истина в последней инстанции.

Олег СОЛОДУН, бывший работник Краматорского УБОПа:

— Наша версия о реальных заказчиках убийства Игоря Александрова отработана и доведена до логического завершения. Генпрокурор Святослав Пискун уже поблагодарил нас за участие в раскрытии этого преступления. Но радости нет, только какая-то пустота. Все это надо было сделать два года назад. Заплачена непомерно дорогая цена...

Иван КОРЧИСТЫЙ, судья на процессе Ю. Вередюка:

— Как до сих пор никто практически не был привлечен к уголовной ответственности по делу Александрова, так, кажется, никто и не будет. Бесценное время упущено, и слишком много желающих поставить в деле точку.

Николай ТОМЕНКО, председатель парламентского Комитета по вопросам свободы слова и информации:

— В ближайшее время, во всяком случае до президентской избирательной кампании, правдивой информации с именами исполнителей и заказчиков убийств Игоря Александрова и Георгия Гонгадзе мы не услышим.


Хроника развития «дела Александрова»

3 июля 2001 года в 7.45 утра руководитель Славянской телекомпании «Тор» Игорь Александров был зверски избит в подъезде дома, где расположен офис его фирмы. Через трое суток, не приходя в сознание, журналист умер в реанимации местной больницы.

Несколько следующих недель многочисленные политические организации и СМИ последовательно не давали угаснуть общественному интересу к кровавому инциденту в провинциальном городе Донецкой области. Проводилась параллель со скандальным «делом Гонгадзе», вспоминали также, что Александров был в свое время первым в Украине журналистом, которому через суд пытались запретить заниматься профессиональной деятельностью, что он, мол, незадолго до смерти начал на городском телевизионном канале цикл передач «Донбасс криминальный» и т. п.

Под давлением общественности правоохранительные органы переквалифицировали уголовное дело с банального «хулиганства» на «заказное убийство», передав функции следствия Донецкой облпрокуратуре.

Позже следствие организует «контролируемую утечку» информации в прессу о том, что нападение на журналиста якобы самостоятельно совершил «бомж» из соседнего Краматорска Юрий Вередюк, который, собственно, уже и арестован.

Затем заместитель генпрокурора Сергей Винокуров, назначенный куратором расследования, после личного вмешательства в резонансное дело Президента Кучмы, сообщает прессе, что следствие завершено, и дело передается в Донецкий апелляционный суд.

Судебный процесс заканчивается более чем сенсационно: хотя обвиняемый Вередюк охотно признает на заседаниях факт совершения им убийства (прибавляя только, что заказывали ему другого человека, которого он якобы «случайно перепутал» с Александровым), но 17 мая 2002 года судья Иван Корчистый оправдывает его — за отсутствием доказательств. «Киллера» освобождают из-под стражи в зале суда, он возвращается в родной город, где живет под наблюдением милиции, зарабатывая на жизнь мелкой торговлей на базаре. 19 июля, за неделю до кассационного слушания дела в Верховном суде Украины, на которое Вередюка вызвали повесткой, он внезапно умирает (официальная версия — сердечный приступ).

Больше года «дело Александрова» было в тупике, пока руководство Генпрокуратуры, за это время успевшее существенно измениться, неожиданно опять обратило внимание на эту запутанную историю.

Контракты №44 / 2003


Вы здесь:
вверх