логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Вадим СКУРАТИВСКИЙ: «К грузинским событиям» - «Контракты» №48 Декабрь 2003г.

Итак, «бархатная революция» в Грузии совпала по времени с довольно агрессивными антипрезидентскими демонстрациями в Литве. Не помешало бы украинским политическим элитам осмыслить диалектическую сумму этих двух грозных телекартинок толпы, доведенной до пароксизма, сравнивая их с уже привычной для нашего телезрителя «оппозиционной» блокадой парламентской трибуны.


Что же из этого может выйти? А то, что происходит ныне в Грузии и с Грузией.

Это страна, какую покойный Звиад Гамсахурдиа с присущей ему как поэту изобретательностью когда-то назвал «империей в миниатюре». Несколько — или даже несколько десятков — народностей и этносов создают тысячелетнее собственное картвельское пространство. Собрать воедино его пока что может не столько юридическая и политическая риторика, сколько харизматичная личность. Нельзя сказать, что Эдуард Шеварднадзе, который под прямым давлением своего, скажем так, очень воинственного и некомпетентного окружения все-таки начал, а затем проиграл войну в Абхазии, — это тот лидер, который собрал-таки вместе страну, расщепленную историей. Однако хоть какие-то шансы для этого у него еще оставались.

Последний харизматик в Грузии.

Вот напуганная охрана выводит своего бывшего лидера из парламента. Лидера, который получил на президентских выборах около семидесяти процентов голосов. Из грузинской истории выводят личность. Которая объединяла Грузию хотя бы на честном слове. А после в парламент экстатическая толпа буквально вносит нескольких краснобаев, которые имеют на «империю в миниатюре» соответственно миниатюрное влияние.

Правда, они обещают объединить Грузию радикальными средствами. Что это значит, учитывая, что тамошние «самосуверенитеты» имеют немалые, хорошо и умело обученные вооруженные силы, понятно...

И наконец, в Грузии остается одна, но достаточно реальная сила — войско, находящееся в распоряжении министра обороны Давида Тевзадзе.

Этот министр по специальности — профессор логики. А также — профессор-стажер Пентагона, где он штудировал совсем не логику. Как поведет себя этот генерал в этом хаосе? Какова его возможная логика?

У польского острослова Станислава Ежи Леца есть такая притча: «Ну, — подумал он, — ниже мне уже некуда катиться». Снизу постучали.

Вот это и есть грузинские прямые последствия тамошней «бархатной» революции. Пусть украинские консулы и трибуны хорошенько подумают над тем, что там произошло.

Контракты №48 / 2003


Вы здесь:
вверх