логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Душевные вложения Дарья ПОТАПОВА - «Контракты» №48 Декабрь 2003г.

Непрофильные активы украинских банков: антиквариат, картины, рестораны и футбольные клубы


Картина кисти Айвазовского,
доставшаяся в наследство
Нацбанку от Градобанка,
вскоре украсит стены Национального
художественного музея.

Хотя непрофильные вложения занимают незначительную долю в активах банковских учреждений, в перспективе они могут принести весьма приличный доход. В иерархии материальных ценностей, по которым традиционно причисляют к кругу избранных, антиквариату и предметам искусства отведено особое место. Да и что может красноречивее свидетельствовать об успешности бизнеса, как картина кисти известного мастера? Вот так и зарождается доверие.

Вечный капитал

О художественных коллекциях финансовых учреждений, образованных вскоре после развала СССР, ходили легенды. Банкиры так вошли в раж, скупая раритеты, что их темпы сравнивали с распродажей шедевров из Эрмитажа после Октябрьской революции 1917 года. Тогда, в начале 90-х, сформировались основные корпоративные коллекции. Самым ценным собранием, по признанию специалистов, была коллекция разорившегося Инкомбанка. Банк, коллекционировавший старое искусство, русский авангард и живопись пятидесятых-девяностых годов, под своей крышей собрал свыше 180 работ кисти известных мастеров.

Но особую уникальность собранию Инкомбанка придавали картины Казимира Малевича: «Автопортрет», «Портрет жены» и «Черный квадрат». Когда коллекцию пустили с молотка, первые два полотна ушли за $600 и $90 тыс. А «Черный квадрат», в свое время приобретенный Инкомбанком за $250 тыс., достался Эрмитажу за $1 млн. Немало шедевров изобразительного искусства оказались на балансе почивших в бозе российских банков «СБС-Агро» (российский аналог банка «Украина»), «Московия», Тверьуниверсалбанк. Увы, судьба этих коллекций неизвестна.

По иронии судьбы, богатое культурное наследие оказалось визитной карточкой разорившихся банков и в Украине. Самой знаменитой частной коллекцией обладал Градобанк, обанкротившийся в 1997 году. Насчитывающая около 700 полотен украинских, российских и западноевропейских мастеров, эта коллекция оценивается экспертами в $3-7 млн. Среди картин — графические оттиски работ Пикассо, Сезанна, Ренуара, Мане. Сейчас отдельные экспонаты из коллекции Градобанка украшают холлы Национального банка Украины, что вызывает неоднозначные оценки искусствоведов: парламент в свое время издал постановление, по которому коллекция Градобанка должна была отойти Художественному музею.

Было чем похвастаться и обанкротившемуся агрогиганту — банку «Украина». Поговаривают, что в его фондах находились оттиски работ Айвазовского. Как утверждают бывшие работники «Украины», частая смена власти в банке «приделала ноги» картинам. Не обошла страсть к раритетам и хозяев недавно разорившегося «Нашего банка». Временная администрация, назначенная НБУ, с любопытством изучала коллекцию оружия, в спешке оставленную прежними владельцами банка.

Собрания ныне здравствующих учреждений не столь впечатляют, но и здесь есть на что посмотреть. В банке «Аваль», Кредитпромбанке, Укрэксимбанке отдают предпочтение работам современных авторов. Картины ХVІII — ХІХ ст. украшают хэд-офисы Первого украинского международного банка (ПУМБ), ВАБанка, банка «Форум». «Когда видишь в стенах банка полотна, которым свыше ста лет, подспудно возникает ощущение, что само учреждение просуществует еще как минимум столько же», — допускает экс-президент ПУМБа Игорь Юшко. Будучи его главой, Юшко вместе с тогдашним своим заместителем Борисом Тимонькиным (ныне — главой Укрсоцбанка) собрали около 100 работ, в основном украинских мастеров конца ХVІII — начала ХIX в.

То, что большинство корпоративных коллекций сформировались в середине 90-х годов ХХ века, не случайно. Этот период сами финансисты величают не иначе как «временем легких заработков». При шальных доходах грех было не скупать раритеты по дешевке. Один финансист, преуспевший в этом деле, но пожелавший остаться неизвестным, поведал, что в начале 90-х приобретал художественные полотна ХVІII — ХІХ в. по $500, тогда как их реальная цена была в 2-4 раза выше. Основными продавцами выступали люди, покидавшие родину. С тех пор цены на предметы искусства резко возросли, а прибыльность банковского бизнеса заметно уменьшилась, что заставило акционеров пересмотреть приоритеты вложений. С их легкой руки коллекционирование превратилось из дела корпоративного в сугубо частное, которому банкиры уделяют свободное от работы время.

«Искусственная» прибыль

Грамотно подобранные художественные ценности позволяют не только сохранить вложенные деньги, но и приумножить их: в среднем раритеты ежегодно дорожают на 10-100%. В сравнении с такими цифрами рентабельность от кредитования просто меркнет. С другой стороны, банк — не антикварная лавка или художественный салон. И в этом смысле приобретение художественных изысков для банка есть ни что иное, как отвлечение денежных средств от профильного бизнеса. Отдельной статистики, которая бы давала представление о том, как много денег банки потратили на раритеты, в Нацбанке не ведут. «По классификации НБУ предметы искусства относятся к непроизводственным активам банка. По законодательству они не могут превышать 25% от его регулятивного капитала.

Такие активы числятся на балансе многих банков, но их доля вряд ли существенна», — утверждает директор департамента безвыездного надзора и инспекционных проверок НБУ Виктор Зинченко. По признанию самих финансистов, в зависимости от размера учреждения, эта цифра едва ли превышает 1-3%. Сейчас, когда банки озабочены повышением капитализации и в ход активно идет переоценка основных средств, предметы искусства могут сослужить хорошую службу. Хотя, как говорят в НБУ, в этом вопросе финансисты проявляют завидный консерватизм: картины не переоценивают, но и не продают.

Владельцы «заводов, газет, пароходов»

Деньги «не по профилю» тратятся не только на произведения изобразительного искусства. Сфера приложения капиталов финансовых толстосумов шире — это еще и дома отдыха, рестораны, издательства, ювелирные магазины, ночные клубы, агентства недвижимости и так далее. Известно, что крупнейший банк с мировым именем — Дойче Банк — обладает не только коллекцией картин, насчитывающей более 45 тыс. работ, начиная с эпохи экспрессионизма, но и одновременно владеет самой большой коллекций старинных автомобилей. Мотивы ведения «побочного» бизнеса у каждого владельца сугубо личные. Однако бизнесмены делают особый акцент на том, что предприятие в любом случае должно приносить прибыль.

Общее правило, естественно, имеет и исключения. К их разряду можно отнести приобретение спортивных клубов. О том, почему предпочтение отдается футбольным командам, лучше расскажет психолог. Но, пожалуй, это один из немногих «непрофильных» активов, владение которыми банками не скрывается. Общеизвестно, что днепропетровский ФК «Днепр» финансирует ПриватБанк, президентом донецкого «Шахтера» является Ринат Ахметов, владеющий Донгорбанком, а обанкротившийся банк «Украина» имел самое непосредственное отношение к ФК «Ворскла».

Индустрия развлечений — сфера, в которую финансисты вкладывают деньги охотнее всего. Производя товар с большой долей добавленной стоимости и имея дело с «живыми» деньгами, этот бизнес может приносить владельцам солидные доходы. И в этом смысле гостиничное дело — яркое тому подтверждение. Общих владельцев имеет киевская гостиница «Салют» и банк «Финансы и кредит». Собственную сеть гостиниц намерена создать группа «НРБ» (предполагается, что она охватит Санкт-Петербург, Москву, Киев, Париж и Берлин). Декларируемая стоимость проекта — $100 млн. Россияне присматриваются к столичной гостинице «Лейпциг», обещая вложить в ее достройку $15-20 млн. Из реализованных проектов группы — строительство пансионата «Море» (г. Алушта). Обладая апартаментами уровня четырехзвездочной гостиницы, заведение пользуется немалым спросом со стороны обеспеченных любителей отдыха в Крыму.

И хотя цена номера в летний сезон начинается от $80, бронировать его приходится чуть ли не за полгода. С Алуштой «НРБ» связывает еще два проекта. Это строительство аквапарка и пятизвездочного рекреационного комплекса «Миндальная роща», стоимостью $10 млн и $30 млн соответственно. Строят аквапарк и в столице. Инициатива принадлежит акционерам банка «Форум». И оценивается это удовольствие в $20 млн.

Групповое вложение

Стоит отметить, что в проектах подобного рода банк играет немаловажную роль, выступая в роли инвестора, однако напрямую собственником, как правило, не является. Связующее звено — собственники — создают для управления отдельные структуры. «Каждому свое. Акционеры самодостаточны. Они имеют возможность развивать свои собственные бизнес-направления, исходя из своих собственных представлений. Создав банк, они создали структуру, которая занимается особым видом бизнеса — банковским. Многие говорят, мол, у «НРБ» что-то есть — гостиницы, пансионат. Но, если быть точным, то есть не у банка «НРБ-Украина», а у финансовой группы «НРБ», которая представлена целым рядом бизнес-структур. Я думаю, что и у других банков, если они правильно развивают свой бизнес, активы не распорошены в каком-то непрофильном для них бизнесе», — считает председатель правления КБ «НРБ-Украина» Виталий Мигашко.

По такому пути идут практически все финансовые учреждения, точнее, их акционеры. К примеру, концерн «Правэкс» кроме одноименного банка, включает в себя еще и целый ряд промышленных и торговых предприятий. К последним относится, в частности, сеть магазинов «Правэкс-пассаж» и художественный салон. В активах группы значился и ночной клуб «Красное и черное». Последний, впрочем, закрылся. Но помещение, в котором располагалось увеселительное заведение (кинотеатр им. Довженко в Киеве) летом 2002 г. было выкуплено структурным подразделением концерна (СП «Торговый дом супермаркет-93») за 3,7 млн грн. Группа декларирует намерение вложить в модернизацию помещения еще свыше 12 млн грн.

К раздельному управлению банковского и других видов бизнеса подталкивает не только логика, но и существующая нормативная база. Вложения банков в ценные бумаги и уставные фонды иных предприятий не должны превышать предел 15 %, а суммарное участие — 60% регулятивного капитала. При этом оказывать преференции дочерним компаниям не так-то и просто: выданные им кредиты не могут превышать 5% регулятивного капитала. А если окажется, что деньги ссужались на беззалоговой основе, банк может схлопотать штраф от НБУ.

Поэтому определить, насколько высока степень родства между банком и некими структурами довольно сложно. Финансисты предпочитают использовать в этом случае термин «партнерские отношения». К примеру, знающие люди утверждают, что такого рода отношения сложились у компании «Арго-трейдинг» (сеть магазинов одежды «Арго») и Укргазбанка.

«Тесные» связи с целым рядом структур из сферы услуг имеет ПриватБанк. Это — компания «Арт-Дэвис», специализирующаяся на организации массовых шоу и джаз-фестивалей, «Панна-Дэвис» — сеть косметических салонов, собственно, фирма «Дэвис», занимающаяся производством и продажей мебели. Последняя, как утверждают злые языки, обладала эксклюзивным правом поставки офисной мебели в днепропетровские учреждения ПриватБанка, что, учитывая их общие корни, выглядит вполне естественным. Персонал банка подбирается через родственное рекрутинговое агентство «Авторитет». А отдых их, судя по всему, обеспечивает турагентство «Спутник». Доносить идеи группы до неискушенной публики группе ПриватБанк помогают днепропетровский телеканал «Приват-ТВ Днепр», подконтрольное рекламное агентство «Довира», газета «Комсомольская правда» и информационное агентство УНИАН.

Наличие банковского плеча — мощное подспорье для развивающегося «родственного» бизнеса. Яркое тому подтверждение — бурное развитие сети книжных магазинов «Орфей» и «Буква». Партнером обеих структур является ВАБанк. Осенью продавцы объявили об объединении бизнеса, после чего начали строить агрессивные планы по развитию сети.

Среди многообразия «непрофильного» бизнеса ресторанное дело занимает особое место, поскольку как никакое другое строится на личных вкусах владельца. Стиль и кухня заведения могут приоткрыть завесу над личностью владельца. Так, судя по всему, акционерам банка «Форум» пришелся по вкусу модный и развлекательный район Сохо в Нью-Йорке. Одноименный киевский ресторан выглядит респектабельно и элегантно — с красным деревом, черными кожаными диванами и блюдами американской кухни в среднем по 90-100 грн каждое. Посещение ресторана японской кухни «Токио» обойдется на порядок дороже (стоимость блюда в среднем 150 грн). Что, впрочем, неудивительно: «Токио» с самого начала был облюбован «сливками общества» — здесь нередко можно встретить частых гостей голубых экранов. Для реализации этого проекта ВАБанк в свое время предоставил по линии ЕБРР кредит на $5 млн.

Контракты №48 / 2003


Вы здесь:
вверх