логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Власть тоже рынок: бизнесменам в политике все хуже и хуже Виктор НЕБОЖЕНКО, политолог
Андрей МИСЕЛЮК am@gc.kiev.ua - «Контракты» №49 Декабрь 2003г.

Походы бизнесменов во власть взвинтили рыночную стоимость власти. Теперь предпринимателям, заполонившим парламент, приходится вести отчаянную борьбу за выживание.


Тысячи бизнесменов по-прежнему
мечтают о «клондайке»
под названием Верховная Рада

Депутаты-брокеры

В последние годы украинский бизнес массово двинул в политику. На то есть несколько причин. Первая — институциональная. Отечественные предприниматели по определению занимают одно из последних мест в иерархической системе украинской политики. Основным фактором этой политики является отечественная бюрократия.

Второе по значению место занимает Президент Леонид Кучма и его окружение. На третьем — олигархи. И лишь четвертым фактором влияния являются бизнесмены. А поскольку бизнес не имеет серьезной гражданской среды, механизмов, позволяющих влиять на принятие важных решений, то предпринимателям приходится непосредственно участвовать в политике.

Вторая причина кроется в потере возможности быстрого обогащения. Потенциал украинского рынка сократился, ухудшилась ситуация с конкуренцией, приватизацией, налогами и сейчас бизнесу хуже, чем пять или десять лет назад. Поэтому крупный бизнес вынужден заниматься политикой. Классический пример — Львов, где бизнес политизировался ради своего выживания.

Бизнес вне политики, как правило, существует в тяжелых условиях — прибыль на низком уровне. Но как только предприниматели начинают вмешиваться в политику, уровень прибыли резко возрастает. Это происходит за счет участия в приватизации, создания одноразовых преференций через исполнительные органы власти, давления на фискальные службы, ухода от судебного преследования и т. п. Бизнесмены быстро подсчитали, что можно выложить несколько миллионов долларов для прохождения в парламент и там «отбить» эти деньги и получить больше.

В то же время, бизнес, оказавшийся в политике, столкнулся с коммерческим принципом, характерным для всего мира — в политической среде уже сложился свой рынок. Когда в составе парламента прошлого созыва было 15-20% мелких и средних бизнесменов, они действительно быстро «отбивали» свои деньги и легко передвигались по всем ступеням исполнительной власти вплоть до получения должностей в этой власти.

Теперь же, большая половина депутатов ВР — бизнесмены. Здесь они попали на своеобразный вторичный рынок. На самом деле, сейчас ВР — это не просто площадка, где встречается бизнес. Это политическая биржа, где мало владеть какими-то методами коррупции или лоббирования, нужно заниматься еще и конкурентами, согласовывать с ними свои действия, а это резко снижает норму прибыли. В результате около половины бизнесменов, которые затратили на предвыборную кампанию до миллиона долларов (идя по партийным спискам либо по мажоритарным округам), не «отбили» свои деньги. Такое произошло впервые.

Третьей причиной ухода бизнесменов в парламент можно назвать до сих пор живущий миф о том, что приход в политику позволяет создавать политическое прикрытие для любого бизнеса. На самом же деле власть уже научилась достаточно эффективно бороться как с оппозицией и ее финансовыми источниками, так и с провластными политиками. Уже нет прямого давления — вместо него используется масса схем ликвидации бизнеса, что одновременно означает потерю перспективы. Не надо сажать бизнесменов в тюрьму — это вызывает лишнюю шумиху. Достаточно просто закрыть бизнес и все — предприниматель ходит живой и на свободе, но «голенький» и тихий.

Заболевшие политикой

Между тем, вопрос о том, как повлияет возможность «отбить» средства, потраченные на выборы, на состав следующего украинского парламента остается очень сложным для бизнеса. Украинскому предпринимательству стоит присмотреться к традиционным формам участия в политике, на которые, кстати, перешла Россия. Здесь профессиональный бизнес финансирует профессиональных политиков. А сами бизнесмены в это время занимаются своими прямыми обязанностями, разделяясь по политическим пристрастиям.

Но украинские предприниматели, увы, принципиально не готовы к такой форме работы. Во-первых, потому что они воспринимают политику как отдельный вид бизнеса. Хотя на самом деле в политике более сложные отношения. В бизнесе все понятно — где успех, а где поражение; где прибыль, а где долги. В политике не так — человек может быть политическим «трупом», но при этом изображать успешного и значимого игрока. Кроме того, в политике большой роли не играют схемы, здесь важны договоренности и важно, кто первый эти договоренности нарушит. В бизнесе же невозможно о чем-то договориться и тут же эти договоренности отменить — это было реально только в период первоначального накопления капитала.

Во-вторых, олигархи быстро забывают благие с точки зрения гражданского общества и правильные с технологической точки зрения планы о найме профессиональных политиков и начинают напрямую руководить партией, как своим заводом. Поэтому, идущий в политику бизнесмен не справляется с политикой. Порой он слишком наивен: за чистую монету принимает слухи, информацию из газет, из приемных. Кроме того, у многих таких бизнесменов отсутствует способность думать перспективно. Возможно, это связано с тем, что бизнес в Украине носит либо иждивенческий, либо временный характер.

Даже олигархи не знают, что будет через три года. А в политике необходим фьючерсный подход — сегодня политик должен знать и готовиться к тому, что будет завтра. Причем делать должен утвердительно, но опираясь на реальные прогнозы. Вот, например, Виктор Ющенко всем прямо дает понять: я буду президентом и поэтому вы должны уже сейчас мне помогать. Это классический пример использования фьючерсной технологии в настоящем времени. Если же, к примеру, Юлия Тимошенко придет и скажет: «Помогайте мне сейчас, потому что я потом буду президентом», никто не поверит в такое будущее. А у Ющенко будущее уже сейчас работает на него.

Кроме того, бизнесмен не всегда владеет правилами поведения, дипломатией разговора. В политике переговорный процесс принято начинать с разговоров о погоде или о здоровье того, кто сегодня правит страной. А в бизнесе сразу переходят к делу. В политике так поступать нельзя: если сразу перешел к делу, то лишил и себя, и партнера возможности маневра. Было множество ситуаций (особенно в процессе формирования фракций), когда крупный бизнесмен со своим окружением приходил для переговоров к такому же бизнесмену, и переговорный процесс разваливался: каждый сразу выдвигал жесткие требования и начиналась борьба амбиций. Поэтому можно говорить, что во многом бизнес поломал уже сформировавшиеся политические традиции и нормы в Украине.

С другой стороны, все, кто уже попал в парламент, не могут расстаться с мыслью о том, что это самое лучшее место для встречи и решения проблем. Они уже заражены политикой и не могут вернуться в свои города и «замки». Увидев политику вблизи, они хотят вновь и вновь использовать ее как средство коммуникации и решения проблем. Хотя они ее и не любят, и не понимают ее правил.

Эффект олигархов

Кроме того, бизнесменов подводит в политике «эффект олигархов». Десять лет страна прожила с мифом о могуществе олигархов. Мол, вот был человек, заведовал магазином, а потом начал продавать ракеты и у него все получалось. Бизнесмены второго порядка гораздо умнее и квалифицированнее предпринимателей первой волны, но все они хотят быть олигархами.

Так что, скорее всего, в следующем парламенте мы увидим те же лица — Суркиса, Пинчука, Медведчука. Новых людей из бизнеса не появится. Правда, есть вариант, что в процессе президентской кампании появится «третья сила» — молодые люди, которые будут эксплуатировать идею, что нам не нужны «старые кадры» типа Медведчука, Ющенко, Пинчука или Тимошенко. А вместо них должны быть молодые, богатые, рисковые. Возможно, они будут понимать, что политические силы — это ресурс не бизнеса, а политики. Можно спрогнозировать, что в следующем парламенте число чисто профессиональных политиков зафиксируется на уровне 30%.

Большие и маленькие

Украинской бизнес-политической среде в целом характерен феномен: крупный бизнес недоволен мелким, мешающим ему своей активностью и рисковостью. Крупные предприниматели не понимают, что мелкий бизнес — это питательная среда, обеспечивающая экономическое развитие. «Акулы», сколотившие состояние за год-два, забывают, что мелкий бизнес — основа всякой буржуазности. Борьба между крупным и мелким бизнесом в Верховной Раде идет постоянно, но вот уже года четыре мелкий бизнес проигрывает по всем статьям. Но крупный бизнес, в свою очередь, проигрывает транснациональным корпорациям, которые без особого труда с ним расправляются, потому что «решают вопрос» на уровне первых лиц страны. Однако опереться в своей борьбе на мелкий бизнес крупные предприниматели не считают возможным, хотя в любой другой стране мира мелкий, средний и крупный бизнесы вместе борются с иностранным конкурентом. В России, кстати, все они нашли общий язык. В Украине это удалось лишь в некоторых отраслях — там, куда идут крупные вложения (металлургия, пищевая и обрабатывающая промышленность).

Такая ситуация говорит о том, что бизнес в других отраслях породил не просто крупный, а компрадорский. Крупные предприниматели зарабатывают деньги в Украине, а складируют их на Западе. Группа компрадорской буржуазии сложилась, к примеру, в сфере газа, химической промышленности, торговых перевозок. Примечательно, что они тоже живут мифами. Один такой украинский олигарх говорил: «Вот когда мы возьмем власть, мы сюда привезем 200 миллиардов долларов, и люди нам поверят». То есть они мечтают, что при определенных условиях станут другими.

То же происходит и с политиками: представитель оппозиции выигрывает президентские выборы и быстро становится очень похожим на предыдущего президента. К примеру, в случае победы Виктора Ющенко на президентских выборах у него неизбежно будут свои олигархи. Когда 20% нынешнего окружения Ющенко станут олигархами, а остальные 80% будут из числа тех олигархов, которые обслуживают нынешнюю власть, — это станет великой трагедией национал-демократов. И дело не в возможном предательстве нынешних соратников, а в том, что в Украине главную роль играет олигархический капитал. Любому президенту придется решать политические и экономические проблемы, опираясь на этих людей. Чтобы поломать их правила игры, нужно иметь мощнейшую политическую силу, геополитическую поддержку и железную волю.


Комментарии

Николай КАТЕРИНЧУК, депутат, фракция «Наша Украина», предыдущее место работы — генеральный директор адвокатской компании «Моор и Кросондович»

Виталий ХОМУТЫННИК, самый молодой депутат, фракция «Регионы Украины», предыдущее место работы — генеральный директор предприятия «Спецодежда»

— Что привело вас, бизнесменов, в политику?

МК: — Политики перестали выполнять те задачи, которые перед ними ставило общество. Я занимался адвокатской деятельностью, был генеральным директором адвокатской компании. Как вы знаете, адвокаты не являются субъектами предпринимательства, адвокатская деятельность связана с правом. Для меня приход в парламент был абсолютно нормальным карьерным развитием, поскольку возможность участвовать в законотворчестве — мечта любого юриста. Но, пожалуй, еще более важной причиной моего интереса к парламенту — желание навести порядок в судебной системе. Находясь в системе судебных координат, я видел, насколько она неэффективна, насколько деструктивно влияет на защиту прав и свобод граждан. Хочу это исправить.

ВХ: — В 21 год я понял, что в бизнесе я уже что-то смог сделать и решил попробовать себя в политике. Начал заниматься общественной деятельностью в 1998 году, когда стал депутатом районного совета Макеевки. За четыре года работы в райсовете было много сделано, с единомышленниками мы в крупном районе Макеевки создали первый комитет самоорганизации населения. Затем такие же комитеты были созданы по всему городу и объединены в Ассоциацию. До избрания в парламент я был генеральным директором Макеевской фабрики спецодежды. Я поднимал это предприятие, у меня были акции других предприятий, где я также занимался бизнесом. Все это я передал младшему брату-бизнесмену, а сам занимаюсь только законотворческой работой.

— Советуете другим бизнесменам идти в политику?

МК: — Стране сегодня нужны новые люди, новая политическая элита и, думаю, она должна рождаться из бизнес-среды, поскольку именно бизнес понимает, что происходит в стране и адаптирован к происходящему. В будущем, надеюсь, в политике не будет так много бизнесменов. Бизнес станет влиять на политику через государственные институты, находящиеся сейчас в зародышевом состоянии, а цивилизованный лоббизм будет организационно-правовой нормой.

ВХ: — Депутатом стать не так просто. Сейчас недостаточно взять заработанные деньги и вложить их в предвыборную кампанию — они могут быть потрачены безрезультатно.

Например, для того, чтобы быть избранным по мажоритарному округу нужно несколько лет работать там, делать что-то реальное, чтобы люди это знали. Бизнесмену, собирающемуся в политику, можно посоветовать одно — хорошо понимать для чего ему это нужно.

— С каждым новым созывом в составе парламента все больше бизнесменов. Тенденция будет прогрессировать? Почему бизнес не пользуется услугами политических сил, не покупает политиков, как в России, а сам идет во власть?

МК: — Это — следствие полного недоверия к политикам, абсолютно дискредитировавшей себя системы политических партий в понимании своей главной задачи — быть связным между властью и обществом. Кроме того, в Украине продолжается этап накопления капитала и часто он имеет теневые корни, поэтому многие идут в парламент для того, чтобы защитить свой бизнес и себя через депутатскую неприкосновенность. Я думаю, что если общество не ускорит развитие демократии, тенденция увеличения числа бизнесменов, идущих в политику, будет усиливаться.

ВХ: — Я считаю это нормальным, потому что бизнесмены реально понимают экономику, производство и знают какие законы нужны для того, чтобы все это работало и развивалось.

Проблема может появиться, если бизнесмен не разграничил политику и бизнес, и в парламенте занимается лоббированием своих экономических интересов. Депутат не должен 90% своего времени посвящать бизнесу, а в парламенте просто жать на кнопки. Впрочем, я знаю много депутатов, которые пришли в политику из бизнеса и посвящают себя законотворчеству.

Подготовила Татьяна ШУЛЬГАЧ

Контракты №49 / 2003


Вы здесь:
вверх