логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
2003-й в профиль Богдан МАЛИНОВСКИЙ
Дмитрий КРАПИВЕНКО - «Контракты» №51 Декабрь 2003г.

«Контракты» попытались сделать невозможное: сразу охватить все интересные события, происходившие с отечественными рынками и компаниями на протяжении года


Тенденция года: сильнейшие «съедают» не слабых

Схема «сильный поглощает слабого» уже непопулярна. Зато возросло количество поглощений лидерами общенационального рынка региональных лидеров и «крепких середняков».

В первом квартале крупнейший производитель молочной продукции «Галактон» приобрел контрольный пакет акций Кременчугского гормолзавода, который со своими 2,6% рынка входил в десятку общенациональных лидеров.

В апреле акционеры Днепропетровской кондфабрики, которая в рейтинге производителей занимала шестое место, продали контрольный пакет акций донецкой компании «А. В. К.» — второму после Roshen игроку на отечественном рынке сладостей. Недавно, в октябре, учредители «Волыньхолдинга», лидера рынка майонезов и кетчупов, полностью продали предприятие швейцарскому пищевому гиганту Nestle.

Такие процессы наблюдаются не только в пищевой промышленности, но и в других отраслях. «Хозяйство «Аврора», которое мы недавно присоединили, не было слабым», — говорит президент компании «Олимпэкс-Агро» Сергей Сек. Наверное, благодаря этому «Аврора» стала первым за последние три года предприятием, которое присоединила к себе одна из крупнейших агрофирм Украины «Олимпэкс-Агро», и первым подразделением агрофирмы, значительно (более 100 км) удаленным от основного массива земель. Подобным образом ведут себя и производители строительных материалов. Как стало известно из неофициальных источников, крупнейший в СНГ производитель еврорубероида, российский концерн «ТехноНИКОЛЬ», рассматривая возможность покупки завода в Украине, ограничился тройкой лидеров — «Славутским рубероидным заводом», «Бласто» (Кременчуг) и «Акваизол» (Харьков).

Вышеупомянутые тенденции позволяют сделать несколько важных выводов. В первую очередь обострилась борьба за лидерство на рынках. И в этих условиях лидерам нужны готовые эффективные предприятия с известными торговыми марками, наработанными рынками сбыта. «Лежащие» предприятия лидерам уже неинтересны, а значит, шансы первых на возрождение существенно снижаются.

Владельцы мощных предприятий обычно охотно продают контрольные пакеты акций лидерам рынка, хотя еще три-четыре года назад подавляющее их большинство проявляло решительное нежелание терять контроль над предприятием даже в обмен на щедрые (нередко — иностранные) инвестиции.

Непосредственные владельцы предприятий-«середняков» объясняют подобную уступчивость желанием привлечь инвестиции, укрепить позиции на рынке и т. п. Но большинство этих предприятий, во всяком случае на продуктовом рынке, осознают необходимость противостоять иностранной экспансии после вступления Украины в ВТО, что повлечет существенную либерализацию условий доступа иностранных производителей на украинский рынок. По словам Сергея Сальченко, заместителя генерального директора компании «А. В. К.», в Польше вскоре после вступления в ВТО не осталось ни одной кондитерской фабрики, которая принадлежала бы отечественному капиталу, — все были выкуплены международными компаниями или доведены до банкротства. Поэтому, во избежание подобной участи, украинский капитал стал лояльнее к поглощениям более сильными отечественными компаниями. В частности, как сообщили представители Днепропетровской кондфабрики, первой по значимости причиной продажи контрольного пакета акций предприятия стало привлечение инвестиций, необходимых для удержания высоких темпов роста производства, второй — подготовка к усилению конкуренции после вступления Украины в ВТО.

Это знаменательное событие, если верить власти, произойдет уже в 2005 году. При этом переговоры между Украиной и странами — членами этой организации об условиях вступления пока напоминают игру в одни ворота, к тому же именно в наши. Таким образом, представители отечественного бизнеса не слишком надеются на сохранение протекционистских механизмов. Поэтому в новом году процесс поглощения сильных украинских предприятий еще более сильными, несомненно, активизируется и охватит новые отрасли, «уязвимые» после снятия протекционистских барьеров, скажем, легкую промышленность.

Кризис года: в 2003-м цены на зерновые подскакивали трижды

Самым острым кризисом года, без сомнений, стал продовольственный.

Февраль, июль — первая половина августа и середина ноября надолго запомнились резкими скачками цен на продовольственную пшеницу и в связи с этим — на другие зерновые культуры.

Основными причинами зернового кризиса специалисты считают не столько беспрецедентно трудные погодные условия, повлекшие гибель 62% озимых, сколько политические и информационные факторы. «Продовольственный кризис нынешнего года — это кризис аграрной политики правительства», — считает директор аналитической компании «ПроАгро» Николай Верницкий. В феврале, когда стали появляться первые сообщения о массовой гибели озимых и продавцы заняли выжидательную позицию, пока не будут известны окончательные масштабы потерь, правительство при содействии силовиков попыталось взять зерновой рынок под тотальный контроль. Потом, в июле, в результате вмешательства правительства в ценообразование не сбылись надежды переработчиков на традиционное сезонное снижение цен. В сентябре заявления правительства о достижении договоренностей о закупке 2,2 млн т дешевой пшеницы у будущих партнеров по ЕЭП — России и Казахстана — вынудили трейдеров приостановить импорт. Только через месяц, когда одна за другой области стали повышать цены на хлеб сразу на 10-20%, а то и выше, выяснилось, что от неурожая в той или иной мере пострадала вся Европа, весь СНГ. Поэтому Россия из обещанного миллиона тонн пшеницы продала аж... 166 тыс. т, а Казахстан с 1,2 млн т — ничего, поэтому зерно придется закупать в Северной Америке.

Вот так участники зернового рынка, находившиеся под впечатлением правительственных обещаний или просто многолетних стереотипов типа «Украина не может остаться без хлеба», просчитались. Зато, как отмечает научный сотрудник Института экономических исследований и политических консультаций Александр Стариков, подтвердились самые пессимистические прогнозы независимых аналитических компаний («АПК-Информ», Украгроконсалт, «ПроАгро»). Проблема заключалась в том, что прогнозы эти были недостаточно четкие, чтобы участники рынка воспринимали их как руководство к действию. Расхождения между прогнозами разных источников составляли 2-3 млн т, а порой и больше, тогда как в Великобритании недавно разгорелся скандал из-за ошибки аграрного ведомства всего в 500 тыс. т. Отсутствие внятных прогнозов специалисты объясняют недостаточным развитием информационной среды. Эксперты считают, что лучше всего информированы о реальной ситуации на полях те, кто к ним ближе, — местные управления сельского хозяйства. Большой аппарат позволяет им при желании иметь реальную информацию об урожайности и посевных площадях. Но, как замечает Николай Верницкий, чиновники на местах никогда не идут наперекор правительству, а оно традиционно завышает показатели.

Разумеется, отсутствие ясных прогнозов может спровоцировать повторение скачков цен. Так, в первом полугодии следующего года зерно может подорожать до $210 за тонну на условиях DAF/FOB. К такому выводу пришли специалисты Украинской зерновой ассоциации, проанализировав зависимость среднегодовых мировых цен от соотношения запасов и потребления зерна. Поэтому зернотрейдеры прогнозируют, что в феврале-марте пшеница 3 класса на внутреннем рынке подорожает с 1200-1250 до 1400-1450 грн/т.

Во втором полугодии, как считает Александр Стариков, мы будем наблюдать противоположную картину: как только Украина после новой уборки перейдет от нетто-импорта к нетто-экспорту зерна, внутренние цены обвалятся почти вдвое. Но, по данным компании «ПроАгро», уже сейчас можно прогнозировать, что следующий урожай зерна вряд ли превысит 27 млн т, а пшеницы — 13 млн т, поскольку финансовое положение хозяйств тяжелое, из-за чего они засеяли озимыми на 1 млн га меньше ожидаемого, к тому же сравнительно низкокачественными семенами.

Покупки: иностранцы идут

2003 год запомнился несколькими громкими покупками. Еще несколько крупных соглашений сорвались или откладываются на следующий год.

Председатель Антимонопольного комитета Украины Алексей Костусев среди соглашений, которые можно считать знаковыми, называет приобретение компанией British Petroleum российской ТНК. Хотя $3 млрд британского капитала были вложены в компанию, числящуюся за пределами Украины, однако нового мощного инвестора получил и украинский рынок нефтепродуктов. Вскоре после возникновения «ТНК-ВР» провозгласила Украину своим приоритетом в работе на внешних рынках. Еще бы — российская компания на момент создания «ТНК-ВР» владела самым мощным в Украине Лисичанским НПЗ и контролировала 30% украинского рынка нефтепродуктов.

Именно британские инвесторы инициировали разработку подробного мастер-плана модернизации всех пяти нефтеперерабатывающих заводов ТНК, в частности и Лисичанского. Согласно плану, завод только в ближайшем году получит $30 млн инвестиций, значительная часть которых будет направлена на энергосбережение и введение самых современных экологических стандартов. «Фактически ВР пересмотрела прежние планы ТНК по модернизации Лисичанского НПЗ, и это пока наиболее показательный результат поступления в ТНК британских инвестиций», — считает исполнительный директор компании Upeco Сергей Куюн.

«ТНК-ВР» намерена вложить значительные средства и в розничную сеть. По словам директора департамента маркетинга и продаж ООО «ТД «ТНК-Украина» Сергея Лунева, в следующем году сеть собственных АЗС «ТНК-ВР» в Украине расширится с 40 до 250, под это расширение уже получены $53 млн. Однако эти инвестиции, как считает директор энергетических программ Центра им. Разумкова Владимир Сапрыкин, были запланированы раньше, и они не связаны с приобретением англичанами «ТНК».

Также «ТНК-ВР» отметилась в Украине агрессивным лоббированием реверсного использования нефтепровода Одесса—Броды. Как считает Сергей Куюн, это произошло потому, что Украина имеет дело не с российской компанией, а с международным гигантом.

Среди последних солидных приобретений иностранными инвесторами непосредственно в Украине Алексей Костусев отмечает покупку французской «Компани де Левюр Лесаффр СА» криворожского ЗАО «Надежда», которое входит в тройку ведущих производителей дрожжей и контролирует 9% украинского рынка. «Поскольку сегодня дрожжевая промышленность Украины в упадке, а французский покупатель — известный в мире производитель дрожжей, то эти инвестиции, безусловно, дадут толчок развитию украинского рынка», — считает руководитель АМК. «На украинском рынке появится здоровая конкуренция. Французские инвесторы будут завоевывать рынок не демпингом, а введением современных технологий и товарным кредитованием хлебопекарных предприятий, которые в этом году испытывают большие финансовые затруднения», — добавляет Сергей Лавров, коммерческий директор львовского ЗАО «Энзим», контролирующего на сегодня около 40% отечественного рынка.

Безусловно, к приобретениям года следует отнести покупку компанией Nestle 100% акций ОАО «Волыньхолдинг», а также переход Днепропетровской кондфабрики под контроль компании «А. В. К.», которая, в свою очередь, на 25% принадлежит американскому инвестфонду WNISEF. Таким образом, за большинством крупных приобретений так или иначе стоит иностранный капитал.

Компания года: ИСД в спортивной форме

В этом году Индустриальный союз Донбасса был самым активным отечественным инвестором, но вложения оказались значительно меньше, чем планировал сам ИСД.

В 2003 год корпорация «Индустриальный союз Донбасса» вступила с прибылью 11,77 млн грн. Это третья позиция в топ-рейтинге крупнейших украинских компаний.

Весь год компания «не сходила с дистанции»: активно боролась за новые отечественные и зарубежные активы. В Украине донетчане порой демонстрировали спортивный азарт и возможность усилить свои позиции за счет своего главного конкурента — днепропетровской группы «Приват». На прошлой неделе ИСД стал победителем конкурса на приобретение 98,81% акций ОАО «Днепровский комбинат им. Дзержинского», за который Союз готов заплатить 710 млн грн. За другой «бастион» — Днепропетровский меткомбинат им. Петровского корпорация боролась с «Приватом» с начала года, но безрезультатно.

Впрочем, менеджмент ИСД был занят в этом году не только внутриукраинскими конфликтами. Корпорация серьезно заявила свои восточноевропейские амбиции. В августе 2003 года ИСД объявила о намерении принять участие в приобретении польского металлургического предприятия Huty Czestochowa. Председатель совета директоров ИСД Сергей Тарута даже назвал цену, которую донетчане готовы предложить полякам — $83 млн. Однако польское правительство всячески медлит, в результате конкурс до сих пор не состоялся. С осени говорят о попытке ИСД купить крупный венгерский меткомбинат Dunaferr (поставщик металлопродукции автомобильным компаниям Suzuki и Subaru). Этот проект еще дороже польского: за почти 80% комбината Будапешт хочет получить по меньшей мере EUR 225 млн, к тому же новый владелец Dunaferr должен будет погасить $446 млн долга предприятия. Для участия в конкурсе за покупку венгерского металлургического гиганта ИСД скооперировался со своим давним партнером — швейцарской Duferco. Конкурс по продаже Dunaferr также не состоялся, но известно, что кроме украинцев, комбинатом заинтересовались британская LNM Group (также участник конкурса на приобретение польской Huty Czestochowa) и российская «Северсталь».

Свою «рыночность» и прозападность ИСД продемонстрировал 29 сентября, когда был подписан контракт с немецкой компанией Voest-Alpine. Предмет контракта — техническое переоснащание Алчевского меткомбината (ИСД контролирует 32,12% акций). Стоимость — рекордная для украинского горно-металлургического комплекса инвестиция в размере EUR140 млн. Экономический эффект — 69,5 млн грн в год. Договориться с немцами помогли те же швейцарские партнеры из Duferco, которые стали гарантом донецкой корпорации. Со швейцарцами было также заключено стратегическое соглашение об объединении трейдерских сетей ИСД и Duferco: с октября этого года 36 офисов швейцарской компании на трех континентах будут заботиться о сбыте 4 млн «союзной» стали, которую производят 30 контролируемых донетчанами меткомбинатов.

Контракты №51 / 2003


Вы здесь:
вверх