логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Фискальная индульгенция - «Контракты» №13 Март 2004г.

Президент Леонид Кучма в очередной раз предложил амнистировать доходы физических лиц, не плативших налоги и сборы.


Соответствующий законопроект уже внесен на рассмотрение Верховной Рады и, судя по парламентским раскладам, на этот раз будет утвержден «без проволочек». Предыдущие попытки легализировать теневые капиталы были безрезультатны. Цена гарантированной амнистии установлена в размере 10% от легализируемых активов. То есть — на 3% меньше ставки подоходного налога. Не так уж и много, как для форы в игре с властью в легализацию.

По оценкам ГНАУ, с 1996 по 2001 год из Украины «уплыло» порядка $20?млрд. Директор департамента валютного регулирования НБУ Сергей Яременко определил скорость оттока абсолютной ликвидности из страны скромнее — около $2 млрд в год. Последние данные Администрации Президента — 1 млрд грн в год. Заместитель директора департамента налоговой и таможенной политики Минфина Юрий Карпов рассчитывает, что принятие закона вернет в Украину от 3 до 5 млрд грн.

Далеко не все народные депутаты разделяют правительственный оптимизм. А наиболее неравнодушные парламентарии согласились ответить на вопрос — стоит ли рассчитывать на приток капиталов в Украину после налоговой амнистии?

Сергей БУРЯК, председатель комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности:

— Категория «амнистия» — это реликт. Никто и никого не собирается амнистировать, поскольку сей процесс подразумевает оправдание, а значит — осуждение. Лично мне больше импонирует термин «легализация доходов». Внесенный Президентом закон — своевременный, нормальный, стимулирующий граждан, по крайней мере, показывать в налоговых декларациях реальные доходы.

Очень хотел бы верить в ожидаемый приток капиталов из-за рубежа, но здравый смысл подсказывает обратное. Люди, экспортировавшие значительные суммы, либо осели на Западе, либо их банковские счета по тем или иным причинам заблокированы. Таким образом, учитывая человеческий фактор и фактор риска реэкспорта средств, ожидать масштабного притока капиталов в Украину не приходится. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что политическая ситуация в этом году может измениться. Велики внутреннеполитические риски.

Михаил ПОТЕБЕНЬКО, народный депутат:

— В принципе, за украденные деньги нужно отвечать. Амнистия распространяется на людей (совершивших преступление, признанных виновными судом) как, своего рода, поощрение. Я категорически против того, чтобы амнистировать жулье, наворовавшее миллионы, росчерком пера. Думаю, что никто на это не пойдет.

Нет, я не противник легализации: кто же возражает, чтобы деньги вернулись в украинскую экономику? Но возвращать нужно те деньги, которые получены законным путем в Украине, но вложены в иностранные банки. Сказать, последует ли приток капиталов в Украину после легализации, затруднительно. Для этого необходимо знать сумму вложений честных денег. А ведь ни швейцарские, ни американские банки такой градации не проводят. Советую крепко думать тем, кто чувствует, что деньги загнаны в заграничные банки нечестно, без уплаты налогов. Хотя, если человек возвращает деньги в страну и раскаивается, то все будет зависеть от решения государства.

Юлия ТИМОШЕНКО, лидер фракции БЮТ:

— Украинский бизнес, оптимизируя финансовые потоки, давно стремится легализоваться, поскольку нелегально работать крайне сложно. Устранить теневые обороты без разумной налоговой реформы вряд ли удастся. В законе, внесенном Президентом, нет ответа на главный вопрос — детенизации серьезных финансовых потоков. Более того, велик риск, что легализация превратится в очередной инструмент полицейской расправы. То есть красивой «дубинкой» попытаются пришибить тех, кто по неосторожности начнет легализацию своих капиталов. У меня нет денег в западных банках, но думаю, что украинские законы мало кому и что могут гарантировать. Я не верю в то, что закон о легализации будет выполняться, и не верю во власть, якобы исполняющую законы. Могу с уверенностью сказать, что серьезного притока капиталов в Украину вслед за принятием закона не последует.

Евгений ЧЕРВОНЕНКО, народный депутат:

— Независимо от того, примут закон о легализации или нет, он не будет работать. Закон действительно необходим, и рано или поздно он будет принят. Инициатива понятна, но, к сожалению, она носит популистский характер. Ведь, если раньше в Украине действовали двойные стандарты, то сегодня есть только один — перераспределение собственности и коррупция «силовиков». Игра идет без правил. Поэтому тот, кто чего-то добился, создавал бизнес в надежде на законность, ни за что сейчас в легализацию не поверит. Деньги в Украину возвращаются и без легализации. Проблема в том, что процессы инвестирования даже невозвращенными из-за рубежа деньгами заторможены. Бизнес на определенном этапе развития вынужден заниматься не столько прогрессом, сколько построением систем обороны против государства. Исключение составляет только властная верхушка. Даже при бандитах были какие-то «понятия», сейчас — просто беспредел. Прежде чем всерьез говорить о легализации, нужно гарантировать равные правила в бизнесе, выписать нормальные налоговые законы, чтобы никто из ГНАУ не называл белое черным и наоборот.

Александр ВОЛКОВ, народный депутат:

— Закон о легализации доходов — правильный и нужный. Я лоббировал легализацию еще в 1995 году. Будучи помощником Президента, я неоднократно обращал внимание, что легализация — один из наиболее эффективных инструментов капитализации украинской экономики. После одного из визитов в США (я сопровождал Леонида Даниловича) мы представили договоренности о получении кредита в размере около $300 млн как безусловное достижение. Получением кредитов международных финансовых организаций гордятся и сейчас. Между тем, если бы был принят закон о легализации, то острая необходимость в кредитах извне пропала бы. Здесь, правда, есть ряд принципиальных «но».

Ни в коем случае нельзя осуществлять легализацию преступных денег, добытых путем незаконной торговли оружием, живым товаром, наркотиками и так далее. Легализации подлежат деньги, заработанные на пределе законности. Ведь в силу объективных причин в 1990-1998 годах экономическая ситуация в Украине позволяла, не нарушая законов, зарабатывать серьезные деньги: брать банковские кредиты, покупать товары, продавать, возвращать долги в условиях инфляции...

Я рад, что закон о легализации поступил в парламент, получил, так сказать, путевку в жизнь. Мой голос — тысячу раз «за». Однако необходимо четко выписать гарантии, чтобы не испугать тех, кто, как говорят в народе, захочет достать деньги из «зарубежных банок» и перевести их в Украину. То есть создать такие условия, при которых обладатель, к примеру, $2-3 млн, вернув их в Украину, один раз заплатил бы налог и больше никто бы его по этому поводу не беспокоил. Вы знаете, что любую справку в Украине можно читать с начала, с конца и между строк. И в процессе легализации важно этого избежать.

Более того, я бы не ограничивал срок легализации узкими временными рамками. Такова украинская ментальность: кто-то должен стать пионером легализации, остальные посмотрят, «прихлопнули» пионера или нет, сделают выводы. Для того чтобы в легализацию поверили, нужно время. И архиважно эту идею не дискредитировать. Ведь, если одного «накроют», то не то что годы, а на протяжении десятилетий в легализацию никто не поверит. Убежден, что при правильном подходе к легализации доходов приток капиталов в Украину гарантирован.

Контракты №13 / 2004


Вы здесь:
вверх