логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Темная сторона «дела «ТОП-Сервиса» Андрей ЛАВРИК - «Контракты» №17 Апрель 2004г.


Историческое решение

На прошлой неделе директор скандально известной фирмы «ТОП-Сервис-Восток» Игорь Шагин, приговоренный 19 марта Апелляционным судом Киева к высшей мере наказания — пожизненному заключению, подал апелляцию в Верховный суд. Он, как и 13 членов так называемой банды Шагина, не признает своей вины ни по одному из пунктов обвинения (убийства по заказу, бандитизм). Кроме Шагина, еще четверо обвиняемых приговорены к высшей мере наказания, десятеро должны выйти на свободу через 8-15 лет (см. «Контракты», №13,2004).

Независимые наблюдатели склоняются к мнению, что осужденным не стоит надеяться на пересмотр приговора. Ведь для украинского правосудия дело «ТОП-Сервиса» имеет принципиальное значение: впервые в истории государства к ответственности привлечены и заказчики, и исполнители серии резонансных преступлений. В то же время, по словам представителей судейского корпуса, приговор по «делу Шагина» является историческим и по своей жестокости — впервые со времен сталинских репрессий к высшей мере наказания приговорены сразу пять обвиняемых, проходящих по одном делу.

Но несмотря на то, что приговор Шагину и Ко уже вступил в силу, независимые наблюдатели и источники в Апелляционном суде Киева указывают на противоречия в «деле «ТОП-Сервиса». Например, на протяжении 2000-2002 годов руководители правоохранительных ведомств, отчитываясь прессе об успехах в расследовании преступлений Шагина, утверждали: его связь с исполнителями покушений, среди прочего, подтверждается записями телефонных разговоров директора фирмы «ТОП-Сервис-Восток» с «киллерами». Однако в обвинительном заключении «пленки Шагина» почему-то не фигурируют. Вместо этого прокуратура в суде ссылалась преимущественно на свидетельства «боевиков», которые во время досудебного следствия указывали на руководителя фирмы как на заказчика преступлений. При этом сами подсудимые от предыдущих свидетельств отказались: мол, у них «развязались языки» под пытками оперативников УБОПа. Единственный обвиняемый, признавший свою вину (убийство заместителя председателя ГНА Жовтневого района Киева Тамары Калиушко), — Анатолий Геринков — заявил, что до своего ареста ни разу не слышал имя Игоря Шагина. Кстати, свидетельство Геринкова было учтено в приговоре — с него сняли обвинение в участии в организованной преступной группировке. Остальных же, которые отвергли обвинение по всем пунктам, наказали строже.

Устранение препятствий

Карьера жителя Санкт-Петербурга Игоря Шагина в структуре компании «ТОП-Сервис» началась в 1993 году (см. «Контракты», №№ 20,2000, 45,2002). На то время он уже был владельцем небольшой торговой фирмы, зарегистрированной в РФ. ООО «ТОП-Сервис» в начале 1990 годов специализировалось на торговле компьютерами, имея статус авторизированного партнера американской IBM. Шагин случайно познакомился с владельцами компании и предложил сделать бизнес на экспорте в Россию продуктов питания. Его предложение приняли, более того, взяли в компаньоны. Начиная с 1994 года, структура наращивала обороты. С 1997 года, по словам наблюдателей, объемы экспорта «ТОП-Сервиса» достигли 150 млн грн в год. Тогда же компания разделилась на несколько ООО: «ТОП-Сервис-Системс» (компьютерная техника), «ТОП-Сервис» (экспорт с/х продукции, директор — Владимир Фиалковский), «ТОП-Сервис-Восток» (экспорт с/х продукции, директор — Игорь Шагин) и еще несколько «топов», менее заметных. В этот же период, как утверждают правоохранительные органы, была создана «банда «ТОП-Сервисов».

«Для устранения препятствий, возникающих во время осуществления финансово-хозяйственной деятельности группы предприятий «ТОП-Сервис», Шагин решил организовать вооруженную банду, чтобы путем нападений на предприятия, заведения, организации и на отдельных людей устранять эти препятствия», — указано в обвинительном заключении. По версии обвинения, осуществляя замысел, Шагин обратился к Макарову и Совенко (раньше неоднократно судимым), которые согласились подобрать «квалифицированные кадры» и непосредственно руководить «устранением препятствий». Вместо этого Игорь Шагин утверждает, что Стариков, Совенко и Макаров на самом деле были его рэкетирской «крышей», и он платил им «дань», поскольку боялся физической расправы. Слова Шагина подтверждают несколько свидетелей, хотя суд им, похоже, не поверил. Совенко и Макаров не могут ни подтвердить, ни опровергнуть ни одну из версий: один — в могиле, судьба второго неизвестна.

По материалам судебного дела, первой жертвой группировки стала заместитель ГНА Жовтневого района Киева (где были зарегистрированы все «топы») Тамара Калиушко. 11 августа 1997 года на нее напали и нанесли 22 удара кухонным ножом. Она умерла от потери крови. Незадолго до своей гибели Калиушко инициировала проверку финансовой операции между ООО «ТОП-Сервис» и МП «Стар-Блюз» (Черновцы). «Администрация ООО «ТОП-Сервис», которая была информирована о деятельности Калиушко, понимала, что по результату ответа ГНИ Черновцов на запрос Калиушко станет известно, что МП «Стар-Блюз» предпринимательскую деятельность не осуществляет, и это поставит под сомнение правомерность возмещения НДС», — говорится в обвинительном приговоре. Т.е., по логике прокуратуры, Игорь Шагин, чтобы Калиушко не помешала ему незаконно возместить НДС (речь идет приблизительно о 3‑млн грн), устроил на нее покушение. Парадоксальность ситуации заключается в том, что, во-первых, Черновицкая ГНИ подтвердила: «Стар-Блюз» существует, занимается предпринимательской деятельностью и выплачивает налоги. Во-вторых, в 1997 году Игорь Шагин возглавлял уже «ТОП-Сервис-Восток», а не «ТОП-Сервис». Последней руководил Владимир Фиалковский (с 1998 года — народный депутат).

Согласно приговору, в 1997-1999 годах Шагин организовал одно убийство (Тамара Калиушко), четыре покушения на жизнь, шесть разбойных нападений. От рук «бригады Шагина» пострадали начальник управления Госдепартамента ветмедицины Пацюк, руководство агрофирмы «Радан», ЗАО «Хлеб-Сервис», КБ «Пасифик», должностные лица Киевской региональной таможни и др. Самое громкое последнее преступление — в 1999 году покушение на жизнь бывшего главы Жовтневой райадминистрации Николая Пидмогильного. Один из мотивов — Пидмогильный препятствовал незаконному возмещению «ТОП-Сервису» налога на добавленную стоимость.

В приговоре отмечено, что бизнес всей группы «ТОП-Сервисов» строился на фиктивном предпринимательстве и незаконном возмещении НДС. Соответственно каждый чиновник, препятствовавший Шагину проводить преступные сделки, рисковал встретиться с киллерами. В то же время до сих пор не удалось довести до суда ряд уголовных дел, возбужденных в 1998-2000 годах по факту якобы совершения хозяйственных преступлений руководством группы компаний «ТОП-Сервис». Т.е., как говорит адвокат Шагина Владимир Баулин, был ли бизнес Игоря Шагина действительно незаконным, до сих пор не доказано. В то же время с 1998 года по апрель 2000-го (когда УБОП задержал Шагина) «ТОП-Сервисам» приходилось возмещать НДС через суд, и почти все дела были выиграны.

Неизвестные составляющие

Наблюдатели говорят, что по «делу «ТОП-Сервисов» осталось несколько моментов (или просто стечений обстоятельств), которые обошли вниманием и правосудие, и СМИ, освещавшие процесс. Например, по информации источников в правоохранительных органах, Совенко и Макаров, которым Шагин, согласно приговору, поручил создание банды, были бригадирами среднего звена в организованной преступной группировке Вячеслава Пересецкого, известного в Киеве по прозвищу Фашист.

Основной специализацией ОПГ Фашиста с самого начала было вымогательство. Также ему приписывали несколько резонансных убийств, совершенных в 1991-1992 годах, однако на сегодня до сих пор не раскрытых. Во второй половине 1990-х Пересецкий и связанные с ним люди сосредоточились на более респектабельной деятельности: они учредили ряд коммерческих структур. Хотя иногда их деятельность, так же, как и рэкет, попадала под статьи Уголовного кодекса. Кстати, часть этих комструктур, как и «ТОП-Сервисы», также занималась операциями с продуктами питания. В 1998 году некоторые из этих фирм попали в поле зрения киевского УБОПа — менеджмент обвинили в мошенничестве и подделке документов (речь идет о якобы незаконном ввозе из Германии стройматериалов). Ирония судьбы в том, что уладить проблемы с правосудием людям Пересецкого помог известный адвокат Юрий Гайсинский. В 2000 году Гайсинского назначают прокурором Киева. Через несколько месяцев после назначения он выдает санкцию на арест Шагина.

Здесь стоит вспомнить о судьбе экс-партнера Игоря Шагина — Владимира Фиалковского, который возглавлял ООО «ТОП-Сервис». В 1998 году он успешно баллотируется в Верховную Раду, вступает в фракцию Партии зеленых Украины (ПЗУ). В мае 2000 года, когда Игоря Шагина арестовывают, Фиалковский пытается спасти бывшего бизнес-партнера, но вскоре оставляет эти попытки. Эксперты также указывают на совпадение во времени между развитием «дела Шагина» и межфракционными переходами депутата-бизнесмена. В частности, в феврале 2000 года (когда, вероятно, начали появляться первые проблемы у «ТОП-Сервисов») Фиалковский оставляет фракцию ПЗУ и переходит в фракцию Социал-демократической партии (объединенной). Однако уже через полгода (тогда уже стало очевидным, что «дело Шагина» «додавят» до суда) он переходит в фракцию «Яблуко», а после выборов 2002 года сохраняет статус внефракционного. После краха «ТОП-Сервиса» в причастности к каким-либо бизнес-проектам депутат замечен не был.

В прокуратуре утверждают: несмотря на то, что все «ТОП-Сервисы» имели различный менеджмент и учредителей, фактически их контролировал Игорь Шагин. Действительно, все эти фирмы поддерживали партнерские отношения, и не исключено, что их деятельность координировал один человек. Однако утверждение, что этим человеком был Шагин, по мнению некоторых источников, не очень убедительно. Тем более, что «материнское» ООО «ТОП-Сервис» контролировал Владимир Фиалковский. В то же время Фиалковский, как известно, не имел непосредственного влияния на бизнес «ТОП-Сервис-Восток» Шагина. Поэтому если у «топов», возможно, и был единый координатор, он остался за кадром.

Отметим также, что до появления уголовного дела группа «ТОП-Сервисов» была крупнейшим отечественным экспортером продуктов питания (100-200 млн грн в год). По мнению экспертов, по состоянию на 1999 год она сконцентрировала свыше $100 млн, что дало группе возможность начать экспансию в другие сферы бизнеса. Однако после вмешательства правоохранительных органов бизнес «ТОП-Сервисов» был уничтожен, ниша освободилась для других игроков.


Самые резонансные процессы против бизнеса

«Дело «Градобанка», по мнению наблюдателей, появилось в результате борьбы за отечественный цементный рынок, большую часть которого контролировал банк. Генпрокуратура обвинила председателя банка Виктора Жердицкого в присвоении средств, выделенных правительством Германии для выплаты компенсаций узникам фашизма. В 2001 году Жердицкого и экс-главу «Нефтегаза Украины» Игоря Диденко арестовали правоохранительные органы Германии по обвинению в махинациях на DM4 млн. Судебный процесс продолжается.

Уголовное дело против экс-вице-президента банка «Славянский» Бориса Фельдмана по обвинению в ряде финансовых преступлений было возбуждено в 2000 году. Рассмотрение отдельных эпизодов дела продолжается. Сам банкир считает, что его заключение — результат передела собственности.

«Дело «Союз-Виктана» — пример правового произвола в стране. Владельцы водочной компании Андрей Охлопков и Виктор Удовенко в 2002 году были приговорены к 15 годам заключения за организацию убийства двух крымских уголовных авторитетов. В 2003 году Верховный суд отменил приговор как незаконный и освободил бизнесменов. Настоящие организаторы убийств до сих пор не найдены.

В деле «Валди», одного из крупнейших производителей одежды, точка была поставлена в 2002 году — учредителя Дмитрия Мороза осудили на 7 лет лишения свободы. Контроль над компанией перешел к экс-заместителю председателя исполнительной дирекции банка «Украина» Алексею Полетухе.

Контракты №17 / 2004


Вы здесь:
вверх