логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Дорогое изобилие Дмитрий ГОНГАЛЬСКИЙ - «Контракты» №25 Июнь 2004г.

Чем больше банки привлекают средств, тем выше вероятность повышения кредитных ставок.


Банки купаются в деньгах: остатки средств на корсчетах достигли рекордной отметки — 9,6 млрд грн, хотя еще недавно достижение в 6 млрд грн казалось заоблачным. Беспрецедентный в украинской практике рекорд заставляет усомниться в эффективности регулирования финансового рынка. Еще ни разу в банках не скапливался столь крупный денежный «осадок». И если считать, что оптимальный размер остатков — 5-6 млрд грн, то, как минимум, 2,4 млрд грн средств оказываются невостребованными. «В последний месяц прирост депозитного портфеля опередил прирост кредитного на 2,4 млрд грн, что необычно для Украины. Следовательно, средства накапливаются главным образом на корсчетах и на кассах НБУ, а также по другим некредитным статьям активов. Эта ситуация отчасти обусловлена стремлением банков не превышать нормативы адекватности капитала», — считает финансовый директор ПроКредит Банка Елена Малинская. С ней согласен начальник казначейства Альфа-банка Михаил Пряничников. По его словам, основной причиной рекордной суммы остатков на корреспондентских счетах является резкий прирост средств на счетах клиентов банков. «В марте—мае прирост составил 10,3 млрд грн, из них в апреле-мае — 7,8 млрд грн. Особенно быстрыми темпами росли остатки на счетах юридических лиц — за апрель 0,6 млрд, за март 2,7 млрд и за май 2,8 млрд грн. При этом темпы прироста средств на счетах частных лиц замедлились (за март 1,2 млрд и за май 1,1 млрд грн). К сожалению, можно говорить о том, что, несмотря на серьезный прирост на счетах клиентов, не происходит адекватного прироста срочных вкладов, а это снижает возможность использования банков для кредитования реального сектора», — считает Пряничников.

Осадки на остатках

Логично предположить, что изобилие средств должно привести к снижению кредитных ставок. Однако опрошенные банкиры вовсе не спешат изменять кредитную политику. «Сверхликвидность банковской системы не сохранится в долгосрочной перспективе, поэтому ставки по срокам свыше трех месяцев вряд ли существенно снизятся. Ставки по длинным деньгам могут вырасти из-за ужесточения требований по обязательному резервированию, имеющему более длительный период достижения эффекта, чем, к примеру, повышение Нацбанком ставок по привлекаемым от банков средствам», — говорит начальник казначейского департамента УкрСиббанка Дмитрий Федотов. Елена Малинская была категоричнее. По ее словам, снижение процентных ставок по депозитам и повышение ставок по кредитам может стать ближайшей перспективой для ряда крупных банков, которые сейчас не в состоянии оперативно увеличить капитал для адекватного повышения кредитного портфеля по сравнению с депозитным. Проблемы не исчерпываются лишь необходимостью выполнения адекватности капитала, тем более, что некоторые крупнейшие банки, среди которых «Аваль», ПриватБанк, Проминвестбанк и УкрСиббанк, не испытывают недостатка капитализации. Существуют другие факторы, способные повлиять на стоимость ресурсов. Кризис на нефтерынке и рост оптовых цен производителей могут ускорить инфляционные процессы, и тогда банки будут вынуждены учитывать обесценивание гривни в стоимости кредитов.

Примечательно, что после того, как несколько месяцев назад банки накопили 6 млрд грн, произошло резкое снижение остатков на 2 млрд грн, вылившееся в повышение ставок. Это случилось сразу после введения новых требований по адекватности капитала. Успешно выполнив норматив НБУ, банки вновь стали закачивать деньги в экономику. Правда, процесс оказался непродолжительным — очевидно, что банки в очередной раз локализовали «утраченные» миллиарды. И если банкиры решат «слить» не два, а четыре миллиарда, реакция рынка может оказаться непредсказуемой.

Заметим, что НБУ, по ходу развития событий, делал все, чтобы «оседлать» своенравный межбанк, и, казалось бы, «оседлал». Однако стоило денежным властям ослабить влияние на банки, державшееся на постоянных кредитных инъекциях со стороны НБУ, как рынок стал неуправляемым. Недавняя попытка Нацбанка расставить акценты за счет повышения учетной ставки с 7 до 7,5% годовых была воспринята банкирами как неудачная шутка. Впрочем, юмор НБУ никто так и не оценил, хотя повышение учетной ставки при стоимости ресурсов на межбанке 0,89-2,65% годовых в гривне по кредитам овернайт к тому обязывало. Если же НБУ дает сигнал о повышении стоимости кредитных ресурсов, то это уже сродни каннибализму: к чему наступать на горло собственной песне о необходимости снижать кредитные ставки?

Единственное, что поддается логическому объяснению в происходящем, — снижение некоторыми банками ставок по вкладам населения. По статистике же Нацбанка, средневзвешенная процентная ставка по депозитам впервые в этом году провалилась ниже отметки 8% годовых — до 7,7%. Не исключено, что при таком положении дел уже в этом году депозитные ставки большинства крупных банков вплотную приблизятся к уровню инфляции. Таким образом происходит постепенная замена дорогих денег, привлекаемых у населения, эмиссионными средствами Нацбанка. Но едва ли такой поворот свидетельствует о пользе банковской системы в целом. Что, впрочем, не мешает банкам выжимать максимум из сложившейся ситуации — процентная маржа увеличивается пропорционально снижению привлекательности депозитов при неизменной стоимости кредитов.

Ось зла

На первый взгляд, появление «шальных» денег в банковской системе легко объяснить. Пользуясь большим притоком валюты в страну, НБУ, дабы не допустить стремительного укрепления гривни (это совсем не устроит отечественных экспортеров), пополняет золотовалютные резервы, насыщая рынок дешевой гривней. А вот источник притока валюты не разглашается. Среди популярных версий — приватизация Криворожстали. По мнению Федотова, основная причина увеличения денежной базы — покупка НБУ с начала года около $2 млрд. Предложение валюты, говорит Федотов, сформировалось за счет больших экспортных поступлений и притока приватизационных средств. «В последнее время на рынке наблюдаются большие продажи валюты, вызванные приватизацией Криворожстали», — подчеркивает банкир. Компании, принимавшие участие в конкурсе по покупке акций предприятия, вносили залог в размере 10% от стартовой стоимости госпакета (3,8 млрд грн). Поскольку в конкурсе принимали участие шесть компаний, несложно подсчитать, что суммарный залог равен 2,28 млрд грн — приблизительно столько же составляет «отклонение» от нормы на корсчетах (если считать значение в 6 млрд грн оптимальным).

«Мы заметили две большие транзакции двух наших клиентов — на сумму 350 млн грн и 200 млн грн. Деньги были перечислены на счет Госказначейства», — приоткрыл банковскую тайну председатель правления банка «Аваль» Александр Деркач. Не исключено, что деньги имеют прямое отношение к продаже Криворожстали.

Еще одна версия притока денег в Украину — стартующие президентские выборы. Участие в выборах одного кандидата оценивается по минимуму — в $100 млн, а вся президентская гонка «тянет» не меньше чем на $1 млрд (чем не остатки на корсчетах?). Ведь эта сумма будет частично проводиться через банки, и вполне вероятно, что «избыток» отразится на «плотности» корсчетов.

Перечисление денег за покупку Криворожстали, как известно, произошло. И если средства пришли в страну по приватизационной «теме», то корсчета неизбежно «похудеют».

Стерильные вложения

Сейчас «лишние» деньги используют для финансирования госбюджета, а не экономики. Едва не каждую неделю Минфин бьет свои же рекорды по объему проданных госбумаг. Два июньских аукциона принесли бюджету почти 500 млн грн, тогда как с начала года сумма продаж государственных обязательств немногим превысила 1 млрд грн.

Другой способ распорядиться «излишками» — задепонировать их в Нацбанке. Причем, как ни странно, по ставкам выше, чем стоимость ресурсов на межбанке: за неполные полгода НБУ локализовал около 500 млн грн. Таким образом Нацбанк и Минфин совместными усилиями уже изъяли с рынка порядка 1,5 млрд грн. Если бы этого не произошло, то мы бы писали об остатках, превышающих 11 млрд грн. И о том, что финансовый рынок «лихорадит», инфляция прогрессирует, а курс гривни неуклонно падает. К слову, Федотов уверен, что сверхликвидность вполне может привести к росту инфляции. «Банки в таких условиях не могут предложить высокие ставки по коротким депозитам, соответственно, население и предприятия потребляют больше денег. Короткие кредиты также становятся доступнее, что стимулирует субъектов хозяйствования к дополнительному потреблению. Однако кредитные вложения банков сдерживаются НБУ. В частности, нормативами адекватности капитала, уровнем резервирования депозитов и текущих счетов», — полагает Федотов.

В то же время, по мнению Пряничникова, большие остатки на счетах банков сами по себе не несут никакого риска или негативного влияния. «Основным негативным фактором может служит тот факт, что в экономике накапливается масса «горячих» денег, усиливаются инфляционные процессы. Что подтверждается текущим индексом инфляции за 5 месяцев (3,6%) и прогнозами инфляции к концу года до 6,5%. Физически же проявлением накопления избыточных денег в экономике могут служить остатки на счетах клиентов в банках и остатки на счетах банков в НБУ», — говорит банкир

Контракты №25 / 2004


Вы здесь:
вверх