логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Павел Лазаренко: Политбеженец №‑1 Беседовала Людмила ЛЕТЕНЬЕВА - «Контракты» №27 Июль 2004г.

В ожидании вердикта Федерального суда Сан-Франциско по обвинениям в отмывании денег, коррупции и мошенничестве на общую сумму $114 млн экс-премьер Украины Павел Лазаренко дал экслюзивное интервью «Контрактам».


Павел Лазаренко

Партия «Громада» утверждает, что ее лидер, бывший премьер Украины Павел Лазаренко, вполне может появиться среди кандидатов в президенты — выборы нового главы государства стартовали 3 июля. Генеральная прокуратура в ответ гарантирует Лазаренко в случае возвращения на Родину активную избирательную кампанию в следственном изоляторе. Сам Лазаренко наблюдает за событиями в Украине из «американского далека». Интервью экс-премьера «Контрактам» — второе по счету для украинских СМИ. До этого после многолетнего молчания Лазаренко весной нынешнего года ответил на вопросы интернет-издания «Украинская правда». «Контрактам» Павел Иванович рассказал о своем отношении к судебным и политическим перипетиям вокруг его персоны, а также поведал о собственных планах по участию в президентской кампании.

«Генпрокуратура попросту спекулирует»

Вы согласны с мнением, что Лазаренко-политик окончательно сошел с украинской сцены в 1999 году?

— Нет, это совершенно не так. Судите сами — избирательная кампания президента Леонида Кучмы в 1999 году была построена на публичной борьбе с фактором Лазаренко. Тогда власти преследовали две цели. С одной стороны, они пытались свалить всю вину за беды страны на партию «Громада» и ее лидера, на примере публичного преследования которого хотели продемонстрировать миру видимость борьбы с коррупцией. А с другой — рассчитывали (и небезосновательно) на фактор запугивания других представителей оппозиции. Даже в период апогея «кассетного скандала», когда я уже два года находился за пределами Украины, власти не нашли лучшего для себя оправдания, как снова «перевести стрелки» в мой адрес, обвинив во всех мыслимых и немыслимых грехах. Сегодня, когда все более очевидной становится смена власти в стране после президентских выборов, подконтрольные СМИ начинают информационную войну против любого упоминания имени Лазаренко. А чего стоит демонстрация по всем общенациональным каналам сериала о каких-то заказных убийствах, которые я якобы организовал?! Когда же, наконец, генпрокурор Геннадий Васильев освободится от навязчивых идей, которыми страдало окружение его предшественников — Михаила Потебенько и Святослава Пискуна?

Генеральная прокуратура утверждает, что речь в данном случае идет исключительно об уголовном преследовании, и подчеркивает, что после завершения уголовного процесса в США Украина обязательно потребует вашей экстрадиции на Родину...

— Во-первых, еще весной 1999 года иммиграционный суд Сан-Франциско признал, что я и моя семья имеем все основания для получения политического убежища. Данная процедура не закрыта, а лишь временно приостановлена. Это во многом определяет мой статус.

Во-вторых, сегодня есть решение суда от 7 мая, в соответствии с которым с меня уже сняты все обвинения в причастности к каким-либо незаконным действиям в отношении Единых энергосистем Украины, компаний Итера, Somoly, United Energy, Интернова, Накоста, а также бизнесменов Алексея Дитятковского, Андрея Миханева. По остальным вопросам суд также готовится вынести приговор. Поэтому заявления украинской Генпрокуратуры о моей экстрадиции можно расценивать лишь как PR-акцию, направленную на устрашение всех, кто готов к политическому сотрудничеству с «Громадой» и ее лидером. Ведь в нашей Генпрокуратуре не могут не знать, что еще в прошлом году Украина присоединилась к международной Конвенции, которая упраздняет необходимость легализации на ее территории отдельных актов других государств. К числу таковых относятся и приговоры судов. В частности, американских. То есть я не могу быть привлечен на территории Украины к уголовной ответственности по обвинениям, которые были рассмотрены в США, и решение по которым вступило в законную силу. Где же основания для того, чтобы требовать экстрадиции? Таковых в природе не существует!

Недавно руководитель пресс-службы Генпрокуратуры Сергей Руденко заявил о том, что Национальное бюро Интерпола еще в марте нынешнего года продолжило действие ордера на ваш розыск и арест до августа 2008 года. Как вы можете это прокомментировать?

— Беда в том, что сам Интерпол (а точнее, его центральный офис) после присоединения к нему целого ряда государств, власти которых очень специфически воспринимают понятие «демократия», оказался в весьма пикантной ситуации. Их Национальные бюро вместо передачи данных на реальных преступников зачастую используют каналы Интерпола для сведения счетов с политическими оппонентами, диссидентами и т. д. В моем случае Генпрокуратура попросту спекулирует термином «международный ордер», пытаясь привязать его даже к Луганскому процессу по убийствам народных депутатов Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана, хотя в обращении в Интерпол на самом деле нет даже намека на эти убийства. В нем лишь идет речь об абстрактных обвинениях в коррупции, тех обвинениях, по которым суд в Сан-Франциско уже принял решение. Так что это обращение украинского Национального бюро, мягко говоря, безосновательное.

Украинская Генпрокуратура прекрасно понимает: для PR-целей хороши все методы. А тем более тогда, когда приходится оправдываться за откровенно противозаконные действия. Я имею в виду упоминание о моей якобы причастности к заказным убийствам. Ведь еще в начале 2004 года мои адвокаты обратились с жалобой в Печерский райсуд столицы на действия Генеральной прокуратуры Украины, заявлявшей о моей причастности к убийствам Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана. Сами понимаете: для того чтобы публично заявлять о совершении человеком преступления, необходимо хотя бы предъявить ему обвинения. Но таковых мне никто и никогда не предъявлял. И это при том, что Генпрокуратура нашла возможность передать американской стороне 144 тысячи страниц документов в качестве якобы доказательств моей вины!

Так вот, дабы избежать ответственности за откровенную клевету, в Генпрокуратуре, похоже, не придумали ничего лучшего, как заявить суду, что обвинение Павлу Лазаренко не предъявлено, «поскольку его место пребывания не установлено и... он находится в розыске».

Кстати, на днях мои адвокаты получили весьма интересное письмо от Генпрокуратуры, в котором черным по белому написано, что Павел Лазаренко не имеет никакого отношения к Луганскому процессу, где были осуждены мнимые убийцы Щербаня и Гетьмана. Такая вот получается «двойная бухгалтерия» в исполнении украинских прокуроров: для чисто популистских целей имя Лазаренко годится на роль организатора политических убийств, а если же поднимается вопрос о защите его чести и достоинства — то тут прокуратура заявляет, что он к делу «не имеет отношения».

«Главная цель выборов — приход к власти демократов»

Вы собираетесь выдвигаться кандидатом в президенты Украины на выборах этого года?

— Я уже не раз говорил, что главной целью президентских выборов 2004 года, как для себя, так и для «Громады», вижу приход к власти демократических сил. Вопрос же тактики достижения этой цели считаю второстепенным. Вполне возможен такой вариант, что съезд партии «Громада» решит выдвинуть своего кандидата. Это законное право и в некотором смысле обязанность политической партии. Но я почему-то уверен, что оппозиция не даст себя в очередной раз обмануть, и независимо от того, сколько ее представителей будут баллотироваться на пост главы государства, на конечном этапе все вместе будут работать на победу самого проходного кандидата.

Для меня важно, чтобы к власти пришли люди, которые не станут преследовать своих оппонентов за их политические убеждения, которые не будут рассматривать свое положение исключительно как инструмент самообогащения. И я считаю, что такие люди есть в нынешней демократической среде.

Многие могут мне возразить — мол, те же Виктор Ющенко, Александр Мороз, Юлия Тимошенко уже были у власти и сегодня стараются взять ее в свои руки, дабы впоследствии действовать теми же методами, что и окружение нынешнего президента. Это глубоко ошибочное представление. Я считаю, что человек, побывавший у власти, понимает истинную цену демократии только тогда, когда новая власть, не брезгуя любыми средствами, «проедется» по нему. Вернувшись во власть, такой человек никогда не допустит подобного в отношении своих политических оппонентов потому, что он знает: завтра, оказавшись в оппозиции, он сам попадет в такую ситуацию.

Как вы оцениваете попытки власти и левой оппозиции изменить Конституцию?

— Когда в 1999 году «Громада» шла на президентские выборы, одной из своих первоочередных задач она ставила проведение в государстве конституционной реформы, конечной целью которой стало бы построение в стране парламентско-президентской республики. Еще в апреле 1997 года в интервью немецкому еженедельнику деловых кругов «Хандельсблатт» я четко заявил, что рано или поздно Украина придет к такой системе власти, когда политическая партия или коалиция партий, победившая на пропорциональных парламентских выборах, будет формировать правительство и нести всю ответственность за его деятельность. Не будет возможности сформировать коалицию, значит, следуют роспуск парламента и новые выборы. Это было бы гораздо дешевле для государства и отдельного его гражданина, чем содержать власть, ни одна из ветвей которой ни за что не отвечает.

Знаете, какой была реакция на это интервью тех, кто сегодня выступает в роли инициатора конституционных изменений? Мало того, что я был вынужден оправдываться и делать заявление, будто бы мои слова были неправильно истолкованы журналистом, так пропрезидентские партии после этого еще и получили четкую отмашку «топить» Лазаренко.

А возьмите, например, нынешнюю ситуацию вокруг премьера Виктора Януковича. Скажу откровенно: при нынешней системе любой премьер не может быть самостоятельным политическим игроком, поскольку он, в конечном счете, зависим от политических интриг. И так будет до тех пор, пока мы на конституционном уровне не изменим положение дел... Но, к моему глубокому сожалению, конституционная реформа превращается в инструмент, позволяющий существующей власти полностью сохранить свое влияние после смены декораций.

Как бы вы оценили нынешнюю политическую ситуацию в Украине? Есть ли у вас определенные аналогии с прошлым?

— Она мне напоминает происходившее в 1998-1999 годах. Власть изо всех сил пытается удержаться на плаву, не брезгуя никакими методами. С другой стороны, нынешняя ситуация отличается тем, что поведение всей демократической оппозиции стало более осознанным, есть понимание необходимости единства действий. Сегодня возможно то, о чем шесть лет назад нельзя было даже и мечтать. Теперь даже целенаправленные провокации власти не могут окончательно перессорить между собой отдельных ее представителей — и это главное!

Есть еще один важный момент — это диспозиция главных игроков президентской кампании перед началом процесса выдвижения кандидатов в президенты. Уже нет такой ситуации, когда демократов раздирают противоречия — поддерживать власть или же кого-то из ее оппонентов, — а президентская администрация разыгрывает схему, где во втором туре встречаются действующий глава государства и лидер коммунистов. Перед началом нынешней избирательной кампании есть пользующийся доверием кандидат от оппозиционных сил, есть власть и есть коммунисты. Хотя последние как структура все активнее начинают играть роль дополнительной боевой единицы в войне против демократической оппозиции. И ничего в этом удивительного нет — подыгрывание властям давно превратилось в метод эффективного самосохранения КПУ.

Вы считаете возможным выдвижение Леонида Кучмы на третий срок?

— Что касается кандидата от действующей власти, то, несмотря на то, что выдвижение таковым Виктора Януковича стало уже окончательным, вопрос об участии в избирательной кампании Леонида Кучмы далеко не закрыт. И не только потому, что Леонид Данилович такой человек, который не может себя представить в роли экс-президента. В Украине есть слишком много людей, для которых самосохранение связано лично с Леонидом Кучмой на посту главы государства.

Контракты №27 / 2004


Вы здесь:
вверх