логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Между PR-агентствами пробежала коммерческая тайна Дмитрий КРАПИВЕНКО - «Контракты» №32 Август 2004г.

Агентство Talan Communications подало иск в суд против своей бывшей сотрудницы, которая создала PR-агентство Imageland Украина, обвинив ее в использовании коммерческой тайны для открытия собственного бизнеса.


Была ли тайна?

Российская компания Imageland-PR с 2002 года вела переговоры с украинским PR&BTL агентством Talan Communications о создании СП в Украине. И компания под названием Imageland Украина все-таки появилась несколько месяцев назад в Киеве, но уже не в качестве совместного проекта двух агентств, а как частная инициатива Евгении Панкратьевой — бывшей сотрудницы Talan Communications. Руководство PR&BTL агентства обратилось в суд: мы, мол, вели переговоры, готовили документацию, сняли офис под будущую компанию, подготовили персонал, известили прессу, а россияне выбрали другого партнера. Согласно подсчетам Talan Communications, они израсходовали на подготовительный этап более 100 тыс. грн, поэтому теперь через суд требуют возмещения этой суммы. «Наши юристы совместно с юристами Imageland-PR уже разрабатывали уставные документы будущего предприятия. Половина сотрудников PR-отдела нашего агентства приготовились работать в новой фирме. Мы презентовали согласованный с российской стороной пресс-релиз. Поэтому отказ Imageland-PR оказался для нас полной неожиданностью», — говорит Иветта Деликатная, директор Talan Communications.

Моральные убытки Talan Communications оценивает в 400 тыс. грн. И нанесены они, по версии истцов, в первую очередь, бывшей сотрудницей агентства Евгенией Панкратьевой, которая использовала конфиденциальную корпоративную информацию в собственных интересах, а именно ради создания Imageland Украина — зная условия, на которых Talan Communications планировало участвовать в СП, смогла предложить россиянам свои, более выгодные условия.

Сама Евгения Панкратьева и ее адвокаты уже подготовились к обороне. Ими выдвинуты основные контраргументы: срок действия трудового соглашения госпожи Панкратьевой завершился 24 июля прошлого года, на момент увольнения — 27 января этого года — Talan Communications не заявила никаких претензий, тогда также, по мнению ответчиков, относительно уволенной сотрудницы утратил действие внутрикорпоративный документ «Приказ о конфиденциальности». Евгения Панкратьева отбрасывает все обвинения: «О каком разглашении конфиденциальной информации может идти речь, если я даже не присутствовала на переговорах между Talan Communications и Imageland-PR, которые проходили в Киеве? Не существует ни одного документа, подписанного этими компаниями. Я не получала никакой конфиденциальной информации, а если бы и получила, то мне должны были дать на подпись документ, что я ознакомлена с такой информацией и обязываюсь ее не разглашать. Я такого документа не подписывала». Иветта Деликатная уверяет, что в агентстве Talan Communications существует документ, в котором содержится немалый перечень коммерческих тайн, и его подписывает каждый работник.

По мнению юристов, доказать факт разглашения коммерческой тайны довольно сложно. «Доказательство фактов разглашения коммерческой тайны нужно начинать с доказательства того, что именно эта информация была конфиденциальной. Редко какая украинская компания имеет документ, в котором был бы указан полный перечень коммерческих тайн. Чтобы сотрудник не разглашал конфиденциальную информацию, следует в трудовом соглашении или отдельном договоре отметить, что коммерческая тайна не подлежит разглашению на определенный срок — до конца действия трудового соглашения или еще какое-то время после увольнения. Если такие документы не подписаны, то привлечь к ответственности уволившегося сотрудника практически невозможно», — говорит Алексей Пушкарев, юрист-консультант компании «Юрконсалтинг».

Реальные и виртуальные документы

Imageland-PR выступает на стороне Евгении Панкратьевой, которая теперь является их партнером в Украине. Россияне также настаивают на том, что никаких документов с Talan Communications не подписывали, поэтому никаких обязательств перед украинским агентством не имеют. Руководство Imageland-PR указывает, что причиной отказа от совместного проекта с Talan Communications стали условия финансирования проекта, выдвинутые украинской стороной. «Мы приехали (в Украину. — Прим. «Контрактов») делать серьезный бизнес. А в итоге увидели полную неготовность компании Talan Communications говорить о взаимно интересных проектах. Я увидела только желание использовать наш бренд в своих интересах и больше ничего», — отмечает Вероника Моисеева, президент Imageland-PR.

Как утверждает Иветта Деликатная, с россиянами был обсужден детальный бизнес-план будущего предприятия. Однако Imageland-PR отрицает наличие какого-либо бизнес-плана.

Истцы также апеллируют к ст. 207 Гражданского кодекса Украины, в соответствии с которой сделка считается совершенной в письменной форме, если воля сторон выражена при помощи электронной связи. А переговоры относительно будущего Imageland Украина сотрудники Talan Communications вели в основном при помощи электронной почты.

Судьям есть над чем поработать: в Украине иски, связанные с разглашением коммерческой информации, — редкость. Подобные скандалы уже случались на рекламном рынке, но рекламисты всегда приходили к согласию и прекращали судебную волокиту. Процесс «Talan Communications против Евгении Панкратьевой и Imageland-PR» обещает быть длительным — этим летом состоялось несколько безрезультатных судебных заседаний, следующее слушание перенесено уже на март 2005 года.

Иветта Деликатная сообщила, что из клиентов, которых Talan Communications должно было «передать» СП, госпоже Панкратьевой удалось забрать в свою компанию только двух, также вместе с ней в Imageland Украина перешли работать еще несколько сотрудников Talan Communications. Однако экс-коллега Деликатной уверяет: «Если проверить документы нашей бухгалтерии, можно убедиться, что у нас нет ни одного клиента Talan Communications». Также госпожа Панкратьева отрицает и факт «перетягивания» сотрудников Talan Communications в свое агентство.

Относительно того, являются ли эти два агентства конкурентами, их руководство имеет разные точки зрения. Поскольку одним из направлений деятельности Talan Communications является PR, то, естественно, фирма будет конкурировать с Imageland Украина. Однако даже в случае создания СП с Imageland новое PR-агентство все равно было бы их соперником на рынке. Евгения Панкратьева говорит о «разных уровнях деятельности компаний», которая делает невозможной конкуренцию между ними.

Контракты №32 / 2004


Вы здесь:
вверх