логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
БезОконие Василий СТОЛБОВОЙ - «Контракты» №33-34 Август 2004г.

Регистрация предприятия в «едином окне» затянулась на месяц


Збільшити (JPG 40Кб )

До и после нового закона

Так уж случилось, что начал я заниматься регистрацией предприятия в середине июня, аккурат за две недели до вступления в силу нового Закона «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей».

Придя в назначенные 14.00 в указанный кабинет районной администрации, я понял, что опоздал как минимум на день. Впереди меня оказалось человек семь. Позже выяснилось, что эта семерка лишь замыкала первую двадцатку. Листок с указанием фамилий людей, стремящихся попасть в кабинет, стыдливо украшал неоднократно выбеленную дверь кабинета. Записавшись тридцатым и подсчитав, что посетитель скрывается за вожделенной дверью в среднем минут по 30, я понял — сегодня не мой день. Бесполезность присутствия в администрации осознал не я один — так был состряпан новый список посетителей на завтрашний прием. В очереди я узнал, как зовут чиновников, к кому лучше не попадать, какой перечень документов необходим, как правильно заполнять бланки и почему с последним спешить не стоит.

Практически все юристы, доверенные лица и сами предприниматели отфутболивались чиновниками под разным предлогом на следующий день. Причину понять было несложно. В одном из кабинетов, в который зашел за регистрационной карточкой, секретарша спросила: «А зачем она вам нужна? Мы все равно никого регистрировать не будем до вступления в силу нового закона, а там и документы другие понадобятся».

Почему бы райадминистраторам не объявить это очереди? Впрочем, мое «до закона регистрировать не будут!» все равно никто серьезно не воспринял. Каждый надеялся, что уж в этот третий, четвертый или пятый раз их документы примут обязательно. Стоявший за мной изнывающий от жары юрист посоветовал и мне не покидать поле битвы. «Вы покажите им сначала свой устав, а потом уже после замечаний берите собственников и отправляйтесь к нотариусу», — таким был его совет. Так я, впрочем, и сделал. Правда, сверять устав пришлось дважды. Окончательно готовый документ у меня появился 1 июля — в день вступления в силу нового регистрационного законодательства.

Следующие две недели райадминистрация пребывала в полной прострации. Какая форма новых документов необходима, как должна выглядеть шапка на уставе и вообще, в какой кабинет мне подавать документы — ответить никто не мог. Работники администрации с каждым днем становились все агрессивнее. Я же в душе надеялся, что «единое окно» положит конец моей беготне в администрацию.

Свою ошибку осознал не сразу. Придя 15 июля и получив регистрационную карточку нового образца, я тут же попытался отдать документы, на что получил решительный отказ. «К сожалению, система регистрации дала сбой, и принять документы мы не можем. Приходите завтра», — предложили в кабинете со счастливым номером 13. Я — к начальнику отдела: «Когда заработает система?» Мысленно четвертовав и отправив меня по кусочкам почтой в разные города, раздражительная женщина-чиновник ответила: «А я откуда знаю?»

Оставив райадминистрации два дня на налаживание системы, я нанес очередной визит. «Извините, можно сдать документы на регистрацию?» — спросил в тринадцатом. В ответ тишина. Задаю вопрос еще раз, и две пары глаз расстреливают меня в упор: «Мы принимаем до 14.00. Приходите завтра». Мои попытки объяснить, что я уже две недели пытаюсь отдать документы, понимания не находят. «Мужчина, не тошните. Приходите завтра». А еще говорят, что чиновники живут на деньги налогоплательщиков. Если это так, то схема отбора кадров требует корректировок, ибо сегодня в райадминистрациях рабочие места находят абсолютно безнадежные кандидаты.

Оказалось, что за два дня администрации удалось не только наладить систему, но еще и сменить время работы. К слову, через неделю время приема снова изменилось.

Сдав на следующий день документы, я предвкушал окончание регистрации. Но все только начиналось. Получив на руки свидетельство о регистрации, в администрации мне выдали копию регистрационной карточки, с которой я должен бежать в Госкомстат. «А потом куда?» — поинтересовался я у относительно вменяемой сотрудницы администрации. «Мы уже сами ничего не понимаем», — последовал ответ. Новый закон вступил в силу, но госструктуры продолжали работать по-старому. Таким образом регистрация в стране проводится незаконно, злостными нарушителями закона являются все госструктуры, предпринимателям же отводится роль сообщников.

Промежуточный этап

Куда идти дальше, я узнал не из закона (к сожалению, при регистрации это абсолютно бесполезное чтиво), а у своих товарищей по несчастью. В Госкомстате меня вновь встретил кабинет № 13. Тщательно проверив документы, пожилая дама заметила:

— А вы знаете, что у вас двойник?

— Какой двойник? — не понял я.

— В администрации вам присвоили идентификационный код уже существующего предприятия. Вам не повезло, придется возвращаться в администрацию и исправить ошибку.

В бешенстве приезжаю в 13 кабинет райадминистрации, врываюсь без очереди и с чувством правоты заявляю: «Вы поставили мне не тот номер!» Ответ убивает: «А я здесь при чем? Обратитесь к начальнику, может, она чем-то поможет. Я не знаю, как исправлять номер». Собираю в кулак последнюю волю и захожу в кабинет к той же женщине-чиновнику. Получив пулю в лоб еще на пороге, спрашиваю: «Как быть, если ваши подчиненные присвоили мне не тот код?» После контрольного выстрела получаю ответ: «Кто вам код присваивал, тот пусть его и исправляет».

Я, готовый превратить администрацию в Хиросиму, назад в тринадцатый: «Так что будем делать?» На этот раз мне посоветовали зайти к концу дня, предупредив, что ситуация настолько нестандартная, что найти выход из нее будет очень непросто. В другой раз я бы понял, что речь идет о взятке. Но платить после того, что со мной сделала вся эта администрация, я не собирался. К концу дня уже имел новое свидетельство и код. И все же это был неплохой день, поскольку стал для меня последним в администрации.

В Госкомстате отпустили парочку колкостей в адрес бестолковой администрации, заметив, что за ошибки такого рода чиновники могут нести уголовную ответственность. Пройти Госкомстат, Пенсионный фонд и три фонда соцстраха труда не составило. Если б не бардак в райадминистрации, то на всю регистрацию ушло бы дня два. Чуть позже выяснилось, что Госкомстат переборщил с обвинениями в адрес администрации — в справке чиновники сделали ошибку в моей фамилии, пропустив букву. Но исправлений уже никто не требовал. Так я подошел к последнему ведомству в регистрационной эпопее — налоговой инспекции.

Бизнес-дрессировка

Если в районной администрации хотя бы знали, что существует новый закон, то в налоговой инспекции это обстоятельство осталось незамеченным. От меня потребовали дополнительные документы, ранее не требовавшиеся и, более того, не предполагаемые законом, среди которых, кстати, справки, удостоверяющие месторасположение фирмы.

И снова я попадаю в кабинет № 13. Все те же очереди. В кабинете двое мужчин спортивного телосложения. Они сверяют подаваемые документы. Выстояв час под дверью, подхожу к одному из них с полным перечнем бумаг.

— Приходите в следующий раз вместе с владельцами.

— А ксерокопий паспортов недостаточно? — спрашиваю я.

— Нет, мне необходимо удостовериться лично.

Вот было бы интересно прийти однажды в налоговую инспекцию и встретиться в очереди, например, с Сергеем Тигипко или Виктором Пинчуком — они ведь тоже чем-то владеют. Через неделю привожу владельцев, но попадаю к другому инспектору. «Вы знаете, что ваши документы, удостоверяющие месторасположение фирмы, сомнительны», — уверенно напирает «спортсмен». Огорошив откровением, инспектор начинает туманно объяснять проблематичность указанного в документах адреса. Не сразу поняв, к чему монолог, я пытаюсь апеллировать наличием соответствующих подписей. Позже мне разъяснили, что таким способом в налоговой происходит сдача в аренду нужных помещений. Проверить правдивость теории мне не удалось — присутствующие для идентификации владельцы популярно объяснили налоговику свои права.

Пройдя, таким образом, тринадцатый кабинет, я несу уже все заверенные справки другим работникам налоговой, в чьи функции входит внесение данных предприятия в базу. На выбор два кабинета — 101 и 102. Наученный горьким опытом бесполезного времяпрепровождения в органах местной власти, занимаю очередь и в тот, и в другой.

Быстрее удается попасть в 101-й. Барышня, всем внешним видом давая понять, что по вторникам, как, впрочем, и в другие дни, она не подает, безапелляционно заявляет, что некой книги для внесения моих данных у нее нет, а потому необходимо обратиться в кабинет № 102. Я бегу обратно и через полчаса получаю «доступ к телу». Тело, страдающее от неизвестной болезни, проявляющейся ленивыми судорогами при виде незнакомого лица, посылает меня «на 101-й», потому как регистрацией юрлиц занимаются именно в этом кабинете. В 101-м, ничуть не удивившись моему появлению, вяло сообщают, что и в 102-м занимаются тем же. Вникнув в особенности Лиги чемпионов по распасовке посетителей, я снова иду на штурм 102-го.

К моему удивлению, препятствий уже не встречаю, как будто каждому предпринимателю в обязательном порядке необходимо посетить оба кабинета по несколько раз и только после этого разрешается сдать документы. По мере внесения моих данных барышне, час назад страдавшей неизвестной болезнью, становится все лучше. И уже ближе к полному выздоровлению больная сообщает, что прийти мне лучше во вторник, когда начальство ознакомится с моими бумагами и позволит стать на учет. Правда, вердикт вышестоящих может быть и не в мою пользу, поскольку есть несколько спорных моментов. На что я миролюбиво задаю вопрос: «Не хотите ли вкусных конфет?» Получив согласие, быстро бегу в соседний гастроном... Документы получаю, как и было оговорено, в следующий вторник. Конфеты по-прежнему лечат чиновников.

Контракты №33-34 / 2004


Вы здесь:
вверх