логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Неслучайное попадание Вадим КУЛЬПИНОВ - «Контракты» №35 Сентябрь 2004г.

Как смягчить уголовное преследование компании


Маски-шоу

...Склады опечатаны, учредители спешно вылетели не то в Италию, не то в ЮАР. Контрагенты, настаивая на полной оплате за поставленный товар, угрожают судом, а где директор — не знают даже угрюмые люди, которые на прошлой неделе под охраной автоматчиков в масках увезли бухгалтерские документы. Напуганные сотрудники слоняются по офису, словно герои кинофильма «Чужие»: боятся приходить на работу, боятся уволиться, а больше всего — оставаться на предприятии. Чужих, кстати, в офисе хватает — люди в штатском приходят ежедневно, задают вопросы, роются в бумагах, толкутся в комнатах и коридорах. А вечером, после шести, начинают вывозить очередные партии документов. Скоро доберутся до складских помещений...

Если фирма регулярно обманывает партнеров, поставщиков и подрядчиков, скрывает доходы от налогообложения, без лицензии обеспечивает поставки оружия и боеприпасов в горячие точки планеты, то ее осадное положение объяснимо — силовики ловят правонарушителей. Однако зачастую в процессе обнаружения экономических преступников страдают относительно законопослушные и «неплохо стоящие» предприятия (автору этих строк неоднократно доводилось быть тому свидетелем). Причем на практике проверки, предшествующие осаде компаний правоохранителями, выявляли лишь незначительные нарушения (допущенные, главным образом, по недосмотру затруженной бухгалтерии). А следственные действия, наносящие ущерб предприятию, выглядели не иначе как ошибка, или... качественная режиссура операции по нейтрализации фирмы.

Как бы там ни было, уголовное дело — весьма эффективный способ подавить конкурента и испортить его деловые связи. Способ нечестный, негуманный, но верный. Им не брезгуют структуры, любой ценой стремящиеся упрочить рыночные позиции либо желающие «подмять» бизнес с целью его дальнейшего развития или продажи. Лейтмотивом «заказа» акционерных обществ может быть борьба собственников за рычаги управления в АО.

Как возбуждают дела

Согласно ст. 101 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), возбудить уголовное дело могут орган дознания, а также прокуратура и суд. Преступления, связанные с ведением хозяйственной деятельности, подследственны органам милиции (МВД), налоговой милиции (ГНАУ), безопасности (СБУ), таможни (ГТСУ) и прокуратуры. Уголовные дела делятся на две группы: первая включает в себя дела, возбуждаемые по факту правонарушения (так называемые фактовые); вторая — дела в отношении лица или группы лиц.

Любопытно, что в начале расследования «фактовых» дел подозреваемых нет как таковых: потенциально причастные к совершению правонарушения фигурируют в деле как свидетели. При этом следствие традиционно (но не правомерно!) настаивает на том, что свидетель не имеет права пользоваться услугами защиты — свидетелей допрашивают без адвоката. Процессуальный статус подозреваемых свидетели получают лишь после того, как будет собрано достаточное количество доказательств.

Заказные дела фабрикуют по факту правонарушения в 95% случаев. Еще и потому, что процессуальный срок «фактового» дела практически не ограничен. Более того, по мере необходимости следствие можно приостанавливать на время поиска свидетелей или документов. Паузы как время следствия не засчитываются и, скорее, типичны случаи, когда дело, которое можно расследовать за считанные месяцы, затягивается на долгие лета: следователи-исполнители от этого не страдают.

Дела, возбужденные в отношении кого-либо, в заказном делопроизводстве используются реже по причине жестко ограниченных сроков расследования — максимум два месяца. Зато в данном случае подозреваемого на вполне законных основаниях можно упрятать в изолятор временного содержания (ИВС), а после принятия решения о возбуждении дела — в следственный изолятор (СИЗО). Обычно в этих заведениях подозреваемые подписывают все, что необходимо для успешного продвижения следствия и/или передачи бизнеса в надежные, но чужие руки (подробнее о возможностях преследования должностных лиц предприятия читайте в одном из ближайших номеров «Контрактов»).

Повод всегда найдется

Наивно полагать, что уголовному бизнес-преследованию могут быть подвергнуты лишь те, у кого совесть нечиста. Заблуждения из разряда «у силовиков не найдется поводов вовлечь в уголовщину законопослушное предприятие» — опасны. Не исключено, что благонадежность предприятия-жертвы и принимается во внимание, но на процесс выполнения заказа это обстоятельство влияет мало. Исполнители без особого напряжения применяют нормы УПК, предусматривающие, что уголовное дело можно возбудить на основании заявления граждан, публикации в прессе или рапорта сотрудника правоохранительных органов, словом, любой информации, содержащей сведения о правонарушении. На практике — специально обученные жалобщики пишут заявления о правонарушении (в зависимости от специфики бизнеса) по признакам той или иной статьи Уголовного кодекса (УК). Такие сигналы сотрудники правоохранительных органов без проверки оставляют редко...

Как правило, уголовное дело возбуждают по признакам правонарушений, предусмотренных тремя разделами УК: «Преступления против выборных, трудовых и других личных прав и свобод человека и гражданина», «Преступления в сфере хозяйственной деятельности» и «Преступления в сфере служебной деятельности». Эти разделы УК содержат целый букет статей, из которых можно сплести «удавку» для любой фирмы или должностного лица. Рассмотрим наиболее популярные варианты.

Известно, что ст. 202 УК «Нарушение порядка занятия хозяйственной и банковской деятельностью» предусматривает уголовную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или необходимой для данного вида деятельности лицензии, а также за нарушение лицензионных условий. Дежурный вариант — наличие строительной лицензии. Например, компания делает обычный ремонт собственного офиса: меняет окна и двери, клеит обои и переносит выключатели освещения в более удобные места. Таких примеров тысячи. И в любом из них правоохранительные органы могут задаться вопросом: а лицензия на проведение строительных работ у предприятия есть? Проект реконструкции согласован? Если нет — ремонт можно квалифицировать как нарушение упомянутой нормы УК. Кроме того, есть ряд весьма коварных коллизий, касающихся деятельности смежной или похожей на ту, что подлежит лицензированию.

Бывалый предприниматель может возразить: мол, за эти нарушения предусмотрена административная ответственность, а значит, предприятие может отделаться штрафом. Может, однако в хозяйственном праве административное нарушение от уголовного отличается лишь размером причиненного ущерба. А мотивированный следователь всегда насчитает то, что нужно. В случае с лицензированием — размер дохода, полученного в период нарушения лицензионных условий или работы без лицензии, вполне можно рассматривать как ущерб, нанесенный государству. Никто не гарантирует, что обвиняемому по уголовному делу удастся доказать в суде ошибочность этого утверждения и выбранной методики расчета.

Еще один хрестоматийный пример заказной уголовщины — уклонение от уплаты налогов (ст. 212 УК). Чтобы подвести предпринимателя под статью, укрытая от налогообложения сумма должна превышать 60 тыс. грн. Много это или мало — вопрос спорный. Для крупных оптовиков цена одной сделки может быть значительно выше. Если же дознаватель найдет доказательства неуплаты налогов на меньшую сумму, то нарушение можно квалифицировать как служебную халатность, а это, между прочим, также уголовное преступление (ст. 367 УК), которое можно расследовать, активно используя права и полномочия, предусмотренные статьями УПК.

Практически всегда орган дознания может обнаружить в офисе нелицензионное программное обеспечение (ст. 176 и 177 УК) или признаки служебного подлога (ст. 366 УК). Доказательствами подлога могут служить любые ошибочные сведения о предприятии, поданные в государственные органы.

Известен случай, когда директор крупного предприятия был осужден по ст. 365 «Превышение власти или служебных полномочий», лишь за то, что незадачливый управленец распорядился... спилить деревья на территории, прилегающей к арендованному офису. Безусловно, директор не имел права отдавать такое распоряжение. Правоохранители воспользовались этим, классифицировав типично административное правонарушение как уголовное преступление.

Меры предосторожности

К сожалению, панацеи от вторжения силовиков на предприятие нет. В каждом случае стратегия защиты должна вырабатываться индивидуально, с учетом специфики предприятия и статей, по которым дознаватели намерены выдвигать обвинение. Поэтому остановимся лишь на универсальных рекомендациях.

Работа с адвокатом. Подыскать адвоката следует, что называется, в мирное время. Речь идет именно об адвокате по уголовным делам, а не о юристе, обслуживающем предприятие. Познакомившись с адвокатом, желательно заключить с ним соответствующий договор на обслуживание. Бумага должна быть достаточно компактной, чтобы договор можно было носить с собой, например, в паспорте. В случае задержания сам факт наличия договора с защитником может сделать обращение с бизнесменом более корректным. А предприниматель будет точно знать, к кому обратиться за помощью (о возможных последствиях неправильного выбора юристов читайте «Контракты», №‑24).

Руководство предприятием. В случае вынужденного отсутствия первых лиц на фирме должны быть уполномоченные сотрудники (проверенные бойцы), способные взять руководство на себя. Их задача — представлять предприятие в отношениях с партнерами и контрагентами, проверяющими, а также морально поддерживать сотрудников. Важно, чтобы временное руководство имело право подписи платежных поручений для проводок необходимых банковских платежей и выплат кредиторам.

Доступ в помещения. Каждое предприятие вправе устанавливать специальный режим доступа в офис и отдельные помещения, где хранятся наиболее важные документы. На первых этапах вторжения можно значительно ослабить напор проверяющих, затруднив их движение по офису без подтверждения своих полномочий. Предоставлять доступ к документам имеет смысл только в том случае, когда пришедшие предъявят адвокату убедительные и исчерпывающие доказательства своего права проводить осмотр или обыск на данном предприятии.

Бланки и печати. Важно помнить, что с их помощью можно совершить или подстроить очень серьезные преступления, после чего должностным лицам будет сложно доказать свою непричастность к правонарушению. Посему основная печать и специальные бланки предприятия не должны быть доступны для посторонних.

P. S. Автор благодарит Руслану Музычко, вице-президента международной юридической компании «Александров и партнеры» за помощь в подготовке статьи.


Сети Уголовного кодекса*

Ст. 175. Невыплата заработной платы, стипендии, пенсии или других установленных законом выплат.

Ст. 176. Нарушения авторского и смежных прав.

Ст. 177. Нарушение прав на объекты промышленной собственности.

Ст. 202. Нарушение порядка занятия хозяйственной и банковской деятельностью.

Ст. 205. Фиктивное предпринимательство.

Ст. 212. Уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей.

Ст. 225. Обман покупателей и заказчиков.

Ст. 227. Выпуск или реализация недоброкачественной продукции.

Ст. 364. Злоупотребление властью и служебным положением.

Ст. 365. Превышение власти и служебных полномочий.

Ст. 366. Служебный подлог.

Ст. 367. Служебная халатность.

*Популярные статьи заказных обвинений

Мнение адвоката

Эрнест ГРАМАЦКИЙ, президент адвокатской фирмы «Грамацкий и партнеры»:

— Если компания оказалась втянутой в расследование уголовного дела, то следует приготовиться к войне, которая будет носить для фирмы затяжной оборонительный характер. Те, кто взялись за расследование дела, приложат максимум усилий, чтобы довести его до конца. Закрыть начатое дело — самая большая служебная ошибка следователя. За это их ругают на планерках, тормозят по службе и т. д. Программа минимум для органов дознания — написать обвинительное заключение и направить дело в суд. Есть ряд признаков, по которым легко отличить заказное дело. Например, если уголовное дело по должностным преступлениям возбуждено не в отношении этих самых должностных лиц, а по факту правонарушения — это верный признак того, что дознавателям важно не столько раскрыть преступление, сколько блокировать деятельность предприятия. Ведение «фактового» дела позволяет «положить» предприятие и держать его в таком состоянии сколь угодно долго.

Контракты №35 / 2004


Вы здесь:
вверх