логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
100 тысяч для спасения демократии Леся СОЛОВЧУК - «Контракты» №35 Сентябрь 2004г.

Опрос 100 тысяч избирателей на выходе с избирательных участков может стать гарантом честности президентских выборов.


Такое количество избирателей (два тура по 50 тыс.) украинские социологи будут опрашивать впервые. Размах совместного проекта некоторые политологи называют предупреждением власти, обещавшей не использовать админресурс. В западном мире экзит-пол — часть избирательного телешоу, которая даже оплачивается телеканалами, а у нас выполняет роль общественного надзирателя.

До сих пор экзит-пол, который украинские социологи проводят с 1997 года, охватывал максимум 18 тысяч человек — во время парламентских выборов в 2002-м. Как и все предыдущие «опросы на выходе», нынешний, пятый экзит-пол инициировал фонд «Демократические инициативы», к которому присоединились четыре ведущие социологические фирмы — Киевский международный институт социологии, центр «Социальный мониторинг», Центр политических и электоральных исследований «Социс» и Украинский центр экономических и политических исследований имени Александра Разумкова. Организаторы будущего опроса рассказывают «Контрактам», как он будет проходить.

Илько КУЧЕРИВ

Илько КУЧЕРИВ, директор фонда «Демократические инициативы»:

На кого должна произвести впечатление цифра в 50 тысяч — на избирателей или политиков?

— Прежде всего, на самих социологов. Откровенно говоря, мы выставили такую планку, учитывая историческое значение этих выборов, а также размеры нашей страны. 50 тысяч — это та предельная цифра, на которой сходятся наши социологические возможности и желание охватить максимальную аудиторию. Более того, наш проект состоит из трех частей — собственно экзит-пола, серии систематических предвыборных опросов, а также, что не менее важно, информационной кампании, построенной на обсуждении общественного мнения по всем касающимся выборов темам — это равный доступ к СМИ, всевозможные нарушения, честность или нечестность выборов. Наша позиция заключается в том, что общественное мнение, измеренное в цифрах, имеет право стать участником политических дискуссий. Каким бы оно ни было, с ним должны считаться все политики и государственные мужи. Это для нас важнее, чем сам экзит-пол. В последнем опросе мы задали нашим респондентам вопросы: «Если будет большая разница между нашими результатами и результатами ЦИК, кому вы поверите?». 53% ответили, что доверяют социологам, а 13% — ЦИК. Мы понимаем, что нам доверяют больше, чем власти, и это возлагает на нас очень большую ответственность.

Вы допускаете, что за неделю до выборов экзит-пол могут запретить, как это произошло в Грузии?

— Думаю, экзит-пол состоится при любой погоде. Хотя ощущаю, что многим в Украине то, что мы готовим, не нравится. Накануне старта избирательной кампании к нам пожаловали налоговики и «работают» в фонде уже пять месяцев, несмотря на свои уверения, мол, проверка продлится не больше 15 дней. Думаю, нам дают понять, что такие рейтинги, которые мы обнародуем, кому-то не по вкусу. Мне таким людям хочется ответить: «Вы же не сердитесь на зеркало, которое показывает у вас прыщи на носу». Таким зеркалом и есть наши опросы. Другой вопрос — давление на участников экзит-пола. В Мукачево, например, после угроз местные интервьюеры отказались участвовать в опросе, и нам впервые пришлось завозить их из других городов.

Кто будет финансировать опрос на выходе?

— Мы ждем поддержки от восьми посольств и трех международных фондов. Пока не могу назвать всех, скажу только, что первый контракт подписан с посольством Швейцарии. Мы могли бы найти средства и в меньшем количестве организаций. Но идея состояла именно в том, чтобы максимально заинтересовать этим проектом международное содружество.

Будет ли в перечне российское посольство?

— Да. Мы хотим обратиться туда за помощью в подготовке русской части сайта, посвященного нынешнему экзит-полу.

Действительно ли экзит-пол может предотвратить фальсификацию результатов выборов?

— Как показывает украинская практика, оглашение результатов экзит-пола оказалось эффективной мерой пресечения против тех, кто испытывает соблазн скомпилировать результаты волеизъявления. Всем социологам и с точки зрения репутации, и с точки зрения демократии важно доказать миру, что мы нормальное, цивилизованное государство, а не азиатская автократия. Мы должны продемонстрировать, что выборы у нас происходят честно и справедливо. По опыту предыдущих выборов наибольшая разница в данных экзит-пола и ЦИК составляла 2%. Такую допустимую грань мы установили и в этом году.

Николай ЧУРИЛОВ

Николай ЧУРИЛОВ, директор фирмы «Социс»:

Как планка в 50 тысяч влияет на технологию проведения опроса?

— Все конкурирующие социологические компании, задействованные в проекте, договорились взять на себя четвертую часть выборки, то есть каждый по 12,5 тыс. в каждом туре. Это будут четыре параллельных экзит-пола с репрезентативной выборкой для всей Украины, подытоженные под один результат, — это также делается в Украине впервые. Теперь мы сможем сравнить как каждый социологический результат с итогами ЦИК, так и результаты экзит-полов между собой. То есть это будет своеобразный социологический профессиональный экзамен. Ведь экзит-пол для социолога — как олимпийское соревнование: он длится всего 12 часов, но готовятся к нему около полугода.

Какую территорию опрос не охватывает?

— Это, прежде всего, военные части и тюрьмы, которые для нас закрыты. Мы не идем также на временные участки при госпиталях, больницах и домах престарелых. То есть опрашиваем, так сказать, трудовое, «боеспособное» население. Учитывая, что только в наших военных частях сейчас находятся около 300 тысяч человек, мы попробуем обратиться к министру обороны за разрешением опросить в ходе выборов несколько военных частей. Ведь обычно на участок их приводят и выводят строем. Недосягаемыми для нас остаются тюрьмы (еще 100 тысяч избирателей). В то же время, в отличие от прежних исследований, мы наконец добрались до украинского села, где проживают более 3,5 млн граждан. Мы идем на увеличение количества округов и снижение численности опрошенных избирателей в каждом из них, чтобы как можно плотнее покрыть города, маленькие города или села. Именно в силу нашего неприсутствия в селе во время первого экзит-пола в 1998 году случилась досадная ошибка: по нашим результатам, Соцпартия не набрала проходной парламентский балл, а по результатам ЦИК она прошла. Тогда мы не учли, что избиратели Александра Мороза — именно в неучтенной нами сельской местности. Благодаря планке в 50 тысяч сегодня мы не механически будем опрашивать 35-40 людей на округ, а будем учитывать размер округа и опрашивать соразмерно. Главная техническая проблема для нас — скоординировать все четыре компании, чтобы они работали по единой методике. Ведь каждый из нас раньше работал по-своему, а здесь должно быть все идентично — выборка, методика опроса, подготовка интервьюеров, фиксация результатов.

Можно ли предсказать итоги второго тура экзит-пола по результатам первого?

— 50-тысячная выборка существенно увеличивает возможности анализа поведения избирателей во втором туре. В опроснике будет несколько вопросов: как респондент проголосовал, когда определился со своим выбором, честно ли, на его взгляд, проходят выборы и как он намерен голосовать во втором туре. Это позволит нам лучше проследить «миграции» сторонников кандидатов второго круга к главным фаворитам президентской гонки. Уже в начале ноября мы обнародуем наш прогноз, который будет сделан на базе экзит-пола.

Какая должна быть разница между результатами экзит-пола и результатами ЦИК, чтобы социологи публично заявили о фальсификации?

— С 1 сентября мы запускаем инсталляционный опрос, у которого будут 30 «волн», то есть информация о рейтингах будет обновляться через день. Благодаря этому мы получим возможность отслеживать, как меняется тенденция в отношении того или иного кандидата. При таких условиях, если разница результатов экзит-пола и ЦИК будет превышать хотя бы 2%, мы будем готовы заявить о фальсификации. Пропускная способность нашего экзит-пола очень высокая — на уровне 0,5%. Мы гарантируем качество и готовы поставить на карту свой профессионализм. Это не только наша профессиональная, но и гражданская позиция.

Михаил МИЩЕНКО

Михаил МИЩЕНКО, директор социологических программ украинского Центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова:

Принимая во внимание постоянные претензии к социологам, насколько можно доверять результатам экзит-пола?

— Украинский опыт уже доказал, что результаты экзит-пола очень близки к официальным. Разница не превышала 1-2%. Нынешняя выборка большая, поэтому результаты будут еще точнее. Гарантией доверия должно стать именно привлечение четырех фирм-конкурентов, которые, с одной стороны, внимательно будут следить друг за другом, а с другой — постараются доказать свой профессионализм. Услугами этих социологических служб пользуются политики и кандидаты разной политической ориентации, в частности и те, которые выдвигают претензии к нашим рейтингам. Вопрос: если они не доверяют таким учреждениям, то почему к нам обращаются? Кроме того, все четыре фирмы заботятся о своей репутации. Кроме центра Разумкова, все фирмы — коммерческие организации, зарабатывающие деньги маркетинговыми исследованиями (моющие средства, папиросы, шампуни или шоколад), то есть для них политические заказы — сезонные. В экзит-поле мы будем следовать этическому кодексу Всемирной ассоциации исследователей общественного мнения.

Какой результат украинского экзит-пола можно считать наименее удачным?

— Самые «неточные» результаты экзит-пола по выборам мэра в Мукачево. Но после нашего тщательного исследования выяснилось, что виновны здесь не социологи. В Мукачево была зафиксирована рекордно низкая достижимость избирателей, то есть частота отказов была вдвое выше, чем обычно. Только в том случае, если бы все, кто отказался отвечать, проголосовали за кандидата Нусера, наши данные совпали бы с официальными. Но это практически невозможно. Ведь, как правило, голоса отказавшихся распределяются соразмерно.

Что может дать наибольшее отклонение от результата?

— На погрешность существенно могут влиять только системные сдвиги. Чтобы превысить 2%, должна быть пропущена целая группа населения. Например, люди, голосующие за пределами страны. Со стороны социологических служб такой опрос не планируется — у нас нет средств, чтобы командировать своих интервьюеров за пределы страны. Хотя возможны подтасовки на месте проживания 5 миллионов украинцев, находящихся за границей.

Допускают ли социологи, что на выходе с участков люди могут говорить неправду?

— Если есть существенное политическое давление, это возможно. Но на улице людям легче отказаться, сказав, что это тайна. А те, кто соглашаются ответить, преимущественно говорят правду.

Может ли позиция интервьюера влиять на ответы избирателей?

— Несомненно. Чтобы нивелировать это влияние, в социологии есть специальная методика, которой мы обучаем наши кадры на специальных курсах. Интервьюер должен быть одет так, чтобы это не бросалось в глаза, говорить на языке, на котором говорит респондент, — русском или украинском. Согласно с нашей методикой, он начинает разговор с приветствия, чтобы не было понятно, на каком языке он разговаривает. Прежние выборы показали, что язык, на котором говорит интервьюер, очень существенно влияет на ответ. Иногда это может стать причиной отказа, часто срабатывает фактор кооперативности. Например, если к человеку обратятся по-украински, может произойти сдвиг ответа в пользу, например, Ющенко, если по-русски — в пользу Януковича. Интервьюер — это только инструмент, поэтому он должен быть нейтральным.


Если вы будете уверены, что произошла фальсификация подсчета голосов, готовы ли вы выйти на митинг протеста?*

18% Да
10% Да, но в случае,
  если победил не тот кандидат,
  за которого я проголосовал
56% Нет
16% Сложно ответить

*Из опроса, проведенного центром «Социс» в июле 2004 года

Сравнение результатов экзит-пола и официальных результатов голосования на парламентских выборах 2002 года для партий, преодолевших 4% барьер

Данные ЦИК
Результаты экзит-пола
Разница
«Наша Украина» 23,57 24,96 1,39
КПУ 20, 01 20,48 0,47
Блок «За единую Украину!» 12, 05 10,65 -1,4
Блок Ю. Тимошенко 7,21 7,87 0,66
СПУ 6,95 6,05 -0,91
СДПУ(О) 6,21 7,13 0,92
Контракты №35 / 2004


Вы здесь:
вверх