логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Юрий МАКАРОВ: We Are the Champions - «Контракты» №35 Сентябрь 2004г.

Когда это сообщение несколько недель назад промелькнуло в наших новостных лентах, я оставил его без внимания. Ну, чемпион и чемпион, не пулевая стрельба и не плаванье. А вот когда на отдыхе тебя спрашивают стандартное «Where are you from?», и ты так же привычно отвечаешь «From Ukraine», а тебе говорят не «Шевченко», не «Кличко» и даже не «Руслана», а называют почему-то марку роскошной машины, которая производится совсем в другой стране, невольно теряешься. Тот господин из Германии так радостно: «Знаю, знаю, из вашей страны наибольшее количество заказов на новые «Брабусы»... В его голосе мне послышалась скрытая насмешка. У меня «Брабуса» нет, но почему-то стало неприятно.


Вспоминаю знакомство с дальним родственником. Так исторически сложилось, что есть у меня троюродный брат — начальник департамента французского МИДа. Небедный человек. Мы договорились встретиться в кафе. Я подъехал на скромненьком синем «Пежо-206», взятом напрокат у «Херца». Его машина стояла рядом — точно такой же «Пежо-206», даже оттенок краски одинаковый. Я удивился: неужели он не может себе позволить что-нибудь приличнее?

Потом мы попали к нему домой. Выяснилось, что у него квартира в аристократическом квартале Нейи, а в ней — довольно приличная коллекция современной живописи, библиотека с немалым количеством раритетов и... клавесин. Инструмент современной работы известного парижского мастера стоит... я даже боюсь сказать, сколько он стоит. Кузен на нем время от времени играет.

Я долго терпел, потом не выдержал, спросив: почему у тебя такая скромная машина? Он улыбнулся: а зачем мне дороже? Я, говорит, не хочу, чтобы меня принимали за недавнего иммигранта. Вот все и выяснилось. Роскошные автомобили в Париже есть, но на них ездят или уже настоящие миллиардеры (кстати, преимущественно иностранцы), или... иммигранты в первом поколении, которые дорвались до шикарной жизни. По-английски это называется: poor eating habits — привычки голодного человека. Имеется в виду: когда-то голодного, который никак не может наесться.

Я прекрасно понимаю наивную радость соотечественника, который в конце концов может себе позволить все: квартиру в центре, загородный дом, отдых на приличном курорте, дорогую одежду и прочую невинную роскошь. Допустим, он это заслужил. Одного не понимаю: почему он так легко соглашается быть смешным?

Контракты №35 / 2004


Вы здесь:
вверх