логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Хочу жить вечно Сергей ГЕТУН, главный художник - «Контракты» №36 Сентябрь 2004г.

Вот я, например, хочу жить вечно. И пока получается. Это очень важный вопрос для меня. Может, не настолько важный, как для Сталина или Гитлера в последние годы жизни, или индийских йогов. Но все равно важный. Тут бы впору и закончить. Сказать что-то вроде «давайте подумаем над этим» — и закончить. Но я не уверен, что вы подумаете над тем же, что и я. Поэтому читайте дальше.


Сергей ГЕТУН,
главный художник

Эта счастливая история происходила 13 лет, 13 дней и 13 часов назад. А еще говорят число несчастливое. Главный ее герой, имени которого по никому не понятным причинам я не назову, занимался изготовлением музыкальных колонок. Для меломанов, hi-end качества, больших таких. В просторечии — «гробов». Снимал под мастерскую служебное помещение в одном из парков Киева, и как часто бывало в то время, заказы находил самым гениальным образом. Например, на одном из дней рождения был представлен человеку и режиссеру, которому для съемок фильма понадобилось 60 гробов. Конечно, странный заказ. 60 колонок для съемок фильма. «Что, дискотека?». «Да, вроде того». О цене договорились, о сроках тоже. Гробы должны были быть белые, с резными украшениями. По сценарию фильма, в них перевозили наркотики, но в результате фатального стечения обстоятельств их сбрасывали в океан с самолета. Красиво.

Люди вообще друг друга плохо слышат, и каждый заблуждается в меру своих возможностей. Но в этой истории недоразумение длилось недолго, и когда выяснилось, что гробы нужно делать настоящие, наш герой подумал, что хотя работа и не по профилю, взяться за нее вполне можно. Даже прикольно. Было действительно прикольно. Особенно, когда после последней форс-мажорной и цейтнотовой ночи перед сдачей заказа, когда наутро свежепокрашенные белые с резными украшениями 60 гробов были расставлены на аллее парка, в стране случился путч. То есть по телевизору — «Лебединое озеро», а по городу — слухи, что за Окружной запланированы расстрелы руководства и уже даже заготовлены гробы. Белые. А машина с киностудии опаздывает. В общем, не знаю уж, кто позвонил директору парка и что сказал, но когда он (а человек он, как и все герои нашей истории, был интеллигентнейший!) пошел выяснять, что происходит во вверенном ему парке и увидел гробы, лица на нем не было. А тут еще подъехала машина с киностудии. Ну, кто видел эту машину с киностудии им. Довженко — меня поймет. То есть берлинским графитистам еще над своими подворотнями работать и работать, чтобы довести их до такого же состояния. У нее даже номеров под слоем краски вроде как не видно было. И в нее начинают грузить гробы. А меньше чем через неделю у нас появилась своя страна. И обошлось-таки без жертв. Такие дела.

...Осень, похоже, будет неспокойная. Говорят, гробы где-то уже заготовили. Для дискотеки. Так вот: меня это не устраивает! Я хочу жить вечно, как, уверен, и большинство моих сограждан. И у многих из нас это пока получается.

Контракты №36 / 2004


Вы здесь:
вверх