логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Варшавский договор Александр ДМИТРЕНКО - «Контракты» №4 Январь 2004г.

Украина и Польша совместно потянут нефтепровод Одесса—Броды в Европу. Следующая «станция» — Плоцк. Дискуссия о реверсе украинского нефтепровода резко обостряется.


Цена трубы

В середине января Кабмин утвердил соглашение об интеграции нефтепровода Одесса—Броды с польскими нефтемагистралями. 16 января в Варшаве был подписан договор о продолжении нефтепровода Одесса—Броды до Плоцка и создании украинско-польского совместного предприятия по его достройке (договор подписали Укртранснефть и польская Przedsiebiorstwo Eksploatacji Rurociagow Naftowych «Przyjazn» («Пшиязнь»), автографы поставили также вице-премьеры Андрей Клюев и Марек Поль). Согласно международным стандартам договор вступит в силу 15 февраля.

Значимость подписанного в Варшаве договора высока и многовекторна. Киев подтвердил инвариантность своей транзитной стратегии, в рамках Евроазиатского нефтетранспортного коридора (ЕАНТК) предполагающей организацию поставок каспийской нефти на рынки Континента. Реализация проекта расширяет ассортимент украинского экспорта, дополняя его транзитным сервисом. С учетом снижения внешнеторгового сальдо (за 11 месяцев 2003-го сальдо торговли товарами ухудшилось на $605,6 млн по сравнению с 2002 годом) СП становится интересным для Нацбанка, отвечающего за золотовалютные резервы страны. В данном контексте важна диверсификация транзитных услуг Украины пока замыкающейся на поставках российских энергоносителей в Европу.

Последнее, кроме прибавки в казну, упрочит позиции Киева на переговорах с Москвой об условиях транзита российского газа украинской газотранспортной системой, а также даст возможность поторговаться о преференциях в синтезируемом газотранспортном консорциуме. В то же время на очередном заседании украинско-американской комиссии по экономическому сотрудничеству, намеченном на 22 января в Вашингтоне, можно говорить о привлечении конкретных инвестиций и роли нефтяных компаний США. Кстати, готовя саммит, Минэнергетики США направило письма американским нефтяным компаниям, предлагая им принять участие в проекте Одесса—Броды.

Между тем, и во время строительства трубы, и в разгар реверсной дискуссии Европа традиционно молчала, и тому есть несколько причин. Застой европейской экономики (по итогам 2003 года ВВП еврозоны вырос всего на 0,4%) не дает надежд на заметный рост потребления энергосырья, а электростанции, промышленность и коммунальные хозяйства перестраиваются на газ. Экономический нюанс осложняется политэкономическим недоверием — нефтеперерабатывающие заводы центральной Европы, ориентированные на дешевую и низкокачественную нефтяную смесь urals, сомневаются в скором поступлении каспийской нефти. Кроме того, европейцев смущает вопрос собственности трубы. Пятилетнее строительство нефтепровода осуществлялось за счет украинских финансов, материалов и рабочей силы, а труба имеет статус госсобственности. В настоящее время в Украине нет нормативной базы, предусматривающей легитимную передачу нефте- и газопроводов в частные руки. Возможно, это сдерживает европейских нефтяных гигантов — BP, Total и Shell — от инвестиций и предложений о сотрудничестве.

В каспийском регионе нефтепровод также был воспринят прохладно. Главным образом из-за готовящегося США очередного «проекта века» — нефтепровода Баку—Тбилиси—Джейхан (БТД), конкурирующего с Одесса—Броды. В Баку уверены, что с мая 2005 года по маршруту Баку—Джейхан начнется экспорт нефти, причем к поставкам подключится и Казахстан. Однако политический кризис в Грузии заставил США задуматься о сложностях в обеспечении должного уровня безопасности БТД на протяжении всех его 1770 километров. Опасаются в США и возможных вылазок исламских фундаменталистов и курдских сепаратистов в Турции. Поэтому стабильная Украина и Польша представляют собой заманчивую альтернативу или, по меньшей мере, запасной вариант поставок каспийской нефти на мировой рынок. С осени 2003 года Америка с возрастающим вниманием присматривается к украинской трубе.

В ноябре Анкара, обеспокоенная экологией Босфора и Дарданелл (за последнюю пятилетку количество нефтеналивных судов, проходящих через проливы, возросло на 75% до 7427, а объем перевозок нефти и других опасных грузов увеличился вдвое — до 123 млн тонн), и готовя нефтерынки Средиземноморья к началу поставок нефти из трубы БТД, запретила крупным танкерам проход через черноморские проливы в ночное время. В октябре страны ЕС ввели запрет на вхождение в свои порты однокорпусных танкеров с грузом мазута и тяжелых сортов нефти, причем к 2005-му все однокорпусные танкеры старше 23 лет должны быть выведены из эксплуатации. С 2010 года такая же участь ждет все однокорпусные суда. То, что Россия осуществляет свой нефтеэкспорт, используя исключительно однокорпусные суда (их фрахт в полтора раза дешевле двухкорпусных), дает возможность предположить если не мораторий, то заметное снижение поставок urals на рынки Средиземноморья.

Примечательно, что Турция ввела ограничения после ноябрьской аварии грузинского судна «Пантелеймон» с украинским экипажем на борту, в результате которой образовалось нефтяное пятно в Босфоре. 26 ноября в Брюсселе вице-премьеры Украины и Польши Виталий Гайдук и Марек Поль подписали межправительственное соглашение об интеграции нефтепровода Одесса—Броды с польской нефтетранспортной системой. Они же вместе с Комиссаром ЕС по вопросам энергетики и транспорта Лойолой де Паласио подписали совместную декларацию, получившую логическое завершение в договоре о создании СП. Примечательно, что специалисты Киевского института транспорта нефти еще в прошлом году начали подготовку рабочего проекта достройки 150-километрового отрезка Броды—Госграница.

Таким образом, развитие событий вокруг нефтепровода Одесса—Броды стало естественным катализатором нефтетранспортной евроинтеграции Украины. Однако до появления первой каспийской нефти из украинско-польской трубы в Плоцке далеко. Строительство нефтепровода только до госграницы, по приблизительным оценкам, может занять полтора года и обойдется в $300 млн. Реальность западных инвестиций напрямую зависит от оперативного принятия законопроекта «О внесении изменений в Закон Украины «О концессиях». Вице-премьер по вопросам ТЭК Андрей Клюев уверен, что закон, разрешающий концессию нефтепровода, обеспечит и инвестиции на строительство по польской территории, и нефть для поставок в Европу. Но, поскольку строительство до Плоцка займет не менее трех лет, проблема оптимальной эксплуатации действующей ветки Одесса—Броды остается на повестке дня.

Призрак реверса

16 января руководитель проекта по разработке бизнес-плана прямого использования нефтепровода аудиторской компании PricewaterhouseCoopers (PWC) Филипп Найтман заявил, что временное использование нефтепровода Одесса—Броды в реверсном режиме заблокирует возможность его прямой эксплуатации. По мнению Найтмана, через три года проект утратит актуальность, поскольку Континент «начнет строить нефтепроводы в обход Одесса—Броды, а реверсное использование нефтепровода нерационально из-за ограничений на проход танкеров через черноморские проливы, контролируемые Турцией».

Между тем, заявления Москвы о растущих потребностях в магистральных мощностях из-за наращивания поставок нефти в Европу не в ладах с реалиями. Мощности внутрироссийских нефтепроводов и нефтетерминалов в портах недостаточно, что особенно очевидно на фоне недозагрузки украинского участка «Дружбы». В конце декабря 2003 года между российским и украинским руководством ТЭК достигнуто соглашение о готовности Украины в текущем году обеспечить транзит до 9 млн тонн нефти urals по участку Кременчуг—Снегиревка—Южный. ТНК-ВР, главный лоббист реверса Одесса — Броды, в данном направлении намерен прокачать лишь 1,8-2,4 млн тонн. Общий объем экспортных поставок ТНК-ВР в 2004-м составит 17,8 млн тонн, которые в равных долях разделят между балтийскими и черноморскими портами (Приморск, Бутинге, Вентспилс, Новороссийск, Одесса, Южный и Кавказ). Стало быть, де-факто качать российскую нефть на юг и заправлять ею российские танкеры компания не собирается, продолжая лоббировать реверс нефтепровода Одесса — Броды.

Надо полагать, упорство России в попытках «захватить» нефтепровод Одесса — Броды, а заодно и терминал «Южный» вызвано ее стремлением «политически» установить свою монополию на нефтетерминалы Черного моря. Впрочем, Ространснефти ничего другого не остается. Во-первых, тариф на прокачку каспийской нефти по маршруту Баку—Новороссийк составляет $15,67 за тонну, в то время как по трубе Баку—Cупса (здесь предполагается заправлять танкеры для нефтепровода Одесса—Броды) — $2,7 за тонну. Во-вторых, с пуском нефтепровода Баку—Джейхан новороссийский нефтетерминал может лишиться приличных объемов нефти из Казахстана, российский транзит которой нынче составляет около 15 млн тонн в год. Интересно, что, претендуя на украинскую трубу, Москва так и не сумела организовать работу Каспийского трубопроводного консорциума. Каспийский трубопровод, рассчитанный на прокачку 60 млн тонн нефти в год, сегодня может транспортировать лишь 28 млн тонн, однако прокачивает половину возможного. Между тем, сосредоточившись на Черном море, россияне продолжают поставлять до 5,5 млн тонн нефти в Китай железнодорожными цистернами. ЮКОС, занимающийся этим малорентабельным делом, может нарастить ЖД-экспорт до 15 млн тонн, однако, рискнем предположить, что без нефтепровода на Дацин, россиян на китайском рынке скоро сменит Казахстан.

Кабмин, не сумев определиться с маршрутом Одесса—Броды в декабре, обещает сделать это 1 февраля. Так что, в конце январе ожидается резкое обострение реверсной дискуссии, на итог которой повлияет и результат январской встречи президентов Украины и РФ. Впрочем, правительство может вновь перенести дату оглашения приговора. Вплоть до президентских выборов. Официальная причина есть — в поручении Президента говорится о том, что Кабмин должен определиться с реверсом, исходя исключительно из экономической целесообразности, которой, как известно, нет. Жаль, что трубе и стране ждать все труднее и труднее — увеличение нефтяного давления на Босфор, как следствие возможного реверса и сегодняшней пассивности, стимулирует развитие альтернативных проливу нефтепроводных магистралей: Бургас—Александрополис, Бургас—Влера, Констанца—Триест и Кыйикей—Ибрихаба.


Досье

Первая очередь нефтетранспортной системы Одесса—Броды протяженностью 674 км сдана в эксплуатацию в мае 2002-го. Пропускная способность — 9-14,5 млн тонн нефти в год, резервуарный парк — 200 тыс. кубометров. Морской нефтетерминал «Южный» способен принимать танкеры дедвейтом до 100 тыс. тонн. Украинско-польское СП займется достройкой части нефтепровода на польской территории из Бродов до Плоцка, протяженностью 500 км и ориентировочной стоимостью от EUR350 до EUR450 млн (вице-премьер по вопросам ТЭК Андрей Клюев уверен, что проекту потребуется не менее $500 млн). Достроенный нефтепровод (общая протяженность превысит 1100 км) сможет перекачивать до 25 млн тонн нефти в год. В дебюте проекта его будут финансировать на паритетных началах Укртранснефть и Пшиязнь, в дальнейшем стороны рассчитывают на международные инвестиции. Потенциальное продолжение трубы от Плоцка до Гданьска позволит увеличить объем прокачки по всему нефтепроводу до 40-45 млн тонн нефти в год и резервуарный парк — до 600 тыс. кубометров.

Контракты №4 / 2004


Вы здесь:
вверх