логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Валерий Хорошковский: «Я не иду в президенты» Андрей МИСЕЛЮК - «Контракты» №4 Январь 2004г.

Находясь в правительстве, министр экономики Валерий Хорошковский вынужден был считаться со своим служебным статусом, давая оценки работы Кабмина в целом, отдельных министерств и должностных лиц. После своей отставки в интервью «Контрактам» «свободный человек» Хорошковский наконец смог свободно высказать то, что он думает.


О Минфине и Азарове

— В чем вы видите главные причины возникновения противоречий между Минэкономики и Минфином? Была ли ваша отставка следствием личных недоразумений между вами и министром финансов?

— Нельзя переводить ситуацию с моей отставкой в плоскость межличностных отношений. В соответствии с замыслом, Министерство экономики — это главное ведомство в экономическом блоке правительства. Оно отвечает за разработку среднесрочных и долгосрочных стратегий экономического развития. А Министерство финансов работает в режиме ежегодного планирования. Его деятельность определяется только необходимостью подготовки государственного бюджета и его реализации на протяжении года. Вследствие совмещения должностей первого вице-премьера и министра финансов, экономическая политика правительства фактически подчинена Минфину. Другими словами, ведомство, которое отвечает за стратегию, подчинено ведомству, которое занимается в лучшем случае годичной перспективой. В результате весь экономический блок правительства, образно говоря, идет вперед, смотря только себе под ноги. Такая противоречивость в управлении экономической реформой от фамилий не зависит.

— Пытались ли вы решить проблемы между двумя ведомствами? В частности, министр финансов заявил, что он из прессы узнал о существовании каких-то противоречий между Минфином и Минэкономики.

— Главная проблема как раз и состояла в том, что единственным способом общения оказалось общение через средства массовой информации. Если в правительстве нет дискуссии и обмена мнениями, то можно ли говорить об эффективности его работы? Подчиненность экономического блока правительства Минфину усложняет сотрудничество двух министерств. Ведь складывается парадоксальная ситуация: предмет деятельности «руководящего» министерства уже предмета деятельности «подчиненного» министерства. Вице-премьер лишен возможности балансировать между среднесрочными и краткосрочными целями, поскольку должность министра финансов не может оставлять его беспристрастным. Вице-премьер — это своеобразный арбитр для позиций министров, а один человек не может одновременно быть и арбитром, и полевым игроком.

— Николай Азаров после вашей отставки заявил: «Год назад мы говорили о рассмотрении финансовых планов наших государственных предприятий-монополистов — Минэкономики успешно провалило эту работу». Согласны ли вы с такой оценкой?

— Что касается критики Минэкономики, то она нормальный повседневный элемент политической жизни. Но в этом случае предмет критики неадекватен задачам Минэкономики. Деятельность министерства не имеет ничего общего с контролем над распоряжением средствами и собственностью государственных предприятий. Для этого есть соответствующие контролирующие органы, в частности, налоговая администрация или прокуратура. А если речь идет о том, что министерство должно вмешиваться в оперативное управление более чем 3000 государственными предприятиями, то за такой критикой фактически стоит представление о хозяйстве времен Госплана. Такой подход снимает ответственность с директоров государственных предприятий, ведь размывается сам фокус управления. С одной стороны, директора как бы уходят на второй план, а с другой, — министерство тоже не осуществляет оперативного управления государственными предприятиями.

Что касается государственного сектора, то Минэкономики вносило два содержательных предложения. Во-первых, министерство настаивало на изменении требований к финансовым планам. Наш замысел состоял в том, чтобы новые финансовые планы делали государственные предприятия более конкурентоориентированными. Для этого министерство предлагало вводить им такие показатели как «динамика части рынка», «обновление основных фондов» и т. п. Однако наши предложения не были поддержаны в Кабмине. Во-вторых, Минэкономики настаивало на сокращении государственного сектора. На протяжении последних лет государство откладывало приватизацию многих государственных предприятий. Но сейчас инвесторы все больше заинтересованы в создании новых предприятий вместо покупки старых. Поэтому приватизацию государственных предприятий необходимо осуществить как можно быстрее, пока они еще могут заинтересовать потенциальных инвесторов.

О своей работе в правительстве

— Как вы сами оцениваете результаты своей работы на должности министра?

— Достижением нашего министерства я считаю изменение отношения украинской власти и населения к цифрам и показателям экономического роста. Я склонен утверждать, что именно благодаря Минэкономики рост ВВП был преобразован в единую приоритетную задачу экономической политики страны. Более того, именно этим министерством фактически было введено своеобразное минимальное ограничение для темпов экономического роста. Если темпы роста были бы меньше 7%, речь шла бы уже не о развитии, а о провале работы правительства. Надеюсь, что этот критерий будет «жить» и после моей отставки.

В то же время достигнутая положительная динамика не является стойкой из-за целого ряда экономических рисков, которые так и не были преодолены за год. Главное — есть риск удовлетвориться полученными экономическими результатами, хотя нынешние темпы роста ВВП совершенно неприемлемы для преодоления экономической отсталости Украины от развитых стран мира. Сохраняется недостаток экономического рационализма в формировании внешней политики Украины. Сегодня Украина продолжает добиваться от Евросоюза признания за ней ассоциированного членства в ЕС и фактически игнорирует то, что первоочередным инструментом интеграции нашего государства с ЕС должна быть зона свободной торговли. Вероятно усиление вмешательства государства в регулирование экономической деятельности, в частности, в ценообразование. Это показала реакция правительства на зерновой ажиотаж. Среди предложений выхода из кризиса стала доминировать позиция административного сдерживания цен. Это легло бременем на плечи сельскохозяйственных производителей и подорвало стимулы к дальнейшему инвестированию в развитие этого сектора. Сейчас ни один рынок не застрахован от политики административного сдерживания цен. Есть также риск, что уже в середине года может быть провалена доходная часть бюджета-2004. Главная причина — в ожидаемом снижении поступлений от доходов физических лиц, которое может произойти из-за незавершенности налоговой реформы.

— Какими должны быть стратегические направления работы Минэкономики?

— Учитывая сказанное, больше смысла было бы не в определении задач отдельного министерства, а в определении задач экономической политики в целом. Такими задачами должны быть экономический рост и поддержание высокого темпа экономических преобразований. Для этого необходимо завершить налоговую реформу и реформировать систему социальной помощи (пенсионную систему), жилищно-коммунальное хозяйство, государственную службу. Прежде всего стране необходимо завершить налоговую реформу. Однако в ближайшее время это маловероятно, поскольку своеобразными якорями выступают сферы, которые ориентированы на старую систему налогообложения. В прошлом году, например, нам удалось добиться введения единой 13-процентной ставки сборов с доходов физических лиц, но не удалось снизить налоговую нагрузку на фонд заработной платы предприятий. Причина в том, что «разгрузить» отечественные предприятия оказалось невозможным без проведения пенсионной реформы и пересмотра политики социальной поддержки.

Также необходимо как можно быстрее завершить реформу государственной службы. Нынешняя бюрократическая система в Украине уже адаптировалась к функционированию при рыночных условиях и не позволяет проводить административную реформу.

Для обеспечения экономического роста главными источниками в Украине, помимо упомянутой налоговой реформы, служат иностранные инвестиции и повышение конкурентоспособности малого и среднего бизнеса. Важность увеличения потока иностранных инвестиций обусловлена тем, что в Украине недостаточно внутренних резервов для обеспечения экономического роста. Только благодаря иностранным инвестициям можно выполнить задачу Президента по увеличению темпов прироста ВВП вдвое, поскольку ни экспортные отрасли, ни внутренний рынок такого увеличения ВВП дать не могут. Поэтому, в частности, так важно как можно быстрее завершить процесс вступления Украины в ВТО, поскольку членство в этой организации повысит доверие инвесторов к отечественной экономике и в общем улучшит экономическую среду в стране.

О «команде» Януковича

— Действительно ли Кабинет Януковича работает сейчас как коалиционное правительство? Ощущали ли вы во время работы в Кабмине, что работаете в «одной команде»?

— Между идеей коалиции и идеей команды есть определенное противоречие. Если в качестве примера взять футбольную команду, то понятие «коалиционная сборная» указывало бы на ситуацию, когда каждая область делегирует в сборную своего футболиста, а тренер фактически не имеет отношения к подбору игроков. В случае коалиционного правительства целесообразно говорить о том, что выбор премьер-министра также оказывается суженным. При таких условиях вполне вероятна ситуация, когда премьер не сможет выбрать «в команду» квалифицированного, но «чужого» человека. Второе противоречие заключается в том, что отношение партий к социальной политике, пенсионной реформе, реформе жилищно-хозяйственного комплекса не идет дальше лозунгов. А то, как именно должны происходить экономические преобразования, партии не объявляют. Поэтому премьер находится в довольно сложной ситуации — ему тяжело понять, с какими задачами и партийными установками министров он имеет дело. Отечественные партии — это кадровые «черные ящики». И, наконец, идея команды предполагает управляемость. Однако правительство не подбирается премьером, а формируется в соответствии с фракционными квотами. Фракция, к которой принадлежит тот или иной министр, фактически может становиться на его защиту, и премьер ничего не сделает в ответ. Поэтому премьер вынужден работать с правительством с пониженной управляемостью.

Об изоляции Украины

— В октябре в интервью «Контрактам» вы дали сдержанную оценку перспектив ЕЭП. Как сейчас оцениваете перспективы участия Украины в этом образовании?

— И для Украины, и для России создание таможенного союза, о котором фактически речь идет в подписанных документах по ЕЭП — это ошибка. Таможенный союз — одна из форм экономической интеграции, и потому его идея несвоевременна без прохождения странами более «низких» интеграционных ступеней. Речь идет, в частности, о таком уровне интеграции, как зона свободной торговли. Такой скачок может привести к неблагоприятным результатам для экономик всех стран, участвующих в ЕЭП. С другой стороны, интеграционный процесс всегда должен предусматривать выход на новые рынки и ни в коем случае не должен приводить к торговой изоляции. А создание таможенного союза до вступления Украины в ВТО будет означать изоляцию нашей страны от намного больших рынков, поскольку в результате вступление в ВТО станет невозможным. Главное для Украины сейчас — это вопрос концентрации усилий. Вступление в ВТО остается первоочередной задачей экономической политики страны. А если Украина одновременно будет участвовать в обоих процессах, мы не сможем ни создать единое экономическое пространство, ни стать членом ВТО. Такая безрезультативность для Украины, конечно, невыгодна.

— Какие у вас виды на ближайшее будущее? Ведь после отставки некоторые политики уже «назначили» вас в кандидаты в президенты на выборах-2004.

— Я не намерен баллотироваться в президенты на выборах-2004.

Контракты №4 / 2004


Вы здесь:
вверх