логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Друзья по оружию Сергей ЗГУРЕЦ
Defense Express - «Контракты» №41 Октябрь 2004г.

Ответ на «актуальный» накануне выборов вопрос: «Выведут или не выведут в ближайшее время украинский контингент из Ирака?», очевиден. Уж слишком много бизнес-интересов не реализовано в Ираке.


Отправляя своих военных в Ирак, Киев надеялся окончательно загладить «кольчужные» шероховатости в отношениях с Вашингтоном и застолбить место для своих компаний. Говорили — «за миротворцами туда войдут наши гражданские фирмы и предприятия». Тринадцать месяцев боевого миротворчества показали — так не будет. В Ираке Украина может подзаработать лишь на военных контрактах. Хотя по своим объемам военно-технические «подработки» не дотягивают даже до товарооборота между странами во времена, когда Ирак был под санкциями ООН.

Со щитом или на щите?

За время пребывания в Ираке, Украина потеряла 9 своих солдат. Число жертв у американских военных — больше тысячи. Так и хочется вспомнить совет, который в разгар вьетнамской войны давали американскому президенту Джонсону: «Объявите США победителем и начинайте выводить войска». Но у американцев на карту поставлено слишком много — контроль над регионом, цены на нефть и сам доступ к углеводородам, престиж армии и высшего руководства.

У Украины — своя игра. Представители и лидеры двух главных претендующих на президентское кресло команд — так или иначе, говорят о необходимости вывода украинского контингента из Ирака. Оно и понятно — по соцопросам, большая часть украинского населения (электората) такое решение расценит позитивно.

«Я как президент верну украинских ребят из Ирака», — сказал Виктор Ющенко. Виктор Янукович, олицетворяющий власть нынешнюю, тоже заявил, что он не видит смысла в том, чтобы жизни наших парней в Ираке подвергались опасности. «Реальные сроки мы видим, поскольку в конце нынешнего — в начале следующего года в Ираке пройдут выборы, будет избрана законная власть, и военный процесс перейдет в политическую плоскость, в решение разных вопросов демократическим путем», — утверждал Виктор Янукович. Именно тогда, по его мнению, и может наступить благоприятное время для вывода украинских военных из Ирака. В унисон этому — заседание сентябрьского Совета национальной безопасности и обороны, заявления нового министра обороны Александра Кузьмука с тезисами о поэтапном выводе нашего контингента.

Два сценария

По «тихому» сценарию, чтобы не заявляли сейчас Ющенко и Янукович, вопрос о будущем наших военных в Ираке встанет не ранее марта 2005 г. К этому времени в США и в Украине, после пережитых президентских выборов, сформируются две команды, способные не только принимать решения, но уже и нести ответственность за свои действия. Для нового президента Украины вывод/не вывод контингента будет одной из точек реального соприкосновения с интересами нового президента США. Судьба контингента может стать предметом торга — в том числе и по другим политическим или экономическим проблемам. При этом вывод наших военных из горячего Ирака при любом раскладе американцами будет воспринят негативно. И именно на это будет обращать особое внимание новый президент Украины, — а не на стабильность ситуации в Ираке.

По «громкому» сценарию вывод контингента может быть осуществлен между первым и вторым туром президентских выборов в Украине. Мол, тогда наша иракская бригада станет «маленьким, но стратегическим резервом Верховного главнокомандующего». При этом все должно пройти эффектно, красиво, так, чтобы врезалось в память. Ну, почти как встреча группы советских войск, покидающих Афганистан. Пыльные БТР, усталые лица миротворцев, решительное лицо встречающего премьера, со слезами радости — лица детей и жен военных. Правда, в таком случае все же придется принести в жертву стратегическое партнерство с Америкой.

У нынешнего официального Багдада намеки на вывод миротворцев вызывают неприкрытую тревогу. После недавнего витка дебатов в Украине на тему: «Выводить — не выводить», Леонид Кучма получил письмо от временно исполняющего обязанности премьер-министра, вице-премьера Ирака Бархама Салиха: «Сокращение украинских войск в ближайший период... будет свидетельствовать о том, что важные партнеры по Коалиции не желают остаться с нами до тех пор, пока иракские силы безопасности будут способны обеспечить безопасность страны», а также «добавит уверенности террористам и бунтовщикам, которые хотят отвратить Ирак от мира, благополучия и демократии». Кроме того, это «сведет на нет все, что было сделано усилиями ваших войск за период пребывания в Ираке»... «мы понимаем реальное положение дел и политическое давление, с которым вы, наверное, столкнулись, но мы нуждаемся в продолжении вашей помощи и мы нуждаемся в ней сейчас», — говорится в письме. Иракская сторона также обещает «не забыть» тех, кто был с ними в тяжелый период становления в Ираке новой власти.

Киев, конечно, на эти обещания может соблазниться. Как заявил недавно наш МИД, «Украина готова к дальнейшему обсуждению конкретных совместных проектов, в частности в нефтегазовой, электроэнергетической, строительной и транспортных сферах экономики». Но надежды на получение контрактов в Ираке то и дело рассеиваются, как дым над горящими иракскими нефтепроводами. В стране, где идет война, нельзя заработать на строительстве. Можно попытаться подзаработать лишь на самой войне...

В Ирак на заработки

Пока ситуация в Ираке нестабильна, наиболее востребованным ресурсом в этой стране остается безопасность. Вернее, средства для безопасности. Формирование новых силовых институтов, в том числе и армии, стало одним из приоритетов нынешней иракской власти. Правда, при этом надо учитывать, что главной особенностью нынешнего постсаддамовского Ирака является то, что новое правительство, по существу назначеное американцами, не имеет реальной власти и не пользуется доверием широких масс населения. В своих действиях оно вынуждено опираться на поддержку и рекомендации администрации США. То есть фактически Ираком правят американцы. Соответственно, в первую очередь от них зависит реализация в Ираке чужих бизнес-проектов.

На данном этапе создаваемой «с нуля» иракской армии нужно практически все — от туалетной бумаги до грузовиков, вертолетов и военно-транспортных самолетов. Первые батальоны Ирака оснащались тем, что было под рукой. Однако 21 января 2004 г. на брифинге в Пентагоне генерал Пол Итон, отвечающий за создание и подготовку армии Ирака, заявил, что каждый иракский солдат должен быть экипирован в униформу, оснащен бронежилетом, каской, огнестрельным оружием, системой управления огнем, приборами ночного видения, средствами транспорта для выполнения задач в любое время суток.

Влияние на распределение военных заказов (с учетом своих бизнес-интересов) американцы пытаются использовать и для того, чтобы дивиденды от перевооружения Ирака, в первую очередь, получили те страны, контингенты которых в нужное время оказались в нужном месте. При таком раскладе Украина имеет шанс обойти Россию, которая крайне заинтересована вернуться на иракский оружейный рынок.

Процесс уже пошел, причем еще до того, как в начале сентября Виктор Янукович при встрече с президентом Ирака Гази аль-Яваром заявил о том, что Украина будет развивать военно-техническое сотрудничество с этой страной. Первым военно-техническим контрактом для Украины можно считать участие в $120-миллионном контракте между министерством обороны США и СП «ANHAM» (штат Вирджиния). 7% этой суммы ANHAM намерено освоить самостоятельно, остальное составят субподряды. 65% общей стоимости контракта, или около $78 млн приходится на украинские предприятия. В июле холдинговая компания «АвтоКрАЗ» (Кременчуг, Украина) сообщила, что совместно с государственным предприятием «Специализированная внешнеторговая фирма «Прогресс» подписала контракт, по которому в Ирак в течение двух лет будет поставлено около 2 тыс. большегрузных автомобилей КрАЗ, адаптированных под эксплуатационные и климатические условия страны, в т. ч. более 1600 единиц КрАЗ-6322.

Контрактом также предусмотрена поставка автомобилей-топливозаправщиков и ремонтно-эвакуационных автомобилей. В поставке комплектации для изготовления автомобилей по иракскому проекту задействованы около 120 украинских и более 25 российских предприятий. Все работы в рамках контракта под номером W56HZV-04-D-0181 контролируются командованием автомобильно-бронетанковой техники и вооружений сухопутных войск США (ТАСОМ). Срок его выполнения заканчивается 30 сентября 2006 г. На заводе утверждают, что все работы по поставкам автомобилей в Ирак выполняются по графику.

Еще один денежный для Украины проект — модернизация бронетехники Ирака. Эта работа, скорее всего, будет делаться в тандеме с Польшей. Еще весной этого года польские военные специалисты, побывавшие в Багдаде, заявили, что общими усилиями Польша и Украина смогут модернизировать иракские танки Т-72. Уже в середине сентября президент Польши Александр Квасьневский заявил после переговоров с президентом Ирака, что «завершаются переговоры по контракту, который Польша планирует реализовать вместе с Украиной. Речь идет о модернизации иракских танков Т-72. Сумма этого контракта составляет $100 млн. Польские фирмы уже получили контракты на сумму $70 млн».

Необходимость кооперации польских и украинских оружейников вызвана тем, что именно в Польше по советской лицензии были собраны около 500 танков Т-72, впоследствии поставленные в Ирак. С другой стороны, Польша не разрабатывала эту машину, а несколько вариантов модернизации этого танка есть у Харьковского КБМ им. Морозова. Но заказ на Т-72, если он и будет реализован, охватывает лишь 1/6 планируемых расходов Ирака на модернизацию своего танкового щита. Танковый арсенал нового Ирака должен составлять не менее 1000 бронемашин. Стоимость его обновления оценивается в $600-700 млн, а завершить этот процесс планируется к 2010 г. При таком раскладе Украина проводит переговоры о поставке в Ирак завода по ремонту бронетехники, чтобы поучаствовать в модернизации партии более старых танков — Т-55 и бронетранспортеров. Но уже без Польши.

Правда, у иракцев есть и альтернативы. Так, Иордания безвозмездно передала новой иракской армии 150 БТР, — большая часть которых — БТР-90 советского производства. Сейчас Иордания рассматривает новую заявку Багдада на безвозмездную поставку 50 танков.

Существенным толчком для расширения оружейного братства с Ираком стало довольно продолжительное пребывание в Украине генерального секретаря Министерства обороны Республики Ирак. Бруски Нури Шавейз с 4 по 8 октября побывал в Министерстве промышленной политики и Минобороны Украины, посетил Государственную компанию «Укрспецэкспорт», предприятие «Укрспецтехника», киевский танкоремонтный завод, а также учебный центр «Десна» Северного оперативного командования сухопутных войск. Известно, что на этих встречах, кроме танковой темы, обговаривалась возможность поставок стрелкового вооружения и определенного количества авиатехники. Подробности переговоров пока неизвестны. Но вряд ли эти поставки будут превышать по стоимости сумму в $30 млн.

Что дальше

Можно ли считать сотрудничество Украины с Ираком в военно-технической области долгосрочным? Складывается впечатление, что все нынешние «военные» контракты Киева и Багдада реализуются при определенном содействии с американской стороны. Но такую лояльность американцы будут демонстрировать до тех пор, пока украинцы будут нести свою миротворческую ношу в Ираке. Это с одной стороны. С другой — в дальнейшем США, да и европейцы, постараются военно-технические запросы Ирака завязать все-таки на себя. Косвенно эту версию подтвердил и сам министр обороны Ирака. Комментируя вклад в дело мира украинско-польского танкового тандема, Хазем аш-Шаалян в интервью газете «Аш-Шарк аль-Аусат» отметил, что возглавляемое им министерство подписало соглашения с правительствами Украины и Польши о поставках модернизированных систем вооружения советского производства, но «это временное решение и в будущем Ирак будет закупать западные системы».

В этой ситуации украинским предприятиям не остается ничего другого, как уже сейчас разрабатывать альтернативную стратегию закрепления на иракском рынке. При этом не стоит исключать, что все может измениться после прихода к власти в начале будущего года избранного переходного правительства, не являющегося проамериканским, или в случае эвакуации американских войск и их союзников из Ирака. Раз так, может украинское военное присутствие в Ираке все-таки не стоит того.


Справка

Украинский контингент численностью 1600 человек начал выполнение своей миссии в Ираке в августе 2003 г. За время службы в этой стране погибли 9 украинских миротворцев, более 20 украинских военных получили ранения. В сентябре-октябре проходит очередная ротация украинского контингента, при этом общее число миротворцев сократится примерно на 200 человек. В конце сентября Совет национальной безопасности и обороны Украины поддержал предложение Министерства обороны о постепенном сокращении миротворческого контингента в Ираке.


Цена вопроса

Подсчитано, что при доходах от продажи нефти в размере $22 млрд и расходах на оборону в объеме 5%, Ирак сможет ежегодно выделять на военные нужды $1,1 млрд. В 2004 г. на армейские потребности планируется израсходовать около $2 млрд. Численность иракских вооруженных сил составит 35 тыс. человек, в том числе 1,4 тыс. офицеров. В боевом составе должно быть девять механизированных бригад (включая три саперных батальона). В более отдаленной перспективе планируется начать формирование артиллерийских и бронетанковых подразделений. Ведется работа по формированию Сил береговой обороны, куда войдут пять патрульных катеров и полк морской пехоты для охраны побережья.


Как это было

Во времена Саддама легитимное сотрудничество Украины с Ираком осуществлялось в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» по трем направлениям. Это были поставки в Ирак отечественного продовольствия, медикаментов, других товаров и различного оборудования общего назначения; покупка иракской нефти (в основном для реэкспорта); поставки оборудования и материалов для нефтяной промышленности. На этом украинский бизнес — без учета «навара» на перепродаже нефти — в лучшие «санкционные» времена зарабатывал до $300 млн ежегодно.

Контракты №41 / 2004


Вы здесь:
вверх