логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Чистка рядов Наталья ЗАДЕРЕЙ - «Контракты» №41 Октябрь 2004г.

Нацбанк усложнит жизнь банкам, обладающим высокой долей некачественных кредитов


У Нацбанка есть два кровных врага — низкая капитализация банковской системы и низкое качество кредитных портфелей. Из теории военных действий известно, что война на два фронта изматывает силы противника. Стоит закрутить гайки по капитализации, как тут же падает качество кредитов и наоборот. Но у Нацбанка иного выхода нет. НБУ прекрасно понимает, что банковская система не идеальна, и если одновременно нажать на две болевые точки, то у кровеносной системы экономики может случиться инфаркт в виде резкого замедления кредитования. Дабы этого не произошло, вместо использования тяжелой артиллерии, все больше практикуется иглоукалывание. Именно к такому разряду военных действий можно отнести очередную инициативу Нацбанка заставить некачественных кредиторов вкладывать деньги в госбумаги.

По словам и. о. председателя НБУ Арсения Яценюка, Нацбанк направил в Ассоциацию украинских банков проект постановления, предлагающего обязать банки с высоким удельным весом негативно классифицированных кредитов, улучшать структуру своих активов путем приобретения государственных облигаций. Умерить кредитный пыл придется и банкам, в чьих пассивах доля вкладов населения превышает 50% (сберегательным) — максимальный объем займа в одни руки для них будет зависеть от удельного веса плохих кредитов.

Дело в подходе

На первый взгляд, Украина кажется державой с уникальной развивающейся экономикой, где улучшение качества кредитных портфелей банков происходит на фоне стремительного роста кредитования и высокого уровня убыточности предприятий. На поверку выясняется, что загадка высокого качества портфелей украинских банков кроется в статистическом подходе. Если считать по привычной в Украине методике, объем негативно классифицированных (наиболее рисковых) кредитов за неполных три квартала уменьшился с 3,4 до 2,9%.

А в соответствии с западной методикой, оказывается, что этот показатель вырос с 27,5 до 27,7%. То есть более чем четверть кредитов (на общую сумму не меньше чем 20 млрд грн) являются проблемными. С учетом того, что, по данным Нацбанка, большинство проблемных кредитов приходится на системные банки, такие цифры заставляют задуматься о вероятности системного банковского кризиса.

На сегодня риски банков оцениваются, исходя из финансового состояния заемщиков (наиболее платежеспособные относятся к классу А, наименее платежеспособные — к классу Д) и уровня обслуживания долга (хорошее, слабое, неудовлетворительное). По этим критериям кредиты могут быть определены как стандартные, под контролем, субстандартные, сомнительные и безнадежные. Последние два вида кредитов считаются «негативно классифицированными». По оценкам самих банкиров, большинство заемщиков объективно попадают в классы В и Г, а кредиты, соответственно, в категории субстандартных и сомнительных. Зато, судя по объему сформированных резервов (чем ниже категория кредита, тем больше резервирования он требует) большинство банковских кредитов в Украине — под контролем и субстандартные.

На эту нестыковку уже давно указывает Нацбанку Международный валютный фонд, полагающий, что темпы роста банковского кредитования скрывают в себе серьезные системные риски. Он же предлагает Нацбанку в соответствии с международной практикой классифицировать субстандартные кредиты как негативные. НБУ, похоже, не прочь прислушаться к совету. Правда, предпочитает говорить о компромиссном варианте. То есть «списать» не все субстандартные кредиты, а лишь их часть. По словам зампреда НБУ Александра Шлапака, Нацбанк подумывает о том, чтобы разделить субстандартные кредиты на нормальные и проблемные, и отнести последнюю группу к негативно классифицированным.

Плохие заемщики

бывают разными

Пока банки весьма оптимистично оценивают качество своих портфелей, что вполне естественно. Кому придет в голову заявлять о проблемах в кредитном портфеле. По мнению опрошенных банкиров, нынешняя система оценки кредитных рисков, основанная на оценке финансового состояния заемщиков, слишком скупа и однобока. Поэтому в разряд субстандартных часто попадают кредиты, выданные платежеспособным заемщикам. «Предприятие, выглядящее не очень успешно с финансовой точки зрения, может быть монополистом или лидером в отдельно взятой отрасли. Порой заемщик является убыточным, потому что реализует крупные ивестпроекты и несет серьезные расходы. Зато когда инвестиции начинают приносить отдачу, появляется прибыль. Нельзя считать риски и формировать резервы, не учитывая все эти факторы», — полагает председатель правления УкрСиббанка Александр Адарич.

По мнению Нацбанка, 70% прироста проблемных кредитов обеспечило увеличение объемов кредитования физлиц. Банкиры же находят ипотечное и автокредитование самым надежным и связывают большие риски с корпоративными заемщиками. По словам директора департамента кредитования и финансирования инвестпроектов ТАС-Инвестбанка Александра Бондаренко, риски банков растут ввиду увеличения количества долгосрочных и инвестиционных кредитов. «По своим заемщикам мы видим, что меняются направления деятельности предприятий, растут инвестиции в недвижимость и для обновления основных средств обращаются в банки предприятия, ранее не использовавшие такую схему кредитования. В связи с этим повышаются риски недофинансирования, риски ликвидности объектов незавершенного строительства и риски имущественных прав», — говорит банкир.

В целом, идею ввести дополнительные критерии оценки заемщиков подопечные Нацбанка воспринимают позитивно. В то же время в банках полагают, что отнесение субстандартных кредитов к негативным не позволит адекватно классифицировать кредитные портфели. На сегодня банки заинтересованы в том, чтобы искусственно завышать качество своих кредитных портфелей и тем самым создавать меньшие резервы под них. Причина понятна — резервирование уменьшает капитал и, соответственно, ограничивает кредитные операции. Кроме того, по законодательству банки, у которых негативно классифицированные кредиты с учетом сформированных резервов превышают 45% регулятивного капитала, считаются недокапитализированными.

Опасность такой ситуации видят не только в Нацбанке. «Подкручивая качество клиентов, загоняя их в более высокую категорию, чтобы создавать меньшие резервы и, соответственно, располагая большим капиталом и широкими возможностями активно наращивать кредитные портфели, банки вовлекают себя в рисковую зону», — отмечает управляющий рисками банка Calyon Александр Копыленко.

Госбумагами — по рискам

Помимо изменений в классификации качества кредитов, у Нацбанка появилась еще одна идея для нерадивых кредиторов. НБУ намерен в качестве меры влияния (в случае необходимости) обязывать банки с высокой долей негативно классифицированных кредитов покупать ОВГЗ. Нечто подобное уже успел испытать на себе Ощадбанк.

«Если у банка «плохие» активы, то, естественно, нужно контролировать, как и куда он будет в дальнейшем размещать свои средства. Фактически, создание резервов — это замораживание доходов для покрытия убыточных активов. Поэтому в таком объеме они и должны вложить средства в высоколиквидные активы», — так еще весной изложила позицию регулятора заместитель директора департамента методологии и планирования банковского надзора НБУ Инна Романенко.

С учетом того, что гособлигации традиционно считаются наименее рисковыми активами, инициатива НБУ не лишена смысла. Хотя несколько смущает тот факт, что безрисковые и ликвидные украинские гособлигации по международным меркам считаются спекулятивными бумагами с высоким риском. Перспектива замены высокодоходных кредитных операций вложениями в ОВГЗ банкиров не вдохновляет. «В мировой практике инвесторы очень часто вкладывают деньги в гособлигации с целью снизить риски. Другое дело, что у нас под этот шумок банкам могут продать облигации с заниженной доходностью», — считает начальник отдела аналитических исследований Альфа-банка Александр Печерицын. К слову, уже были прецеденты, когда Минфин по договоренности сбрасывал госбанкам долгосрочные низкодоходные облигации. При таком раскладе не исключено, что ценой принудительного уменьшения рисков станет осущественное снижение прибыльности банков.

Инициатива Нацбанка подкорректировать качество портфелей сберегательных банков кажется более резонной. Впрочем, хотя рисковые кредиты для банков с высоким объемом средств населения в нынешних условиях — непозволительная роскошь, длинные и низкодоходные гособлигации, активно скупаемые, к примеру, Ощадбанком — не лучший выход.

В следующем году борьба с плохими кредитами усилится. В банковских кругах продолжают обсуждать последствия принятого летом постановления № 411, касающегося новых требований к формированию резервов для возмещения возможных потерь по кредитным операциям (в том числе по кредитам в иностранной валюте). Сформировать резервы, согласно новым правилам, банки обязаны до 1 марта 2005 года. По предварительным оценкам, резервы отдельных банков применительно к нынешним портфелям вырастут примерно на $10-12 млн. В масштабах всей системы это означает, что кредитные мощности банков уменьшатся примерно на миллиард.

Контракты №41 / 2004


Вы здесь:
вверх