логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Кандидаты на банкротство Дмитрий ГОНГАЛЬСКИЙ - «Контракты» №42 Октябрь 2004г.

Президентская кампания грозит потерями в банковской системе.


Александр Сугоняко
всегда готов к борьбе
с экономическим террором
Президент Ассоциации украинских банков (АУБ) Александр Сугоняко был приятно удивлен вниманием СМИ к тематике своей последней пресс-конференции. Доброжелательное настроение президента АУБ явно диссонировало с Обращением ассоциации к Президенту Украины, премьер-министру, спикеру и народным депутатам о защите банков, их вкладчиков и клиентов. Впрочем, вскоре стало понятно, что громких разоблачений не последует.

Преступная акция

Текст обращения сводился к «недопущению дестабилизационных процессов» в финансовой сфере. «Речь идет об основательно подготовленной информационной атаке на финансово здоровое банковское учреждение и использование действий аналогичных тем, которые привели к недавнему банковскому кризису в России», — заявил Сугоняко, имея в виду предпринятые ранее попытки расшатать банк «Мрія».

Информация о возможном банкротстве «Мрії», распространенная центральными ТВ-каналами, привела к тому, что банку пришлось поправлять свои финансовые дела с помощью стабилизационного кредита Нацбанка. В связи с чем президент АУБ обратился к первым лицам государства с просьбой лично вмешаться для разоблачения соответствующими госорганами инициаторов «этой преступной акции». По его мнению, «инициаторы информационной агрессии в отношении банка «Мрія» имеют существенное влияние на государственное телевидение и Государственную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР), которая своими действиями и распоряжениями фактически содействовала дестабилизации финансового рынка».

Понятно, что большого резонанса обращение АУБ не вызовет. Тем более, что ответ на него содержится в самом тексте документа. Предложение ассоциации учесть Кабмином возможность развития российского сценария вылилось в стандартную чиновничью отписку: «...Кабмин поддержал инициативу центральных органов исполнительной власти относительно отсутствия необходимости проведения совещания об усилении доверия к банковской системе».

Бесспорно, ассоциация несколько перегнула палку, проводя «российские» аналогии. Хотя общие черты все же есть. Банковский кризис в России начался с подачи центробанка. У нас же отличилась Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку, вдруг аннулировавшая две эмиссии «Мрії». Серия банкротств российских банков пошла на пользу государственным финучреждениям, поглотившим неудачников по бросовым ценам. Если бы удалось устранить «Мрію», то помимо развала «оппозиционного учреждения», укрепить рыночные позиции смогла бы одна из ФПГ, лояльных к власти. Пока же им приходится наращивать мускулатуру с помощью присоединения мелких региональных банков.

Сугоняко утверждает, что дело не в принадлежности банка отдельно взятому лицу с определенными политическими предпочтениями. Важен другой момент — правила игры на рынке банковских услуг заменены военным положением. Идея защиты интересов вкладчиков вдруг стала неактуальной. И теперь повторить историю «Мрії» может любой другой банк, причем не обязательно связанный с «нашеукраинцами».

Группа риска

Парламентские или президентские выборы всегда накладывают отпечаток на банковскую систему. Банки, чей бизнес завязан на политике, начинают отрабатывать свои конкурентные преимущества. Во-первых, необходимо обналичивать необходимую сумму на проведение предвыборной кампании, во-вторых, — профинансировать нужные структуры.

Происходит четкое разделение банков на две группы — денежные мешки и спонсоры.

Хуже, если банковское учреждение попадает в первую категорию, поскольку политические амбиции нередко превышают возможности банков. Так, банк «Украина» не перенес двух предвыборных кампаний в 98 и 99 годах. Тогда же Ощадбанку удалось остаться на плаву только благодаря статусу госструктуры. На отрицательный капитал банка НБУ просто закрыл глаза. Глаза закрываются и сейчас. Один из крупных банков, входящих в первую десятку, успел этим летом обналичить 1 млрд грн в политических целях. Правда, пока его финансовое состояние не вызывает большой тревоги.

Для банков-спонсоров участие в выборах занятие хоть и не выгодное, но зато менее рискованное. Впрочем, и здесь возможны неприятности. Два года назад львовский Кредит Банк (Украина) ощутил на себе все прелести тесных отношений с местной налоговой. Тогда поговаривали, что банкиры отказались поддерживать нужную партию на парламентских выборах.

В группу риска могут попасть и другие банки, не обязательно связанные с поддержкой нужного кандидата. Президентские выборы-2004 отличаются от предыдущих активизировавшимся переделом собственности. Для банков это означает либо потерю крупного клиента, либо блокировку его счетов в связи с судебными разбирательствами. Так недавно УкрСиббанк лишился весьма привлекательного клиента — Укртатнефти. Не исключено, что харьковчанам с большим трудом удастся выбить и долги предприятия. Едва ли в восторге банки, кредитовавшие НПК «Галичина». Нефтеперерабатывающая компания находится под пристальным вниманием налоговых инспекторов.

Президентские выборы накладывают отпечаток и на клиентские предпочтения. Системные банки, активно работающие со средствами населения, наверняка успели заметить замедление темпов увеличения вкладов населения. Приток денег вкладчиков притормозился на 5% по сравнению с 2003-м. Помимо прочего, раскручивание инфляционных процессов, связанных с массовыми социальными выплатами, грозит вкладчикам резким сокращением доходности по депозитам в гривне. В итоге клиенты банков начинают открывать валютные депозиты на короткие сроки. Смена приоритетов вкладчиков в перспективе означает сокращение долгосрочного кредитования.

Капитальная защита

Минимизируют политические риски банки по-разному. «Мрія» решила привлечь в состав акционеров иностранцев. Защита, надо признать, далеко не самая эффективная. Кредит Банк (Украина), на 100% принадлежащий зарубежным инвесторам, с трудом отбился от претензий налоговиков. К слову, отмене результатов эмиссии банка «Мрія» предшествовала тщательная проверка его деятельности налоговиками, которые провели за чтением бухгалтерской отчетности весь летний отпуск.

Банки покрупнее поступают иначе, создавая целую армию дочерних банковских учреждений. К примеру, у ПриватБанка уже около пяти родственных финучреждений. По пути выстраивания банковского холдинга идет и группа «ТАС». Такая диверсификация позволяет оставаться на плаву всей финансовой постройке, даже если получена крупная пробоина.

Хотя история с банком «Мрія» говорит, что самозащита не безгранична. Необходимы четкие и согласованные действия всех финансовых регуляторов — Нацбанка, ГКЦБФР и Госкомфина. Пока же, как показал пример ГКЦБФР, ведомства предпочитают вести собственную игру, не всегда идущую на пользу рынку. Никто, конечно, сейчас не станет закрывать банки. Толпа обиженных вкладчиков под окнами Кабмина не прибавит очков одному из кандидатов в президенты, чьей избирательной кампанией руководит сам председатель Нацбанка. Но что будет после выборов — неизвестно. Тот же банк «Украина» лопнул после того, как был проведен подсчет голосов.

Контракты №42 / 2004


Вы здесь:
вверх