логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Золотые рудники Евгений ДУБОГРЫЗ - «Контракты» №42 Октябрь 2004г.

Бум на мировом рынке черных металлов вызвал резкий интерес украинских ФПГ к заброшенным железорудным активам. В перспективе Украина может войти в число глобальных экспортеров железной руды.


Если 2000-2003 гг. ознаменовались массовыми процессами слияний/поглощений в сталелитейной отрасли, то текущий год проходит под знаком руды. Фактически лишь в 2004 году железная руда начала становиться рыночным товаром в полном понимании этого слова. Доселе доминирование на мировом рынке нескольких крупных компаний, таких как австралийская ВНР Billiton и бразильские CVRD и MBR, позволяло проводить поставки железной руды либо по долгосрочным многолетним контрактам, либо в рамках вертикально интегрированных структур. В силу подобной закрытости рынка, а также из-за непрекращающегося увеличения спроса на продукцию черной металлургии, ключевым фактором развития металлургической отрасли становится доступ к дешевым ресурсам. Построить новый металлургический завод с нуля не является слишком большой проблемой, но обеспечивать его ресурсами — задача совсем другого уровня.

Руда лучше стали

Резкое повышение цен на металл и еще более стремительный рост стоимости сырья привели к тому, что монополию мировых лидеров металлургии теперь способны нарушить российские и украинские компании. По крайней мере, предпосылок к этому существует немало. Украина занимает пятое место в мире по размерам ресурсов железной руды. Фактически именно богатая сырьевая база является едва ли не главной причиной высокой конкурентоспособности украинской металлургии на мировом рынке.

В первом полугодии 2004 года рост цен на железорудное сырье стал беспрецедентным — если в январе нынешнего года тонна украинского железорудного концентрата, поставляемого в Восточную Европу (на условиях DAF) стоила $22-24, то по итогам июля — $40-45. Ценовой рост отмечен и на внутреннем рынке — цена тонны агломерата (продукции более высокого передела) поднялась с январских $37,72 до нынешних $54,72. Похожая ситуация наблюдается в России, где контракты на поставку железной руды заключаются на уровне $80-100 за тонну. В этих условиях рудный бизнес, ранее считавшийся лишь сырьевым придатком в рамках металлургического, постепенно становится самодостаточным. В начале октября российская стальная группа «Мечел» обнародовала результаты деятельности за первое полугодие. Примечательно, что прибыльность горно-металлургического бизнеса (в данном случае соотношение чистой прибыли к выручке) составила 17,5%, против 12,45% прибыльности производства стали. Отечественные ФПГ подобной открытостью пока похвастаться не могут, однако отдельные факты свидетельствуют о большей выгодности горнорудного бизнеса по сравнению со стальным и в Украине. Так, по неофициальной информации, одним из приоритетных направлений развития «Криворожстали», после прихода на комбинат частных инвесторов, определено расширение производства не готового проката, а железорудного сырья — на базе входящего в состав меткомбината Новокриворожского ГОКа.

Построить, купить, забрать

Реальный выход украинских предприятий на внешний рынок железорудного сырья возможен только в результате резкого увеличения производства, что требует введения новых мощностей на действующих месторождениях. Однако максимальные значения капиталовложений в горнодобывающую отрасль переваливают далеко за $1 млрд. Например, инвестиции в сооружение Криворожского ГОКа окисленных руд уже превысили $1,6 млрд. А достройка комбината до проектной мощности в 10 млн тонн окатышей в год, обойдется потенциальному инвестору, по неофициальной информации, не менее чем в $600 млн.

Потенциальных возможностей инвестирования в производство сырья насчитывается, по крайней мере, три. Самый беспроблемный способ, главным образом, с точки зрения взаимоотношений с конкурентами — постройка горно-обогатительного комбината с нуля. По этому пути решили отправиться «Запорожсталь» и Мариупольский меткомбинат им. Ильича, руководители которых перманентно сетуют на проблемы с обеспечением металлургического производства сырьевыми ресурсами. Так, в прошлом году ММК им. Ильича заявил о намерении начать разработку Куксунгурского месторождения железных руд в Запорожской области и построить горно-обогатительную фабрику в с. Новоспасское. А в начале октября менеджмент «Запорожстали» объявил о том, что в разработке Куксунгурского месторождения они получат равные права и расходы с ММК — 50 : 50.

Среди проблем реализации такого варианта — прежде всего, объем средств, которые необходимо вложить в строительство ГОКа с чистого листа. Себестоимость строительства новых горно-обогатительных комбинатов упирается в дефицит разведанных месторождений руды. То же Куксунгурское месторождение тяжело назвать перспективным: содержание железа в руде (около 30%) почти в 2 раза ниже показателя Криворожского месторождения, а запасы (2,5 млрд тонн) относительно невелики.

Однако главным препятствием являются даже не инвестиционные расходы, а отсутствие у отечественных ФПГ опыта по воплощению таких проектов — большинство украинских горно-обогатительных комбинатов построено еще в 50-60-х годах. Наконец, строительство производственных мощностей может занять не один год — а за это время расклады как на мировом, так и на внутреннем рынках металла и сырья могут существенно измениться.

Второй вариант выхода на рынок подразумевает покупку уже готовых производственных мощностей. Наиболее примечательной сделкой подобного рода стало приобретение в феврале 2004 года владельцами российского Новолипецкого меткомбината (НЛМК) третьего по мощности в России Стойленского ГОКа. Акционеры обменяли 15,5% акций НЛМК на контрольный пакет (59,8%) горно-обогатительного комбината. Однако стоимость подобных объектов, в том случае если сделки совершаются частными инвесторами, достаточно велика. К примеру, капитализация Стойленского ГОКа по состоянию на начало октября составляла почти $510 млн. Однако даже такая сумма, по мнению аналитиков российских инвесткомпаний, не отражает привлекательность рудных активов — еще весной нынешнего года 59,8% Стойленского ГОКа оценивались в $600-700 млн. Очевидно, подобная сумма вряд ли по плечу украинским олигархам, поистратившимся в ходе большой приватизации.

Кроме того, потребительские инициативы инвесторов нередко вступают в противоречие с интересами локальных бизнес-групп. Так, передача недостроенного Криворожского ГОКа окисленных руд индийской LNM Group, еще в конце прошлого года считавшаяся практически завершенной, была приостановлена. Эксперты считают, что сделка была сорвана по инициативе одной из отечественных ФПГ.

Инвесторы третьего рода

Однако сейчас игрокам рудного рынка Украины предоставляется уникальная возможность выбрать третий путь развития горнорудного бизнеса. Речь идет о возвращении в эксплуатацию железорудных шахт, некогда заброшенных из-за нерентабельности производства. Некоторые компании так и делают.

В марте дочерняя компания Полтавского ГОКа «Ферротранс» приобрела пакет в размере 49,43% акций компании «Восток-руда» (Желтые Воды), в состав последней входят остановленная в 2003 году шахта «Новая» и горно-обогатительная фабрика, прекратившая работу из-за убыточности в 2002 году. А в скором времени Фонд госимущества планирует выставить на продажу остальные 50,57% «Восток-руды».

В конце мая Центральный ГОК, контролируемый донецкой System Capital Management, возобновил добычу руды на шахте им. Орджоникидзе (выведена из эксплуатации в 2001 году). В текущем году ЦГОК планирует добыть здесь 600 тыс. т железной руды, а в следующем году предполагается вывести шахту на проектную мощность — более 1,5 млн тонн руды в год. В сентябре ЦГОК принял решение взять в аренду и законсервированную шахту «Гигант-дренажная», добыча руды на которой в советские времена достигала 7,5 млн т.

СевГОК сейчас активно ведет переговоры по поводу передачи комбинату еще одной законсервированной шахты — «Первомайской», в свое время входившей в состав Криворожского железорудного комбината. На ней планируется добывать 5 млн тонн железной руды в год, что позволит нарастить производство железорудного концентрата СевГОКом на 2,3 млн тонн в год.

Главная привлекательность экстенсивного третьего пути расширения горнодобывающих мощностей заключается в относительно низкой стоимости таких инвестпроектов. К примеру, инвестор СевГОКа согласился выделить на восстановление «Первомайской» сумму в 200 млн грн — стоимость тонны добытой руды, в таком случае, составит $7,5-8. Похожая цифра фигурирует и в расходах Центрального ГОКа: первый этап модернизации производства на ЦГОКе, завершившийся восстановлением работы шахты им. Орджоникидзе (1,5 млн тонн руды в год), обошелся инвестору в 65 млн грн. Заметим, при приватизации «Укррудпрома» тонна руды, производимой на рудоуправлении «Сухая Балка» «стоила» покупателю примерно $4,33, а «цена» руды Криворожского железорудного комбината — около $22,4. Российские же расценки существенно выше — до $50-55/т в сделке по Стойленскому ГОКу.

Впрочем, свои минусы присутствуют и при разработке заброшенных шахт. Одного лишь лоббистского ресурса явно недостаточно. Необходимо как минимум еще и владеть активами по обогащению и переработке сырья — активы шахт вряд ли придутся ко двору того же ММК им. Ильича, не имеющего горно-обогатительных фабрик. Поэтому и потенциальный круг «инвесторов третьего рода» ограничен нынешними игроками рынка — донецкими и днепропетровскими бизнесменами, а также группой «Финансы и Кредит».

Не стоит сбрасывать со счетов и возможные в борьбе за шахты конфликты, подобные тем, что происходили, в ходе приватизации «Укррудпрома». Так, технико-экономическое обоснование восстановления «Первомайской» и «Гигант-дренажной» производила одна из компаний, аффилированных с акционерами Полтавского ГОКа. Поэтому сомнительно, что, к примеру, шахту «Первомайскую» СевГОКу отдадут без борьбы, пускай закулисной и незаметной для наблюдателей.

Страны с крупнейшими запасами железной руды

Страна
Ресурсы, млрд т
Запасы, млрд т
Доля в мире
по запасам, %
Содержание
железа, %
Россия
113,21
29,22
18,6
36
США
110
10
6,4
24
Бразилия
100
7,6
4,8
58
Австралия
80
18
11,7
64
Украина
50
16,84
10,7
35

Источник: «Эксперт»

 

Основные производители железорудного сырья в Украине

Предприятие
Продукция
Отечественные потребители
Производство, 2003, млн т*
Контроль
Северный ГОК
окатыши,
концентрат
Енакиевский МЗ, «Азовсталь», «Криворожсталь», ДМК им. Дзержинского
окатыши - 5,891,
концентрат - 7,553
System
Capital Management
Центральный ГОК
окатыши,
концентрат
«Азовсталь»,
Енакиевский МЗ
окатыши - 2,03,
концентрат - 4,159
System
Capital Management
Ингулецкий ГОК
концентрат
ММК им. Ильича, Алчевский МК, «Запорожсталь»
концентрат - 13,728
Смарт-групп (Россия)
РУ «Сухая Балка»
аглоруда
ММК им. Ильича
аглоруда - 3,155
Солайм (связана с группой «Приват»)
Южный ГОК
агломерат,
концентрат
ДМЗ им. Петровского,
Макеевский МК, Донецкий МЗ
агломерат - 3,368
Металлотехника (связана с группой «Приват»)
Криворожский железорудный комбинат
аглоруда
Алчевский МК,
ММК им. Ильича,
ДМК им. Дзержинского, «Азовсталь»
аглоруда - 6,312
Солайм (связана с группой «Приват»)
Запорожский железорудный комбинат
руда
«Запорожсталь»
руда - 3, 874
Группа
«Запорожстали»
Полтавский ГОК
окатыши
ДМЗ им. Петровского,
«Азовсталь», «Запорожсталь»
окатыши - 7,022
Группа «Финансы
и Кредит»
Новокриворожский ГОК
агломерат
«Криворожсталь»
агломерат - 9,731
«Криворожсталь»

* Для ЦГОКа, СевГОКа и ЮГОКа указано суммарное производство концентрата, с учетом использованного для производства окатышей и агломерата

По данным из открытых источников


Вопрос времени

В первой половине 90-х падение производства на металлургических заводах лишило ГОКи большей части сбыта, а использование бартерных схем привело к накоплению задолженности обогатительных комбинатов. Позже на смену проблемам начала переходного периода пришли корпоративные конфликты. Новые собственники горнорудной и металлургической отраслей очутились по разные стороны баррикад. А то, что горнорудная отрасль формально оставалась государственной, стимулировало управляющие ГОКами структуры к использованию посреднических схем для перераспределения прибыли от государства к частникам.

Возможно, отправным моментом для развития отрасли станет худо-бедно, но все же завершившаяся приватизация «Укррудпрома». Но в любом случае, успешным в первоначальном накоплении и приватизационных перипетиях украинским ФПГ на мировых рынках придется столкнуться с совершенно иными коллизиями. Это и невозможность задействовать привычные лоббистские ресурсы, и рост тарифов на перевозку грузов — как в мире, так и внутри Украины, и даже угроза скорого прекращения стального бума, в результате чего цены на руду снова могут откатиться к позапрошлогоднему уровню. Времени для того, чтобы научиться не только покупать и производить, но и строить планы и проводить инвестиции с горизонтом окупаемости в пятилетку, осталось не так уж много.

Контракты №42 / 2004


Вы здесь:
вверх