логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Люди против компьютеров Алексей РОСОВЕЦКИЙ - «Контракты» №44 Ноябрь 2004г.

В 95% случаев автоматизация выводит бизнес-процессы на качественно новый уровень, в 5% — может с успехом развалить предприятие.


Автоматизировать бизнес-процессы стало модно. Отчасти потому, что автоматизированному учету поддается все то, что подчиняется экономическим закономерностям: скажем, зависимость объема теневых продаж предприятия от поведения потребителей. Отчасти — поскольку, автоматизировав процессы, с трудом поддающиеся формальному осмыслению (к примеру, бухгалтерское и налоговое начисления амортизации основных фондов), можно существенно облегчить работу сотрудников.

Предложение на отечественном рынке программных продуктов позволяет автоматизировать работы, выполняемые как отдельными отделами, так и производственным комплексом. Руководитель департамента продаж корпорации «Галактика» Андрей Фомичев убежден, что, если предприятие занимается более чем одним видом деятельности, то автоматизация экономически оправдана. Например, в случае с торговой компанией она сводит к минимуму количество отказов потенциальным покупателям из-за отсутствия продукта, конкретизирует сроки поставок, определяет объемы запасов, непроданных остатков и т. д.

С мнением эксперта сложно не согласиться — теоретически, автоматизация позволяет на основе достоверной информации оперативно управлять и корректировать производственные процессы. На практике польза от автоматизации ощутима лишь при условии, что автоматизатору удается преодолеть влияние человеческого фактора. В том, что производственный процесс зависит, как бы там ни было, от людей, а не компьютерных технологий несложно убедиться, если вспомнить, с каким рвением в XIX веке луддиты устраивали фабричные саботажи.

Не уверен — не внедряй

По данным специализированного журнала «Логинфо», неудачная автоматизация предприятия составляет лишь 5% от общего числа внедрений. Среди причин провалов — недостаточное финансирование проектов (2% автоматизаторов оказались не готовыми к тому, что усовершенствованное рабочее место обойдется не дешевле, чем в $1000) и низкая квалификация кадров (с этим столкнулись 4% проваливших автоматизацию работодателей). Третья (по нарастающей — 5%) причина неудачных внедрений связана с тем, что программный продукт, по тем или иным причинам, не учитывал специфики бизнес-процессов организации.

Фактор нестабильности законодательства оказался пагубным в 6% провальных внедрений: далеко не все специализированные компании в состоянии обеспечить клиентам обещанное обновление законодательной базы, к примеру, шести государств (Украины, России, Беларуси, Казахстана, Узбекистана и Молдовы). Хаотичные бизнес-процессы — в 14% неудач.

Впрочем, зачастую, горе-автоматизаторы могут пенять исключительно на себя: в 12% случаев внедрения провалились из-за неготовности предприятий к организационным изменениям, в 17% — по причине отсутствия четко осознанных и сформулированных целей автоматизации (таковыми являются — оптимизация системы поставок, учет объема продаж и т. п.). Это может показаться странным, но топ-причиной (40% случаев) провальных внедрений является... недостаточное внимание к автоматизации со стороны руководства. Засим нельзя не заметить, что автоматизация и автоматическое внедрение — это, как говорят одесские технологи-консультанты, две большие разницы.

Директор компании «Бизнес-Эксперт» Алла Порятуй обратила внимание, что предприятие, начиная автоматизацию, должно быть готово к структурным изменениям, переосмыслению организации бизнеса и принципов бизнес-процессов, переоценке функций персонала и прочим преобразованиям. А опрос автоматизировавших свою работу предприятий, проведенный Контрактами, показал, что в большинстве случаев камнем проектного преткновения является персонал (как правило — менеджеры среднего звена).

Фактор страха

По мнению директора корпорации «Галактика» Александра Даценко, сотрудники компании боятся перемен, сокращений и фискализации деятельности. Эксперт уверен, что боязни прозрачности бизнес-процессов подвержены как рядовые сотрудники организации, так и должностные лица: контроль над ними составляет десятую часть автоматизированной системы операционного контроля. Напомним также, что большинство технологий предусматривают жесткую персонификацию ответственности — документы помечаются дескриптором пользователя (аналогом электронной подписи) и фиксируются в журнале операций.

Несмотря на то, что автоматизация дает возможность выявить результаты работы каждого наемного работника, публичности бизнес-процессов опасаются, отнюдь не ленивые сотрудники. Руководитель предприятия, пожелавший остаться неназванным, рассказал Контрактам о том, как после автоматизационного внедрения ему пришлось уволить двух ценных сотрудников — начальника производственного участка и менеджера по продажам. Выяснилось, что они паразитировали на мощностях компании, занимающейся производством полимерных труб. Схема паразитирования проста: друзья уволившихся сотрудников учредили посредническую фирму, которой эти два кадра, согласовав работу подразделений без автоматизации, по себестоимости сбывали продукцию вне очереди (спрос на полимерные трубы превышал предложение). Выручку от торговой наценки делили пополам до тех пор, пока не попытались вступить в сговор с системным администратором (остаться незамеченными при компьютерном учете практически невозможно), оказавшимся человеком порядочным.

Понятно, что убедить сотрудников-паразитов в преимуществах автоматизации практически невозможно — проще их уволить. А вот к тому, что они попытаются взломать систему или подкупить администратора лучше готовиться заранее. Первый вариант, по словам Аллы Порятуй, трудно реализуем. Эксперт утверждает, что «корректировка отчетов невозможна, поскольку в профессиональных программных продуктах они формируются автоматически, на основании первичных документов». «Исправить ошибку можно лишь в электронном документе, где она была допущена, но не в отчете. Корректировка отчетности может произойти исключительно по вине разработчиков программы, чего быть не должно», — подчеркивает Порятуй. В общем, ни украсть, ни отлынить.

Трудности перевода

Ключевой фигурой внедрения является менеджер проекта. Преодолев все круги автоматизации, проджект-менеджер становится незаменимым системным администратором. Согласно исследованиям независимой компании Gartner Institute, требования к менеджеру проекта должны быть предельно высокими: образование, опыт бизнес-деятельности и работы с программным продуктом, способность оперативно принимать решения, управленческие навыки, гибкость и (sic!) умение нравиться окружающим. От менеджера проекта требуется не просто провести автоматизацию, но и довести ее преимущества до максимально возможного числа сотрудников организации.

«Командная работа крайне важна», — говорит директор консультационно-внедренческой фирмы «Инталев-Украина» Борис Старинский, советуя привлекать в проектную группу ключевых специалистов ведущих отделов. По его словам, главная задача проектной группы — поддержка команды внешних консультантов при внедрении. Причем состав группы поддержки, по мнению Старинского, должен оставаться стабильным до окончания внедрения. Эксперт убежден, что «туннельное видение» (когда внешние консультанты работают с лояльными к ним сотрудниками) неизбежно приводит к возникновению информационных прорех.

Еще один вариант внедрения (так называемый — пилотный) предполагает установку, выявление и устранение дефектов, словом, обкатку программного продукта на определенном подразделении компании с последующей экстраполяцией на другие отделы. По словам экспертов, поэтапное внедрение не только обнажает «болевые точки» проекта, но и снижает финансовую нагрузку на предприятие. Сроки комплексного внедрения, в зависимости от его сложности, колеблются, в среднем, от 2 до 14 месяцев.

Дисциплина и пряники

Между тем грамотное внедрение проекта само по себе не гарантирует лояльности персонала. Исполнительный директор компании «ПроФИКС» Евгений Кочкин утверждает, что выбор, навязываемый сверху, всегда встречает серьезное сопротивление снизу. Об этом следует помнить, поскольку полноценная автоматизация невозможна без повышения производственной дисциплины сотрудников.

Персонал, по словам специалистов, следует привлекать не только к установке, но и к выбору программного продукта. А умелое использование методов нематериальной (подробнее — Контракты, № 41) и материальной мотивации позволит создать благоприятную для внедрения атмосферу. «Необходимо довести до каждого конкретного менеджера удобства и возможности системы», — отмечает Фомичев, подсчитавший, что грамотный программный пользователь способен, при прочих равных условиях, повысить свою производительность на 20%.

Нивелировать влияние человеческого фактора можно, заранее объявив, что после автоматизации никто не будет уволен, а честнее — повысив квалификацию сотрудников посредством тренингов и деловых игр. Впрочем, расположить персонал к автоматизации, по определению, сложно. Поэтому, по словам Аллы Порятуй, формальное руководство проектным внедрением должны осуществлять первые лица компании. Это позволит в кратчайшие сроки довести неизбежность перемен до сведения сотрудников всех уровней.


Мнения автоматизаторов

Нина МИХАЙЛИК, заместитель гендиректора ООО «Севморсудоремонт»:

— Наше производство — несерийное, горизонт планирования работ — от двух недель до месяца, поэтому основной трудностью внедрения стала адаптация программы к постоянно меняющейся производственной структуре. Для этого производителям потребовалось полгода. Автоматизация изменила структуру управления предприятием, способствовала перераспределению ответственности. Что же касается мотивации персонала, то мы стимулировали лояльность к переменам материальными поощрениями. Кстати, интересное наблюдение — молодым специалистам было сложнее приспособиться к новым методам работы, чем опытным сотрудникам.

Оксана МАРЧУК, финансовый аналитик ОАО «Молочник»:

— Людям, с одной стороны, было тяжело переучиваться, а с другой — интересно осваивать что-то новое. Мы мотивировали персонал результатом. К примеру, главный бухгалтер, ярая противница автоматизации, изменила свое отношение к внедрению, увидев, что работать стало намного удобнее.

Олег МИХАЙЛИК, начальник отдела ИТО ЗАО «Винницабытхим»:

— Автоматизация на нашем предприятии все еще продолжается, но уже сейчас можно заключить, что главное препятствие процесса — человеческий фактор. Рядовому работнику сложно менять привычную методику работы, он, в отличие от руководства, плохо понимает задачи внедрения. Тяжелее всего сейчас бухгалтерии, которая, работая по старинке, обучается новой программе. Мотивировать персонал приходится «кнутом и пряником», то есть — давлением со стороны руководства и лояльностью IT-подразделения.


Вехи автоматизации

1708 год

Стараниями Петра I на территории нынешнего СНГ создается первый расточный станок с водяным приводом. Рабочие ропщут, а станок через два века обретет программное управление.

XIX век

Западноевропейские страны захлестнул луддизм. Рабочие ломают машины, фабричное производство тормозится, государства пытаются подавить выступления пролетариата, инициируя введение смертной казни за поломку оборудования.

1914 год

Генри Форд разрабатывает модель серийного производства, апофеозом которой становится заводской конвейер. Объемы производства возрастают вдвое, а число рабочих мест сокращается на 15%. Форд сетует на невозможность полной замены рабочих автоматами.

1952 год

Компьютер Univac-I прогнозирует победу кандидата от республиканской партии Дуайта Эйзенхауэра на президентских выборах в США. Последователи Нострадамуса кусают локти.

1954 год

Группа американских программистов приступает к созданию первой ERP-системы, внедренной на заводе General electric в Луисвилле (штат Кентукки).

1959 год

В США создают первые образцы роботов, через восемь лет их завезут в Японию. Сейчас потомки Аматерасу — лидеры в сфере промышленной роботехники, — годовой объем продаж японских роботов превышает $8 млрд.

1974 год

В СССР выпускают первых промышленных роботов. Песня «We are the robots» становится гвоздем дискотек, а юноша по фамилии Гейтс создает компанию Microsoft.

1988-1991 годы

Первые попытки компьютерной автоматизации советских предприятий. Программное решение — легендарный Norton Commander и Lexicon.

1994-1998 годы

Массовый переход на Windows и активное внедрение локальных сетей. Internet-глобализация, первые компьютерные эпидемии.

2000 год

Проблема-2000. Прогнозы о бунте машин оказываются ошибочными. Число пользователей Internet в Украине достигает 2% от общего числа граждан.

Контракты №44 / 2004


Вы здесь:
вверх