логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Чемодан — вокзал — зона Сергей ГРИЦЕНКО - «Контракты» №45 Ноябрь 2004г.

Глобальная борьба с терроризмом губит дешевые схемы налоговой оптимизации. Желающие сэкономить на налогах, особенно в период политической неопределенности, ищут новые пути сохранения своих денег.


Война офшорам!

После событий 11 сентября 2001 г. всеобщая ненависть к террористам заставила ведущие мировые державы пересмотреть свое отношение к разного рода схемам, скрывающим происхождение денег или их реальных владельцев. В результате, многие сравнительно дешевые схемы налоговой оптимизации, например, офшорные зоны, стали не только неэффективными, но и опасными для тех, кто их применяет.

Прежде всего, это касается американских компаний типа LLC (Limited Liability Companies). Стоимость регистрации бизнес-структуры такого типа с начала 90-х упала в четыре раза (с $4,5 тыс. до $800-1000), что спровоцировало резкое увеличение их количества и, естественно, привлекло внимание финансовых органов США. Свою лепту внесло и то, что большинство владельцев таких компаний не становились на налоговый учет. «Америка — не Украина. Там смотрят по сути, а не по формальным признакам», — пояснил ситуацию Эрез Магарал, президент фирмы Meridian Companies House, занимающейся налоговым планированием.

12 октября 2004 г. банки Calyon (бывший Credit Lyonnais) и Union Bank of California письменно уведомили свои латвийские банки-корреспонденты о прекращении расчетов в долларах по американским компаниям типа LLC. Указанные банки не будут больше принимать платежи как в пользу таких компаний, так и от их имени. Критерием для определения «плохой» LLC служит наличие в учредителях (Members) иностранных компаний или граждан. Ключевым словом здесь является такое определение компании как SHELL — т. е. пустой, фиктивной, по смыслу антитеррористического законодательства США.

Почти одновременно с уведомлением, на таможне в Беларуси был конфискован товар, направленный от 3-х разных компаний типа LLC в пользу белорусского резидента.

По сути оба эти события — звенья одной цепи. Американские контролирующие службы уже поняли нелепость ситуации, когда США оказались главным поставщиком офшорных структур на рынок СНГ и Балтии, и начали давление на банки — самый чувствительный элемент схемы.

Учитывая, что LLC — одна из основных корпоративных форм, используемых бизнесменами стран СНГ для так называемого налогового планирования, подобные решения ставят большой жирный крест на сотнях тысяч ежедневно совершаемых через латвийские банки сделок. Чтобы оценить масштабы возможной драмы достаточно сказать, что общее количество счетов в латвийских банках, открытых на американские LLC с нерезидентной структурой, составляет около 30 тысяч. Пока письма пришли только из двух банков — остальные продолжают исправно проводить платежи. Но вряд ли стоит надеяться на то, что США остановятся на достигнутом. Как известно, американские LLC, зарегистрированные на нерезидентов, не являются субъектом налогообложения в США, поэтому их легко исключить из списка легитимных компаний и объявить пособниками терроризма, без ущерба для экономики Штатов.

Украинские реалии

В Украине, которую с завидной регулярностью обвиняют в коррумпированности власти и пособничестве в отмывании денег (последний раз — 14 октября в докладе Мирового экономического форума в Женеве), тоже наблюдается ужесточение валютного законодательства в отношении перевода денег за рубеж. Чтобы снова не попасть в «черный список» FATF, власти усиливают давление на бизнес со стороны контролирующих органов: Госфинмониторинга, ГНАУ и НБУ. Единая информационная база данных позволяет Госфинмониторингу соспоставлять информацию о подозрительных операциях с информацией из баз данных 17 министерств и ведомств и делать необходимые выводы. Ежедневно этот контролирующий орган обрабатывает до трех тысяч сообщений (98% из них подают банки). А недавнее заявление Арсения Яценюка, и. о. главы НБУ (кстати, сделанное тоже 12 октября. — Ред.) о подозрении нескольких украинских банков «в незаконных операциях с валютой» — лишнее подтверждение того, что у нас тоже всерьез взялись за «налоговых оптимизаторов».

Однако под раздачу могут попасть и вполне законопослушные компании. К примеру, по словам Алексея Фещенко, начальника аналитического управления Госфинмониторинга, особое внимание сейчас обращается на вывоз капитала под видом возврата инвестиций. Когда инвестиции существуют лишь на бумаге или совершается заведомо убыточная сделка с акциями предприятия с иностранными инвестициями (чтобы не платить налог на прибыль). Но в результате этой борьбы страдают и настоящие инвесторы (см. стр. 32-33).

Новые реалии

Естественно, что любая структура, имеющая возможность минимизировать налогообложение, будет это делать. Поэтому вполне естественно, что в изменившихся условиях меняются и схемы налогового планирования.

Некоторые эксперты сходятся во мнении, что главное сегодня в построении налоговой схемы — отсутствие признаков офшорности, т. е. использование легальных компаний, зарегистрированных в странах из «белого списка», но пользующихся льготами местного законодательства. Для этого нужно, чтобы компании получали доходы за пределами страны, в которой они зарегистрированы. Важно также, чтобы эти компании существовали реально, а не на бумаге (подавали отчеты, имели свой офис и т. д. и т. п.). Сейчас представителям контролирующих органов уже не составляет труда отправиться на какой-нибудь экзотический остров и убедиться в «наличии отсутствия» виртуального банка-оболочки или любой другой компании. В свое время руководство налоговой милиции по делу банка «Славянский» уже убедилось, что на 22 кв. км тихоокеанского острова Науру нет ни одного настоящего банка.

Конечно, более надежные схемы требуют больших трат на свое содержание. Поэтому каждому придется теперь выбирать, что ему важнее: дешево и рисковано или дороже, но надежнее. К тому же цена схемы зависит от цели, для которой она создается (см. Рекомендации). В основном владелец низконалоговых компаний старается сэкономить на налогах при совершении торговых сделок или создать надежное место хранения для своих капиталов. Однако, как справедливо заметил Анатолий Иванов, представитель Sampo Bank (Эстония), пришла пора менять психологию. И при помощи низконалоговых предприятий аккумулировать «белую» прибыль для дальнейшего легального ее инвестирования.

Подарок для экономных

Сейчас наряду с классическими офшорами (Белиз, Виргинские Британские острова) наиболее привлекательной юрисдикцией для бизнесменов СНГ и Балтии может быть Англия. По легальным параметрам использования и цене альтернативой американским LLC могут служить английские LLP (Limited Liability Partnership) — компании, впервые появившиеся в Англии в апреле 2001 года. LLP сочетает в себе большинство функций обычной компании с ограниченной ответственностью и, одновременно, партнерства. LLP не облагается корпоративным налогом. Налог на прибыль уплачивают непосредственно учредители, зарегистрированные, как правило, в безналоговых юрисдикциях. Компания с двумя учредителями-нерезидентами, которая не ведет деятельность в Англии, является нерезидентом Англии и не должна подавать налоговый отчет. Несомненным преимуществом является тот факт, что компания имеет «английское» лицо. Компании LLP могут быть использованы как замена американских LLC во всех имеющихся вариантах торговых и холдинговых схем. Такие предприятия удобнее всего использовать в схемах, не требующих постановки на налоговый учет (в Англии) или открытия счета в Украине. В то же время, LLР не эффективны для открытия представительств, СП, участия в тендерах и прочее.

Для владения (авторскими правами, акциями и пр.) или организации представительств и СП сейчас актуально использовать обычные английские компании с ограниченной ответственностью PLC (Private Limited Company) в спящем режиме (в налоговые органы подается пустой отчет). PLC, разумеется, в Англии являются резидентами. Наличие справки о налоговой резидентности, возможность воспользоваться договорами об избежании двойного налогообложения, а также низкая стоимость содержания (около $2-3 тыс.) — преимущества такой формы организации компании.

Правда, на практике мало кто соблюдает режим «спящей компании». Как правило, фирма используется в обычной торговой схеме, а в Англию подается липовый «спящий» отчет. Если предприятие ведет активную деятельность в СНГ и странах Балтии, велика вероятность, что местная налоговая сравнит объем реальной деятельности с нулевым отчетом для английской налоговой. И на этом основании потребует уплаты налога на прибыль по месту деятельности.

Дорогое удовольствие

Чтобы избежать подобных неприятностей, для торговых операций некоторые специалисты рекомендуют использовать PLC в «агентской схеме», которая заключается в том, что английская компания действует от своего имени, но по поручению и за деньги офшорной компании. Расчеты производятся через счет английской компании, но ее доходом является лишь сумма агентского (комиссионного) вознаграждения (как правило, 5% от валового дохода офшорной компании).

Важно, чтобы на английскую компанию действительно перечислялась лишь ее комиссия, а основной торговый оборот шел через офшор. В таком случае корпоративный налог (20 или 30% в зависимости от оборота) для такой английской резидентной компании реально составит 0,5% или 1,5% от прибыли с торговой операции. При этом у нее отсутствуют признаки офшорности.

Впрочем, «агентская схема» также не безупречна. Англия уже начала бороться с выводом капиталов в офшоры и то, что 15 лет назад было отличным know how, сегодня с трудом может использоваться без опасения признания всего дохода налогооблагаемым в Англии. Кроме того, использование резидентной компании требует значительных затрат (от $4 до 6 тыс. в месяц без учета налогов).

С той же целью (торговые операции) специалисты советуют использовать эстонские или латвийские резидентные компании. Офшорная компания может организовать в Эстонии Товарищество с ограниченной ответственностью и АО (около EUR3 тыс. и EUR30 тыс. уставного капитала). В Латвии — это ООО, существующее легально, собственники которого не несут личной ответственности по его долгам и обязательствам. Основной прямой налог — 15% от разницы между доходом и расходом компании. НДС — 18% на большинство товаров и услуг. Недостатком таких компаний является высокая стоимость регистрации и содержания, а также необходимость ведения бухучета с ежемесячной подачей отчетности.

Еще дороже использование швейцарских компаний типа AG (по нашему АО) — от $36 тыс. в год. Швейцария не является офшором, однако, если компания не ведет деятельности внутри страны, не имеет резидентного офиса и не нанимает сотрудников, то она не платит кантональный и муниципальный корпоративный налоги, а платит лишь федеральный налог на прибыль 8,5% и налог на собственный капитал. Такие компании выгодны лишь для торговых операций с крупными оборотами, т. к. высокий налог на распределение дивидендов (35%) делает бессмысленным перераспределение прибыли через такую фирму. Зато в качестве «дополнительной опции» можно получить инструкцию «Как вести себя при аресте в Цюрихском аэропорту». Или, скажем, организовать хранение всей информации с офисных компьютеров в режиме он-лайн на сервере в специальном бункере в Альпах (что особенно актуально для наших реалий, когда налоговики изымают компьютеры в офисе).

Для владения (патентами, авторскими правами и т. п.) удобнее люксембургские холдинги, хотя это для тех, кому вопрос престижа дороже денег. Известен пример приватизации крупного промышленного предприятия в Средней Азии с использованием швейцарской компании, учредившей через люксембургский холдинг паевой инвестиционный фонд ($100 млн), который принимал непосредственное участие в покупке завода.

Nota bene

Можно ли говорить о наступлении новой эры офшорного планирования? Вероятнее всего, нет. Возможно, нынешняя борьба с офшорами заставит задуматься часть бизнесменов и консультантов. Однако общая культура и динамика бизнеса будут еще долгое время требовать быстрых, недорогих, сиюминутных решений, наподобие LLC.

Рекомендации по использованию компаний различных юрисдикций

 
Торговля
Инвестиции, владение активами
Эконом-класс Классический офшор - Белиз, Британские Виргинские острова и так далее
LLP с двумя офшорными партнерами + виртуальный офис
Английская резидентная компания
в спящем или малоактивном режиме
Бизнес-класс Агентская схема, основанная на английской, латвийской или эстонской компании
Кипр, Гонконг, Швейцария
Кипр
Люксембург

При подготовке статьи были использованы материалы компании по налоговому планированию Meridian Companies House.

Контракты №45 / 2004


Вы здесь:
вверх