логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Брокер-экспортер Беседовал Вячеслав ДАРПИНЯНЦ - «Контракты» №45 Ноябрь 2004г.

Леонид Козаченко может потерять очередную топ-должность


После того как в марте 2003-го Генпрокуратура задержала Леонида Козаченко, инкриминировав ему злоупотребление властью и нанесение вреда государству и отдельным лицам на сумму 1,5 млрд грн, имя экс-вице-премьера в периодической прессе почти не упоминалось. Сейчас у президента Украинской фьючерсной биржи Леонида Козаченко есть все шансы «восстать из пепла». Информационный повод — с 1 января 2005 года, утверждает Козаченко, большинство агропромышленных бирж Украины прекратят свое существование.

Чем сложнее управлять — колхозом, частным предприятием или министерством?

— Если говорить о чисто менеджерских функциях, то проще всего было работать в колхозе, управление которым сводилось к мобилизации рабочей силы на выполнение определенных технологических задач. Конечно, успешность выполнения этих задач зависела от финансовых, материальных и других ресурсов, которые спускали свыше и за которые время от времени приходилось воевать. Впрочем, процесс управления колхозом был весьма примитивным: существовала программа — сколько, как, что и когда следует производить, по какой цене продавать и тому подобное. В процессе управления частным предприятием приходилось учиться принимать правильные бизнес-решения при конкретных обстоятельствах. Управляя министерством — доказывать чиновникам, что хозяйственная деятельность не является основной функцией государства.

В Украине сложилась ситуация, при которой министр сельского хозяйства, с одной стороны, не вынужден, как раньше, с пяти утра объезжать фермы, проверяя, например, рацион питание скота и технологию доения. С другой — борьба бывших колхозов за бюджетные ресурсы, вмешательство в процесс ценообразования и контроль над движением продукции со стороны местных администраций не позволяют говорить о том, что государству удалось создать нормальные условия для развития сельского хозяйства.

В стране работают более 50 агропромышленных бирж. Какие операции обеспечивают их жизнеспособность в условиях, когда большинство производителей не знают, например, что такое опционы?

— Большинство руководителей современных сельскохозяйственных предприятий (бывших колхозов) продолжают работать по принципу «государство решит — мы продадим». И это большая проблема, без решения которой эффективное функционирование товарных бирж невозможно. В то же время в Украине есть немало предпринимателей (преимущественно молодые люди), привыкших рассчитывать только на собственные силы, не ожидая, пока им ко рту поднесут ложку меда. И они должны быть уверены, что ни ветер, ни дождь, ни град, ни мороз не уничтожат посевы; что на мировом рынке не произойдут катаклизмы, способные привести к неожиданному падению цены; что какой-то чиновник не запретит вывозить, например, зерно за пределы района, области или страны. Ценовые и политические риски можно учесть во фьючерсном контракте.

Это в США, где биржи гарантируют выполнение фьючерсных соглашений. А какие основные источники прибыли украинских агропромышленных бирж?

— Идеальная биржа — это элемент рыночной инфраструктуры, делающий, во-первых, невозможным административный диктат цен. Во-вторых, это механизм согласовывания спроса с предложением, гарантирующий выполнение определенного контракта. В Украине треть контрактов, заключаемых на биржах, не выполняются. Однако главная проблема отечественных бирж, которые по большей части выполняют функции посреднических структур, заключается не в этом. Например, до сих пор нет ответа на, казалось бы, простой вопрос: «Почему на биржах нужно регистрировать экспортные контракты?».

Наверное, заинтересованные стороны платят за регистрацию контрактов комиссионные.

— Это с одной стороны, а с другой — реалии таковы, что каждый следующий губернатор, как правило, либо меняет руководство региональной биржи, либо создает собственную. Соответственно, украинские карманные биржи не обеспечивают ни свободного товарооборота, ни свободного ценообразования. Откровенно говоря, регистрация биржевых контрактов в Украине граничит с коррупцией. Кстати, один из последних президентских указов предусматривает создание единой специализированной государственной биржи, а законодательно созданы такие условия, что все другие биржи будут вынуждены с 1 января 2005 года свернуть свою деятельность. Регистрация экспортных контрактов будет сосредоточена в одних руках, и это выглядит странно, поскольку невозможно контролировать экспортные цены лучше, чем при помощи таможни.

Что ощущает топ-менеджер за решеткой?

— В нашем государстве не только я, но и кто угодно может попасть за решетку. Быть в стороне от этой проблемы — значит потакать беззаконию. Поэтому хоть мне и тяжело говорить на эту тему, но я кое-что расскажу. Моим сокамерником был спортсмен — член украинской сборной по пляжному футболу, который имел собственный бизнес. Двадцатишестилетнего парня отправили в тюрьму конкуренты, и он даже не знал причины своего заключения. В камере невозможно было свободно сделать даже три-четыре шага. Молодой бизнесмен был настолько подавлен, что угасал с каждым днем. Я посоветовал ему делать физические упражнения (приседать и отжиматься от пола), заметив, что только таким образом можно не сломаться. Парень, который сначала мог присесть на правой ноге 20 раз, через месяц делал 50 приседаний, а гнетущее ощущение несправедливости в его сознании уступило место желанию выжить и победить.

Бизнесменам, которых бросили за решетку только из-за того, что они умнее, успешнее и лучше конкурентов, могу посоветовать не зацикливаться на своем положении и действиях правоохранителей, а нагружать себя физически и бороться. Я убежден, что сила — в правде. Не верить в это — все равно, что проиграть.

Дела по бывшим вице-премьерам просто так не заводят. У вас, наверное, немало врагов?

— Впервые во времена независимости Украины Генпрокуратура официально извинилась за свои действия, таким образом признав факт фальсификации дела против меня. Я знаю всех своих врагов персонально, но трудно определить, кто больше, а кто меньше был причастен к фабрикации делая. Понимаете, люди, которые занимаются формированием аграрной политики государства, ощущают безумное давление со стороны молодых политиков и бизнесменов. Мое заключение напрямую связано с инертностью властной системы, очень мало представителей которой осознают, что административное вмешательство в хозяйственную деятельность и карманные бюджетные дотации — путь в никуда. Это касается, кстати, не только АПК.

Я не герой, но попасть за решетку было сложнее потому, что произошло это через три месяца после того, как Украина восстановила свой имидж «европейской житницы», вышла на пятое место в мире по экспорту зерновых и меня с сорока молодыми зернотрейдерами приветствовали аплодисментами на конференции в Бразилии. Я тогда только попросил перевернуть украинское знамя, которое висело на трибуне вверх ногами... А через три месяца оказался в тюрьме. Остальные члены делегации, не имея возможности нормально работать в Украине, начали вывозить честно заработанные капиталы в Россию и другие страны. Так я потерял часть своих единомышленников, а Украина — часть прогрессивной молодой бизнес-элиты.

Знаете, я долго думал над тем, как можно было избежать заключения. Возможно, мне не хватило мудрости, возможно, не почувствовал ситуацию, не предпринял контрмеры... Однако что можно сделать против системы, которая не удовлетворена твоей деятельностью? Наверное, самой большой моей ошибкой было то, что я не сформировал вокруг себя сильное окружение, способное дать по зубам.

Каким образом вы подбирали людей в свою команду?

— Когда я руководил предпринимательскими структурами, то подбирал кадры самостоятельно: ежегодно за три-четыре месяца до завершения обучения в профильных высших учебных заведениях просил ректоров предоставить мне списки лучших студентов (обязательное требование — владение иностранными языками). После этого лично проводил встречи с кандидатами на вакансии. Мы общались на разные темы, я смотрел людям в глаза и приглашал тех, кто горел желанием работать. Больше всего мне импонировали бывшие спортсмены, ведь систематические занятия спортом — это индикатор того, может ли человек поддерживать себя в тонусе независимо от погоды и неприятностей.

Что касается ближайшего окружения, вынужден сказать, что обезопасить себя от измены практически невозможно. На мой взгляд, топ-менеджер должен доверять своим подчиненным (естественно, не забывая их проверять), но главное — он должен быть готов на самопожертвование ради дела, готов идти до конца. Среда, в которой мы находимся, не прощает ошибок. За первые роли в бизнесе и политике следует бороться. И это не простое дело, это состояние, в котором ты не ощущаешь течения времени, которое становится для тебя абсолютной ценностью.

Сколько стоит ваше имя на рынке?

— На политической бирже ни мое имя, ни мой автограф никогда не продавались за деньги. Что касается бизнеса, то мой имидж тяжело измерить деньгами. У меня много друзей во всех уголках мира. И признание меня как квалифицированного специалиста является самым большим моим приобретением. Достаточно сказать, что когда меня арестовали, 30 американских сенаторов подписали письмо с просьбой рассмотреть дело объективно. Думаю, что фамилия «Козаченко» будет ликвидна, минимум, еще лет десять.


Досье

Козаченко Леонид Петрович. Президент товарной биржи «Украинская фьючерсная биржа», член Аграрной партии Украины, вице-президент УСПП. Родился 14.05.1955 г. в с. Веприк Фастовского района Киевской области. 1977 г. — закончил Украинскую сельскохозяйственную академию. 1977-1978 гг. — заведующий центральной мастерской совхоза Кожанский; 1979-1983 гг. — главный инженер совхоза «Большевик»; 1983-1986 гг. — председатель правления колхоза с. Пилиповка Фастовского р-на. С 1991 г. — гендиректор АО «Украгробизнес», с 2001 г. — директор ООО «Агроленд». С июня 2001 г. по ноябрь 2002 г. — вице-премьер-министр Украины по вопросам АПК. Владеет английским языком. Увлечения: теннис, горные и водные лыжи, плавание.

Контракты №45 / 2004


Вы здесь:
вверх