логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
«Наша функция — ловить, функция банков — чтобы мы не поймали» Наталья ЗАДЕРЕЙ - «Контракты» №46 Ноябрь 2004г.

О том, какое применение резервам в октябре нашел Нацбанк, рассказывает и. о. председателя правления НБУ Арсений Яценюк.


Нацбанк в октябре израсходовал на стабилизацию валютного рынка $1,4 млрд резервов. При этом население все равно не могло купить доллары. Как вы объясните это противоречие? Возможно, валюта пошла не по назначению?

— А как же, первый вариант — пошла на финансирование избирательной кампании, второй — олигархи в мешках вывезли свои деньги. Больное воображение может придумать множество вариантов. На самом деле все просто. $1,4 млрд — это общий объем продажи Национальным банком всей иностранной валюты. Золотовалютные резервы Нацбанка ни в коем случае нельзя путать с золотовалютными запасами, которые сейчас, например, создают Россия или Казахстан. Валютные резервы — это монетарный инструмент. Приходит доллар — Национальный банк под него эмитирует гривню. Когда ситуация меняется — Нацбанк гасит гривню на эмиссионных счетах и отдает субъектам рынка доллары. Резервы — это не национальное богатство государства, это монетарный инструмент. Они не могут использоваться ни на что другое, кроме поддержки платежного баланса и стабильности курса гривни.

Механизм продажи иностранной валюты одинаков в течение последних четырех лет. На торговую сессию приходит банк с заявкой, которую удовлетворяет либо рынок, либо Национальный банк. В октябре мы ввели наличную интервенцию, нацеленную на ускорение поступления наличной валюты в коммерческие банки. Порядок был тот же, что и при продаже безналичной валюты. Однако кое-кто думал, что Нацбанк хочет нагреть руки, т.е. определит несколько уполномоченных банков и будет сбрасывать им валюту. На самом деле к наличной валюте имели доступ все банки. Никого не обижали, никого не выделяли. Схема не сработала на том этапе, когда банки не поверили в четкость позиций центрального банка относительно неизменности валютно-курсовой политики. Они думали, что мы сорвемся, поэтому накупили валюты и держали в кассах. Именно на эту неделю и пришлась волна неудовлетворенного спроса. Когда банки увидели, что мы продаем валюту еженедельно, поняли, что что-то не так.

И как Нацбанк боролся с этими нарушениями? Могли ли деньги, задержанные в банках, быть направлены на «левые» потребности, в частности на кредитование?

— Мы закрыли 97 обменных пунктов. Для кредитования эти деньги банки не могли придержать. Наличность означает, что на корсчете ее нет, никто за нее не платит, в то же время касса огромная, а гривни нет. Именно из-за дефицита гривни банкам пришлось в конечном счете продавать валюту. Поэтому и наступил переломный момент. Буду неискренним, если стану утверждать, что на этом рынке не было злоупотреблений. Вообще не существует такого рынка, где нет злоупотреблений субъектов рынка. Функция НБУ — ловить, функция банков — сделать так, чтобы мы не поймали. Однако мы знаем нарушителей, наказываем и отлучаем от торговой сессии. Переходная экономика чрезвычайно уязвима, и применение экономических методов не будет эффективным, если не будет законной административной поддержки этих мер.

Впрочем, упомянутые $1,4 млрд никуда не делись. Перед выборами часть субъектов рынка поступила очень просто. Они, переживая за стабильность гривни, вывезли деньги за границу, используя правило 90 дней (предельный срок возвращения валютной выручки. — Прим. ред.), таким образом захеджировав свои риски. Т.е. эти деньги все равно через 90 дней вернутся в страну. Кроме того, валюта пошла в наличность. Народ купил доллары и сложил их в карманы. По нашим экспертным оценкам, на руках у населения находится как минимум $15 млрд.

Часть из этих $1,4 млрд, была переброшена на долларовые депозиты. Кроме того, немалое давление на наличный валютный рынок оказывал теневой сектор. Сравните объемы продаж импортной техники и объемы купленной иностранной валюты. Импортная техника поступает, в основном, так называемым серым импортом. Активизацию теневого сектора спровоцировало население, покупательная способность которого выросла. Население все еще мыслит понятиями 1993-1994 годов, которые состоят в том, что при наличии лишней гривни нужно приобрести три холодильника и два телевизора. Таким образом, за гривни население покупало импортную технику. В свою очередь импортная техника — «серая», а «серый» импорт провоцирует приобретение валюты, которая впоследствии вывозится за границу.

Контракты №46 / 2004


Вы здесь:
вверх