логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Кандидатская мифология.
Выбор избирателей — дело ума самих избирателей Вячеслав ДАРПИНЯНЦ - «Контракты» №46 Ноябрь 2004г.

Бабки во дворе считают, что победит Ющенко. «Нинка с Петькой ездили в воскресенье за грибами, встретили в лесу древнюю-древнюю старуху, а она им и говорит: мол, выберут Ющенко, но через два года президентом станет женщина, а вы всю ночь будете возить труп. Посмеялись Нинка с Петькой, насобирали грибов. Возвращаются домой, вдруг видят — женщина «голосует». Взяли они ее, а ей прямо в машине поплохело. Умерла! Всю ночь они ее возили».


Не берусь утверждать, является ли история, рассказанная взволнованной тещей моего сотрудника, очередной PR-технологией. Но образы кандидатов в президенты, созданные штабами Викторов, ориентированы приблизительно на ту же электоральную массу, что и рассказ «древней-древней старухи». И это уже серьезно, если не сказать — больно! Нет, мне, серьезно, больно за страну, выбор населения которой, по большому счету, определяет не конкуренция идеологий и конкретных предложений Ющенко и Януковича, а кастинг мифов о Ющенко и о Януковиче, и... фактор страха.

Мессия слова, миссия дела

Опрос, проведенный в августе-сентябре фондом Деминициативы и КМИС, показал, что 47% украинцев хотят видеть президента своей страны человечным и защищающим интересы простых граждан. Такими, собственно, мы и увидели кандидатов на пост главы государства. Ни Ющенко, ни Янукович не акцентировали внимание ни на своей политической последовательности (это в них хотели видеть лишь 16% респондентов), ни на профессионализме (только для 9% опрошенных сие является важным)... Викторы были близки к народу. Каждый по-своему.

Близость к народу Виктора Ющенко — беспрецедентна. Сейчас она охватывает сразу всех и никого конкретно, поскольку сам Ющенко отстранен от рычагов реальной власти и бюджетных ресурсов. Образ мессии закрепился за Виктором Андреевичем в апреле 2001 г., когда его ушли с поста премьер-министра, а он обещал вернуться. В попытке возвратиться на властный Олимп, Ющенко не раз взошел на Говерлу, пообщался с сотнями студентов и пенсионеров и сколотил показательно близкую к народу команду. Многие помнят о том, как Петр Порошенко и Евгений Червоненко плечом к плечу с рядовыми избирателями защищали бренд «Ющенко» в Донецке, Мукачево и, после первого тура выборов, около здания ЦИК в Киеве. Правда, для полной ясности нелишне уточнить, что тот же Порошенко не раз отчитывал лояльных к нему телевизионщиков за недостаточное освещение его действий «на баррикадах». Но это — мелочи. Ибо близость команды Ющенко к народу просто-таки физическая: в случае своей победы экс-премьер, обещает ни много ни мало — «сломать тенденцию сокращения численности населения».

Близкий к народу Виктор Янукович (за время премьерства не давший практически ни одного интервью) более прагматичен. Его предвыборная программа отличается от глобальной программы мессии чисто конкретностью. Янукович не рассказывает, за счет чего будут повышены зарплаты, пенсии, субсидии буквально всем категориям граждан (даже детям-сиротам, не достигшим электорального возраста). Премьер не боится инфляции и в стремлении «быть президентом зажиточных граждан» оптом скупает голоса избирателей, обещая заплатить еще больше. Достаточно сказать, что Янукович намерен уже в 2005 г. начать возвращение вкладчикам Сбербанка СССР их сбережений — в проекте бюджета на это выделено 6,5 млрд грн. Сколько будет стоить одна гривня в конце следующего года — в проекте бюджета не уточняется.

Мифологемы пантеона

До начала предвыборной кампании об отношении Виктора Ющенко к действующей власти можно было только догадываться. Граждане подозревали, что в глубине души человека, подписавшего в марте 2001-го (когда под стенами президентской Администрации арестовывали «противников режима») пресловутое «письмо трех», дремлет рьяный оппозиционер. И, что все его недомолвки и намеки — либо политическая осторожность, либо вынужденная политкорректность. Сейчас слова Виктора Андреевича звучат убедительно. Он смело говорит как о бандитской власти вообще, так и о фальсификации результатов голосования в частности. Ющенко убежден, что победил в первом туре, и публично заявляет, что победил бы с еще большим отрывом, если бы не «протоколы, о которых говорили Президенту несколько лет назад главы облгосадминистраций Виктор Янукович и Владимир Щербань: «По мажоритарному округу мы, Леонид Данилович, орангутанга можем сделать победителем на выборах».

Впрочем, миф о «борце с режимом» интересен не только и не столько тем, что в Ющенко проснулся непримиримый оппозиционер. Напомним, что с января 1993 г. по декабрь 1999-го Виктор Андреевич возглавлял НБУ и при нем, собственно говоря, был разворован АКБ «Украина» и прокручены золотовалютные резервы на Кипре. А с декабря 1999-го по апрель 2001-го Ющенко работал премьером, при котором набрала обороты денежная приватизация. С точки зрения избирателя, во стократ важнее как именно и в какие сроки мифический оппозиционер Ющенко разрушит «систему бандитской власти». И станут ли бизнесмены из его ближайшего окружения (прежде всего — Юлия Тимошенко, Петр Порошенко, Евгений Червоненко, Роман Безсмертный, Александр Зинченко, Давид Жвания) «отделять бизнес от власти», как это обещает Виктор Андреевич. К сожалению, ни в его программе, ни в многочисленных выступлениях об этом не сказано ни слова. Правда, Ющенко утверждает, что «мы доживем до того времени, когда украинская власть будет обращаться к своему народу ясно, коротко и очень просто — «дорогие украинцы».

Теперь о престолонаследии... Авторитетный российский политтехнолог Глеб Павловский справедливо заметил, что «тему страшного и ужасного преемника часто и напрасно ругают — все первые выборы во всех странах проходили путем передачи власти, поскольку группа, находящаяся у власти, не хотела быть уничтоженной вместе со своей концепцией...». Концептуальная особенность украинской политической системы заключается в том, что реальным преемником Леонида Кучмы, по определению, может быть только Леонид Кучма. А миф о кандидате от власти Викторе Януковиче во многом напоминает «черную легенду», раскрученную в XIII веке крестоносцами. Крестоносцы, чтобы вырваться из окружения, предали монголов, помогавших им вызволять Гроб Господен, и распространили слух, что монголы — хуже адских зверей.

Ни Леонид Кучма, ни Виктор Медведчук в окружение, естественно, не попадали. Однако даже во фракции «Регионы Украины» не сомневаются в том, что выдвижение единого кандидата от власти Виктора Януковича было чисто техническим. Цель — стимулировать представленных в парламенте бизнесменов к принятию изменений в Конституцию, существенно ужимающих президентские полномочия. По информации Контрактов, после фиаско политреформы многие выдвинувшие и поддержавшие премьера политики боятся полномочного президентства Януковича: слишком одиозен Виктор Федорович, и слишком известны методы работы донбасских бизнес-групп, заинтересованных в его выдвижении. Последние, нужно отдать должное, оказались умнее, чем монголы.

Будучи человеком дела, а не полновесным кандидатом от власти, премьер попытался снискать себе славу крепкого хозяйственника. В своей предвыборной программе Янукович обещает «построить социально ориентированную конкурентоспособную экономику, безопасную для жизни человека, задействовав для этого национальные механизмы самоорганизации и консолидации, наполнив реальным содержанием принципы свободы и справедливости». Понять, что подразумевается под «национальными механизмами самоорганизации» и «принципами справедливости», можно на примере приватизации Криворожстали — завод был продан Инвестиционно-металлургическому союзу (56,75% — СКМ, 43,25% — Интерпайп) за 4,26 млрд грн. А вот как крепкий хозяйственник будет «строить экономику» — загадка даже для ситуативных союзников Януковича.

Электоральный разлом

Впервые идеи «разорванной Украины» были обоснованы американским геополитиком Сэмюелем Хантингтоном. Не уверен, читал ли его нашумевшую работу «Столкновение цивилизаций» украинский премьер. Но в своей предвыборной программе Виктор Янукович сообщил избирателям: «Те, кто разрывает Украину на «западных» и «восточных», «искренних» и «искусственных» украинцев, ищет врагов внутри государства и поносит ее за границей, должны понять, что их время прошло».

Почему столь принципиальный тезис был оформлен именно в президентской программе, а не в специальном распоряжении премьера — вопрос к Януковичу. Мы лишь констатируем, что миф «расколотой Украины» слишком взрывоопасен, чтобы его раскручивать настолько топорно и цинично, как это делали штабы отдельных кандидатов, параллельно распуская слухи о «проамериканском» Ющенко и о «пророссийском» Януковиче.

Заметим к слову, что во времена премьерства «проамериканского» Ющенко российский АвтоВАЗ-Инвест приобрел Запорожский алюминиевый комбинат всего за $70 млн, а подконтрольный Российскому алюминию Украинский алюминий — купил Николаевский глиноземный завод. Тогда как «пророссийский» премьер Янукович не продал россиянам ни одного стратегически важного предприятия Украины. Северсталь и Евразхолдинг, претендующие на Криворожсталь, остались не при делах.

А вот почему в 1994-м во втором туре президентских выборов население восточных областей (56,75%) голосовало за Кучму, так же как сейчас поддерживает Януковича — действительно вопрос. Представитель Президента в парламенте Александр Задорожний заметил в интервью (с броским заголовком — «Янукович сам разрушает мифы о себе»), что Виктор Федорович «убедительно доказал, что умеет управлять крупнейшим в стране регионом». Не знаю как 86,74% населения Донецкой области, проголосовавшие за Януковича в первом туре, а донетчане, наблюдавшие как рядом с их домиками возводят особняки, и бизнесмены, знающие о донецких принципах управления не понаслышке, утверждают, что в регионе не столько любят Януковича, сколько боятся «националиста Ющенко».

Фактор страха

Перечень мифов, предложенных избирателям штабами Ющенко и Януковича, можно было бы продолжить. Написать, к примеру, о несправедливо осужденном «шестидесятнике» Викторе Федоровиче, или, скажем, о неизбежном переделе собственности в случае прихода к власти команды Виктора Андреевича. Однако, по большому счету, в этом нет особой необходимости. Ибо главный миф президентской кампании, как это ни парадоксально, не связан с основными кандидатами напрямую. Более того, мифы о «пророссийском бандите» Януковиче и «прозападном националисте» Ющенко укладываются в совершенно абсурдную, но столь же явно ощутимую реальность. Впрочем, судите сами...

В середине сентября один из высокопоставленных чиновников МВД в течение двух часов убеждал меня, что власть готова пойти на все, вплоть до кровопролития, чтобы обеспечить избрание Януковича. Его монолог был тем более интересен, что этот же генерал намекал на возможность физического устранения одного из кандидатов еще до «болезни» Ющенко. В канун первого тура столицу захлестнула волна слухов о шахтерах, якобы получивших открепительные талоны, чтобы голосовать в Киеве. 28 октября (за три дня до голосования) министр обороны Александр Кузьмук провел парад на Крещатике, а министр внутренних дел Николай Билоконь посоветовал не выходить в день выборов на улицу.

В первых числах ноября появилась информация о давлении на председателя ЦИК Сергея Кивалова и вмешательстве президентской Администрации в подсчет голосов. 7 ноября Виктор Ющенко начал мирную мобилизацию населения «Народ не здолати!», приурочив ее к мифическому празднику (судя по потерям советских войск — к трагедии) освобождения Киева от фашистов. Днем позже источник в СБУ сообщил о якобы готовящихся к 21 ноября взрывах в Луганске..

Не хотел бы уподобляться «древней-древней бабке», ретранслируя еще один миф — силы, которые в одинаковой степени не устраивает президентство любого из Викторов, могут пойти на все, вплоть до кровопролития (к нему, по словам компетентного спецслужбиста, общественное мнение уже готово), чтобы сорвать выборы и продлить президентство пока еще действующего Президента. А потому позволю себе крамольный вывод: Украина — не демократическое государство, где действующая власть или оппозиция (если не говорить об отдельных представителях власти и оппозиции) представляют интересы нации. Поэтому интересы нации должна представлять сама нация. Это значит, что избиратели, в первом туре подверженные фактору страха гражданской войны, должны осознать всю глупость фобий в такой ситуации. Не стоит идти на поводу у политтехнологов, на всякий случай готовящих общественность к мысли о том, что Кучма все-таки лучше гражданской войны. Надо найти в себе силы и смелость проголосовать разумно, руководствуясь не страхом и навязанной мифологией, а собственным разумом, который в такой незначительной степени использует каждый из нас.

Контракты №46 / 2004


Вы здесь:
вверх